О поведении в гостях

Сережка, даже в общаге, даже в Пантюхинской мастерской, умеет создать вокруг себя оазис поистине английской чистоты и комфорта, не должно вводить вас в заблуждение на его счет.

Помните, люди: Сережка – овен, да еще и огненная лошадь. Еще он – самый крутой авангардист и беспредельщик нашего факультета, а по мнению Ветренки: «Сволочь! Сволочь! Сволочь вонючая!».

«Он просто не гадит там, где живет!» - скорчив гримасу, выплевывает Наташка. Их дружба – вообще, гремучая смесь из ненависти, обожания и соперничества. Что делать: овен и лев. Хотя, с другой стороны – два сапога – пара: куда они друг без друга. «Поверь: с чужой собственностью, как и с чужим чувством собственного достоинства, так, как со своими, Струнов церемониться не будет!»

Яркий пример. Вчера был День Рождения у Оксанки Твардовской из Наташкиной группы. Барменталь, кстати, считает ее воплощением женского идеала. Когда Лаврентий о ней говорит, у него руки трясутся, и глаза закатываются вверх: просто экстаз святой Терезы. Ну, вы же знаете: я – не завистливый человек, и если какая-нибудь девушка, по-моему, красива, то я так прямо и скажу. Но в Оксанке – никакого идеала я не вижу. Да – блондинка, с тонкими чертами лица и тонкой костью, щечки нежно розовые, глазки – серо-голубенькие. Но ведь – пустое место – ей-богу! Ни чувственности, ни темперамента, ни обаяния… Наверное, прав Белоногов – мужская психология для меня – темный лес.

К тому же, как художник Твардовская – не художник, в педагоги – вряд ли пойдет ( «детям сопли вытирать?»). Что она вообще здесь делает? Ведь всем известно, что ее папа с мамой, банкиры, давно уже подготовили ей теплое местечко с персональным калькулятором и кипятильником. Будь она парнем, можно было бы подумать, что она скрывается от армии. Впрочем, я отвлекаюсь.

Так вот: день рождения. Пригласили всю группу. Прямо домой. Икра, шампанское. И эта самая группа в качестве бесплатного развлечения.

Клоунов позвали. Медведей дрессированных. Давайте, давайте посмотрим, как они нас развлекут, эти художники. Они такие забавные!

Сережка их развлек. Когда выпил.

Говорят, он качался на люстре. А начал с того, что поднял тост за то, что все банковские служащие – говно. Потом он еще сорвал со стены ковер и под ним, прямо на обоях нарисовал вареньем танк. Играл во что-то вроде городков, в качестве кеглей используя хрусталь из серванта, а в качестве биты местного кота. Дрессировал видеомагнитофон. А уходя, сказал: «Это не дом, а дурдом какой-то. Я к вам больше не приду».

А ко мне домой на день рождения они с Ветреной съездили без всяких эксцессов. Маме Струнов понравился: она сказала, что Сережка – очень интеллигентный человек. Я, конечно, верю Ветрене, она с Серегой с первого курса дружит, и, возможно, когда-нибудь он и обидит меня, только все равно считаю: Струнов - очень воспитанный и чувствительный. «А мы у вас ночью из холодильника продукты таскали и жрали!» - признается в ответ на мою оду в защиту Сереги Наташка. «Есть же хотели,» - жму плечами я. Мне ли не понимать. И мама так же сказала: «Есть же хотели». Она ведь у меня тоже была студенткой. Нашего же худграфа.

продолжение следует