Орбит без сахара (новеллизация)

Коменда говорила, а я с удивлением осознавал, что не трогают меня эти смехуечки совсем. Что они ничто по сравнению с пустотой комнаты. Не то, чтобы я прямо горе какое-то испытывал, скорее ошеломление. Так бывает в конце фильма, когда режиссер вдруг решает сделать "как в жизни" и приляпывает плохой конец. Такой шок какой-то. Ощущение нелепости и случайности. Что-то вроде осознания, что между тобой и космосом жалкие 120 км атмосферы. Два часа на автобусе. Такая хрупкость всего. Романюк сделал подлость, я сделал глупость, и вот в моей жизни уже нет хорошего человека. И комнаты этой нет, в которой ночью прозрачная штора на окне танцевала тревожные танцы. Мне захотелось вдруг посмотреть, остались ли одуванчики на подоконнике в банке. Или она их просто выплеснула за окно, а банку, полезный предмет, с собой забрала. Задумался, очнулся, услышав, что коменда сказала знакомое имя. Хотя и не совсем знакомое, я привык только к "Елена Сергеевна" или "ЕС"

- Так что уехала Леночка. Как ты ушел, она мне все рассказала. Сидели с ней. Кумекали. Раскрутили это грязное дело. Но все равно она уехала. Куда? Ума не приложу. Домой ей не вернуться. У нее там родители и сестра с двумя детьми в двушке. Некуда. На работе сейчас мало где общагу дают… Снимать ей без зарплаты не на что. Да и цены сейчас такие, что не наснимаешься. С мужиком ради жилья она жить не будет, не такой человек. Я ей сказала: оставайся, не дам тебя выгнать. А она говорит: Нет. Не хочу в коридоре с ними, со всеми сталкиваться.. - похоже, коменда просто печально рассуждала вслух сама с собой, не думаю, что я это удостоился разговора со мной, как с человеком. Раньше она, по крайней мере в подобном не была замечена. Однако нет - Ох, Родионов. Аркашка - дерьмо известное. А тебя я за человека держала. - Еще, блин, один шок… - Ты ведь о ней и не думал, наверняка? Самолюбие свое раненное жалел только? Короче все. Понаехали Ленкины байкеры, похватали шмотки и адье.

- Ккакие… байкеры?! - такое ощущение, что в тот момент, когда я поймал ключи с хрустальным шариком брелока, я переместился в какое-то другое, параллельное измерение, настолько все непонятно и непривычно стало для того, в котором я жил раньше.

- Уууу… Не врала Ленка. Точно не спала она с тобой. Ничего ты о ней не знаешь.

… Окончательно пришли лето и каникулы. Гудрон на крышах поплавился и его постоянно приходилось сдирать с кроссовок.

Потребность толи поблагодарить ЕС, толи попросить у нее прощения саднила внутри, как полузажившая царапина.

Где ЕС жила теперь, где работала, даже в этом ли городе - никто не знал.

Свои аккаунты в соцсетях она снесла подчистую.

В конце концов я выпросил у коменды адрес ее предыдущей прописки, где вроде бы до сих пор живут ее родители и впервые в жизни написал письмо ручкой по бумаге, запечатал в конверт, приклеил марку и бросил в почтовый ящик.

Наверное, этого мало. Наверное, это глупо.

Но еще глупее то, что иногда я ловлю себя на том, что жду ответа.

Конец книги 1.

эпизод 43

начало новеллизации

предыдущий эпизод

продолжение следует)