Как "Экзегеза падения" Али Тяпиной себе раму нашла

"Экзегеза" оказалась в Космопорте и долго выбирала себе раму: в Домовом и Галамарте не было рам её размера, в Ашане было только три, в Леруа Мерлен был богатый выбор: розоватые, канареечные, мажента, цвета молоденькой травки, но ни в одной из рам она не чувствовала себя комфортно, потому что цвета рам начинали диктовать свои условия, и лишь в Леонардо нашлась та рама, которая ей подошла по цвету и размеру. "Экзегеза" была невзыскательна и не настаивала на паспарту. Как приличная картина она была бы только рада паспарту, но мой прошлый опыт подсказал мне, что, пока я буду выбирать и подгонять паспарту (это может длиться годами), картина так и не будет повешена на стену.

Прекрасная автор картины объяснила мне название картины, как она его понимала, но я взяла её не из-за названия, меня привлёк сюжет, и я видела в картине совсем другие смыслы. Я видела, что в окружении приборов и с этой рыбой цветовой круг становился тарелкой, причём, невидимый гость начал свою трапезу с головы рыбы, но почему-то встал и вышел, небрежно бросив нож, даже не заметив, что режущая кромка ножа смотрит вовне, а не обращается к тарелке.

Убери с картины рыбу и приборы, и сразу исчезает назначение цветового круга как тарелки - остаётся только цветовой круг на чёрном фоне в окружении магической фразы и подписью автора. Если же убрать сам цветовой круг, то останется лежащая на чёрном лаковом столе рыба с приборами, и опять же вышедший за газетой - на чём-то же надо есть рыбу- человек, но мне сразу ясно, что он у себя дома, в то время как с тарелкой трапеза происходит в каком-то более претенциозном месте.

Когда я подбирала раму к этой картине, я пробовала разные цвета: и чёрный, и белый, и все оттенки радуги, но каждый раз, когда я выбирала яркое обрамление, цвет на картине, который поддерживала рама, вдруг начинал заявлять: "Я победил!". Приходилось отметать этот вариант, и только в случае с выбранной рамой цвет заявил: "Я тут просто рядом постою". Он не мешал, не давил, не побеждал, не указывал другим цветам, как им сиять, короче, он победил без всяких заявлений о себе.