Меня избавили от пятна как у Горбачева,а бабушка забрала к себе жить.

Через несколько дней на моем животе и на лбу появились маленькие синие пятнышки. Они имели неровные края.

Когда мама их трогала я не выказывала недовольства, но это было очень странно.

Педиатр тут же отправил меня с мамой лечь в больницу, чтобы сдать все необходимые анализы и выяснить природу пятен.

Оказалось, что у меня капилярная гемангеома.

Чтобы было понятно о чём речь, вспомните пятно на лбу Горбачева.

Ровно в один месяц мне провели манипуляцию по удалению этих пятен.

Их просто прижгли. Мама говорит, что я орала так, что вся больница сбежалась узнать что случилось.

Моя маме в это время металась по коридору, так как в операционную её не пустили.

Одна медсестра увела её в ординаторскую и там заставила выпить чаю и отвлекала мою маму разговорами.

Наконец, меня всю красную от крика и иногда всхлипывающую, отдали маме.

Заживали ожоги сравнительно недолго, всего недели две. Мазали их обычной зеленкой.

Как раз в это время приехала моя бабушка, мамина мама. Она хотела посмотреть на меня и узнать как мои родители умудряются учиться с маленьким ребенком на руках.

В результате этого визита, было решено отдать меня бабушке и деду на воспитание, пока родители не закончат институт.

Через две недели, все документы были готовы и я двухмесячная, улетела с бабушкой в Магаданскую область, в поселок Кадыкчан.

На дворе был 1982 год, февраль месяц.

Жизнь моих бабушки и деда, их младшего сына полностью изменилась, теперь у них был младенец.

Моей бабушке было 37 лет, а деду 41 год. Моему дядьке, маминому младшему брату было пятнадцать лет.

В посёлке никто не верил, что я внучка, все думали, что бабушка съездила на материк, родила меня там и вернулась назад. Вот так!