Западный мир идёт на поправку [24.11.2016]

Трамп победил. Политическая элита РФ облегчённо выдохнула – последний бой откладывается.  О том, что для нас, простых русских людей, счастье от победы того или иного кандидата в президенты США в любом случае сомнительно я уже писал. В этой статье речь пойдёт о новых веяниях западной политической жизни, проявляющихся всё более отчётливо.

Ещё вчера позиции левых партий и движений в западном мире были незыблемы. Гуманистические идеи неомарксистов на долгое время серьёзно увлекли европейских и американских обывателей. Утопичное представление о достижении всеобъемлющей любви (толерантности) доводило общество до абсурдных крайностей, когда ведущие политики западных стран чуть ли не в обязательном порядке были вынуждены заявлять свой интерес к правам меньшинств, дабы не стать Гитлером в глазах строго бдящих за публичным полем левых СМИ. В околонаучной социологии процветали теории мирового угнетения. В роли угнетателя – белый гетеросексуальный мужчина, угнетённых – меньшинства всех цветов и индивидуальных предпочтений. Европа была почти целиком поглощена различными сортами левых сил.

Я не пытаюсь подвергнуть идеи гуманизма, пусть даже в весьма противоречивом прочтении левых, сомнению. Постыдно было бы осуждать благое стремление новых марксистов к всеобщему равноправию и к низвержению человеческих предрассудков. Однако, любая борьба за идеалы дискредитируется, когда она приобретает вид перманентной истерики и навязывания большинству общества чувства вины за прошлые или вовсе выдуманные прегрешения перед абстрактными «угнетёнными».

До современных левых вообще очень сложно достучаться, они всё ещё обитают в середине XX века, тогда как на дворе уже новое столетие. В цивилизованном мире женщины давно эмансипированы, темнокожие могут реализовать себя в современном искусстве или стать ведущими политиками в своих странах, Европа свободно предоставляет мигрантам из неблагополучных стран пищу и кров, а флаг ЛГБТ победно реет  возле главного офиса «Apple». Идеи борьбы против угнетения человека человеком по внешним или гендерным признакам актуальны разве что в мусульманских странах, а также странах Африки.

Однако, левые деятели не спешат сворачивать привычный дискурс. Более того, они решительно усиливают идеологический натиск. Это парадоксально, но чем больше прав и привилегий получают меньшинства, тем больше сгущаются краски и растут упрёки к «привилегированным» социальным группам. Призывы левых а-ля: «Будь толерантнее, ублюдок-угнетатель!» приобретают всё более агрессивные и навязчивые формы. Право личности на свободу слова и мысли замещается угрожающими требованиями к самоцензуре, дабы представитель большинства ненароком не мог оскорбить чувства тех или иных меньшинств. Пресловутая стрелочка угнетения медленно, но верно, поворачивается в обратную сторону.

Ещё не так давно многие смеялись над «новыми» гендерами, которые причудливым образом менялись в рамках одного человека. Кто-то шутил над радикальными феминистками, кричащими о своей хронической ущемлённости. Кто-то крутил пальцем у виска,  когда, в угоду толерантности, словосочетания «мать и отец» заменялись антиутопичным новоязом «родитель №1 и родитель №2». Однако, когда само понятие белого цис-гендерного мужчины стало приближаться к ругательству, свободу слова стала накрывать тёмная туча политкорректности, а взрывоопасные мигранты со своими архаичными «культур-мультур» заполнили города – лоск левой идеологии для западного обывателя стал тускнеть, а то и вовсе сходить на нет. Европейский избиратель стал критичнее относиться к левому популизму и обратил свой взор на правый фланг. Безусловно, что европейские и американские интеллектуалы, промышленники, средний класс и,  представляющие их интересы, правые политики, не могли не готовить свой реванш, однако, они вряд ли предполагали, что процесс «разлевачивания» масс будет происходить так стремительно.

Франция, ещё недавно шедшая в авангарде левой Европы, стремительно правеет. Социалист Ф. Олланд, чьи президентские полномочия подходят к концу, с рейтингом в 4% уже стал самым худшим президентом в истории Франции. Инициированные им 75%-й налог на прибыль для обеспеченных слоёв населения и легализация однополых браков резко усилили социальный протест внутри страны, а мигрантские погромы и участившиеся теракты ознаменовали собой провал миграционной политики его правительства.
Его деятельность на посту президента существенно ускорила правый поворот французского общества. Символично, что на региональных выборах 2015 года левым коалициям пришлось задействовать все свои политические и информационные ресурсы, чтобы противостоять единственной партии, некогда полумаргинальному, а ныне уверенно набирающему ход, «Национальному Фронту». И уже на выборах 2017 года оба главных кандидата в президенты правые политики: националистка Мари Ле Пен («Национальный фронт») и консерватор Франсуа Фийон.

Успех «Национального фронта» во Франции не стал чудесной неожиданностью, он лишь подтвердил существующий в европейской политической жизни тренд. Очевидный провал политики мультикультурализма, ностальгия по традиционной христианской Европе и растущий евроскептицизм европейцев успешно используются правыми для достижения своих политических целей. Во многих странах ЕС они уже представлены во власти, за примерами далеко ходить не потребуется. Традиционалисты из движения «Истинные Финны» являются второй по популярности политической силой Финляндии, в итальянском парламенте прочно держится национал-демократическая партия «Лига Севера», в Австрии третье место на последних парламентских выборах заняли консерваторы  из  «Партии Свободы». Даже в Германии, где, по исторически сложившимся причинам, правым партиям любого толка сложнее бороться за власть,  уже сформировался весь спектр представителей правых идеологий, начиная от умеренных консерваторов из партии «Альтернатива Германии», заканчивая близкой к ультраправым «Национал-демократической партии Германии».

Пока на Родине И. Гёте и Ф. Ницше радикальные партии все ещё не могут выйти за рамки статуса политических маргиналов, в иных странах Европы они уже заседают в парламентах. Скандально известная венгерская партия «Йоббик», не первый год шокирующая приличных европейских обывателей своей антииммигрантской и антицыганской риторикой, получила неслыханное для партии крайнего толка количество голосов, заняв третье место на выборах в парламент. Их не менее одиозные и даже более радикальные коллеги из партии «Золотая Заря» преодолели выборный барьер в Греции. Из этого преждевременно делать вывод о том, что либеральная Европа переодевается в чёрную униформу и ждёт с распростёртыми объятиями неонацистов и радикалов. Очевидно, что ультраправые партии всего лишь успешно аккумулируют протестные настроения европейцев против того, чем левые политические силы последние десятилетия терзают Европу.

Так как в XXI веке Европа не является единственным политическим центром, события внутри неё не формируют мировой тренд. В наши дни эта почётная функция у Соединённых Штатов Америки. Именно в США идеи мультикультурализма, политкорректности и борьбы за права меньшинств развивались наиболее последовательно. Казалось, что естественным продолжением первого темнокожего в президентском кресле станет первая женщина – Хиллари Клинтон. Тем более, что её главным противником был республиканец (шок!) традиционных взглядов Дональд Трамп.

Как и в случае с европейскими правыми, против «идеологического врага» были мобилизованы все левые издания, телеканалы, блогеры и общественные деятели. Эти господа старательно навязывали обществу утрированный негативный образ Трампа: гомофоба, сексиста, расиста и просто неприятного человека. К удивлению многих политтехнологов, Трамп не пытался бороться с навязываемыми клише. Напротив, он фактически потворствовал закреплению за ним характеристик, которые ещё пару лет назад стали бы смертельным приговором для любого западного политика. Вопреки всем прогнозам, пропаганде и истерике левых Трамп был поддержан американцами, одержав сенсационную победу в президентской гонке.

И если успехи европейских правых - это пока ещё лёгкий бриз на несильно волнующемся море, то успех нерукопожатного Трампа  в США можно сравнить со сдвигом тектонических плит мировой политики. Он доказал, что строить свою предвыборную кампанию на идеях ограничения въезда для мигрантов из нежелательных стран и на поддержке института традиционной семьи, игнорируя протесты привыкших требовать к себе особого отношения меньшинств – актуально. Простая, казалось бы, мысль о том, что интересы общества и государства должны быть выше страха политика быть обвинённым в неполиткорректности была реабилитирована Трампом в глазах всего мира.

Отдельной строкой стоит отметить, тот факт, что победа далась Трампу вопреки давлению СМИ, почти единодушно агитирующих за Клинтон. А это значит, что самосознание и политическая самостоятельность американского избирателя на сегодняшний день находится на качественно высоком уровне – на зависть остальным демократиям. Конечно, в нового президента США ещё долго будут лететь копья с ядовитым наконечниками. Кто-то даже продолжит настойчиво подвергать сомнению его победу, находя оправдание этому «недоразумению» в деятельности неуловимых русских хакеров или пьяных американских реднеках, которые не поняли за кого голосовали. Однако, спорить с реальностью можно до бесконечности, она от этого не изменится. Победа Трампа – это новый тренд, новые правила игры и обновлённый западный мир.

***
Казалось бы, имеет ли значение для нас, жителей далёкой холодной России, деятельность левых/правых в Европе и США? Очевидно, что имеет. Мир меняется, меняемся и мы, хоть и несколько подзадержались на переходном этапе развития. Как рухнула Берлинская стена в своё время, так и канет в лету постсоветская имитационная политика в нашей стране. И когда на смену ей придёт политика реальная – появятся настоящие левые (а не КПРФ и «Яблоко») и настоящие правые (а не ЛДПР и «Парнас»), нам будет очень важно понимать, кто есть кто и по какому пути идти, чтобы не проиграть. Ошибки и успехи западных демократий – всё это потребует нашего тщательного изучения.

Нам будет важно понимать, почему социал-демократическая утопическая Европа оказалась намотана на колёса грузовика реальности. Нам будет важно знать, как не допустить фрустрации избирателей до стадии крайних форм выражения политической позиции – голосования за радикалов. Нам будет важно добиться того, чтобы профессиональные качества и интеллект человека стали более востребованной характеристикой человека в обществе, нежели его причастность к тем или иным меньшинствам.  Как только мы вооружимся этими знаниями, а также терпением и волей к победе, мы сделаем Россию великой вновь!