"Я больше не сержусь на тебя, мама!" Как "Родные люди" помогают усыновленным детям простить предательство и полюбить новую семью

31.07.2018

Людмила Дрик

Татьяна и Олег усыновили Женьку, когда ему было два с половиной года. Кроха, которого на улице принимали за годовалого ребенка, ничего не помнил о своей прежней жизни. Но в четыре вдруг начал задавать неудобные вопросы: «Я был у тебя в животике, мама?», «А где мои детские фотографии?» В Беларуси существует тайна усыновления: новые родители могут изменить ребенку не только ФИО, но даже дату рождения — чтобы защитить семью от назойливого любопытства посторонних. Но стоит ли скрывать тайну усыновления от самого ребенка? Жить, как на пороховой бочке, прятать свои чувства и воспоминания малыша? Психологи Центра поддержки усыновителей «Родные люди» уверены: ребенок имеет право знать всю правду. И помогают детям сложить пазл своей истории, потому что спрятанное прошлое, рано или позно, все равно догонит. И последствия могут быть самые страшные.

— Женька всегда был очень серьезным, вдумчивым ребенком, — вспоминает Татьяна(по этическим причинам имена героев изменены). — Ему было четыре года, когда в какой-то передаче по телевизору увидел беременную женщину и вдруг спросил у меня: «Мам, а ты меня из своего животика родила или я появился на свет по-другому?» Я так растерялась, что даже не нашлась с ответом. Сказала что-то вроде: «А как бы тебе хотелось?» Его ответ был не по-детски серьезным: «Мне бы хотелось, чтобы из животика, но мне кажется, что я появился как-то по-другому».

Часто усыновленные дети испытывают недоверие к людям. Причем в первую очередь — к самым близким: к родителям-усыновителям. Дети чувствуют, что им что-то недоговаривают, скрывают от них важную информацию о их рождении, о значимых жизненных обстоятельствах. Поэтому так важно разобраться в прошлом с помощью психолога, чтобы это недоверие не перешло во взрослую жизнь.Фото: Сергей Гапон, Имена
Часто усыновленные дети испытывают недоверие к людям. Причем в первую очередь — к самым близким: к родителям-усыновителям. Дети чувствуют, что им что-то недоговаривают, скрывают от них важную информацию о их рождении, о значимых жизненных обстоятельствах. Поэтому так важно разобраться в прошлом с помощью психолога, чтобы это недоверие не перешло во взрослую жизнь.Фото: Сергей Гапон, Имена

При усыновлении Татьяне с Олегом сказали, что ребенку стоит рассказать правду о его рождении, когда он начнет интересоваться этой темой. Но как вот так с бухты-барахты скажешь четырехлетнему малышу, что он — не твой родной ребенок?

Очень скоро пришло время и для других вопросов. «Мама, а где мои детские фотографии?» — однажды спросил Женька. По семейной легенде, старые фотоальбомы затерялись при переезде или остались где-то у бабушки. Со съемной квартиры в новую семья переехала уже вместе с ребенком, так что у соседей никаких подозрений не возникло. Какое-то время Татьяна и Олег боролись с малодушным желанием оставить все как есть. Женька — их ребенок, они его любят и сделают все для того, чтобы он был счастлив. Даже собаки признали его своим!

— Когда мы забирали Женьку из детского дома, в нашей квартире жили два взрослых лабрадора. Естественно, когда он первый раз зашел в квартиру и увидел этих двух «лошадей», испугался и закричал. Но «девчонки» такие молодцы: они его постепенно сами к себе приучили! — наперебой рассказывают Олег и Татьяна. — Сначала Женька стоял у себя в комнате, мы тихонько приоткрывали дверь, а собаки смотрели на него из коридора. Он бросал им мячик, а они катили его обратно. И потихоньку сокращали расстояние. Проходя мимо Женьки, невзначай потрутся о его ногу. Смотрим вместе мультик, а собаки по очереди проходят мимо, каждая — р-раз! — лизнет его быстро и выйдет. Он даже не успевал испугаться, — а собак уже нет. Так за две недели и привык!

Поначалу Женька боялся собак, но они помогли ему влиться в новую семью. Фото: Сергей Гапон, Имена
Поначалу Женька боялся собак, но они помогли ему влиться в новую семью. Фото: Сергей Гапон, Имена

Сейчас Женьке 12 лет, и он просто обожает животных и мечтает стать ветеринаром. Кроме двух собак, в доме живут попугай Кеша и черепаха, которую продавала у выхода метро цыганка. Женька заглянул крохотной черепашке в глаза — и отказался уйти без нового питомца.

 «Узнав, что он усыновленный, Женька прямо просветлел!»

Соблазн оставить все как есть и сохранить тайну усыновления был сильным, но Женька рос и задавал новые вопросы, а временами родители ловили на себе его неуверенные взгляды — словно он хотел о чем-то спросить, но не знал, как. Тогда Татьяна и Олег все-таки позвонили психологу Ольге Головневой, которая работала в Национальном центре усыновления, а позже придумала проект «Родные люди», призванный помогать усыновителям. И она предложила поработать с Женькой по методике, которую давно и успешно используют за рубежом: создать вместе с усыновленным ребенком его Книгу жизни.

— Это не единственно возможный и не для всех обязательный путь, — говорит Ольга. — Но он признан наиболее эффективным, когда речь идет о преодолении целого ряда типичных психологических проблем усыновленных детей. В большинстве случаев это недоверие к людям, причем в первую очередь — к самым близким. Это и неверие в себя, в свое право на счастливую жизнь, на свои переживания и воспоминания. А также страхи, связанные с неконтролируемыми переменами и перемещениями в жизни ребенка, игнорирование своих и чужих чувств и переживаний, ощущение «оторванности» от корней. В поведении ребенка могут проявиться агрессия и самоагрессия, даже ложь и воровство как отражение украденной взрослыми личной истории.

Если ребенок узнает информацию об усыновлении не вовремя, это может вылиться в трагедию. В подростковом возрасте он может «сорваться с тормозов». 
Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Если ребенок узнает информацию об усыновлении не вовремя, это может вылиться в трагедию. В подростковом возрасте он может «сорваться с тормозов».  Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Книга жизни — это не просто альбом с документами и фотографиями, подчеркивает психолог. На встречах ребенку помогают восстановить и соединить в одну цепочку те этапы в жизни, которые он не помнит или помнит отдельными фрагментами.

— К сожалению, память усыновленного ребенка хранит не самые светлые эпизоды, поэтому таким детям сложно выстроить позитивную самооценку.

— Ольга Сергеевна сказала, что гонцов, приносивших дурные вести, в прежние времена казнили, — с улыбкой вспоминает папа Олег. — И что пусть лучше этим гонцом станет она. Если Женька испытает сильные негативные чувства при этом известии, пусть они выльются на психолога, а не на родителей. Но, честно говоря, новость о его усыновлении принесла сыну огромное облегчение. Словно он долго и мучительно о чем-то думал, а тут у него в голове пазл сложился. Он прямо просветлел!

На первый взгляд, в Женькиной истории мало светлых пятен. Его биологическая мать была ВИЧ-инфицированной, знала о своем диагнозе и отказалась от Женьки прямо на родильном столе. Из роддома малыш прямиком отправился в дом малютки. О том, что женщина родила мальчика и бросила его в роддоме, не знали даже ее домочадцы: пожилая бабушка и дядя-алкоголик.

Для ребенка важно знать и видеть достойный облик своих предков.

Чтобы сообщить ребенку сведения о его рождении, жизни до усыновления и кровных родственниках — нужно как минимум их знать. Зачастую усыновителям приходится собирать информацию по крупицам, проводить настоящее детективное расследование. Роль помогающего специалиста в этом процессе бесценна. Люди часто теряются, не знают, какие шаги предпринять, где найти нужный документ, какие вопросы задавать. Психолог может быть посредником между усыновителями и биологическими родственниками, если и те, и другие пока не готовы к общению.

Часто усыновленным детям кажется, что они родились иначе, не как другие. Поэтому вместе с психологом ребенок разыгрывает сценки: например, замеряют вес, равный его весу при рождении. Сам ребенок пробует поднять этот вес на руки, приносит родителям: «Мама, подержи! Вот какой я был, когда родился!» В Книге Жизни лежит ниточка — рост ребенка при рождении. Важно, что ребенок не просто понимает все умом, но и ощущает, проживает это при помощи своих чувств.
Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Часто усыновленным детям кажется, что они родились иначе, не как другие. Поэтому вместе с психологом ребенок разыгрывает сценки: например, замеряют вес, равный его весу при рождении. Сам ребенок пробует поднять этот вес на руки, приносит родителям: «Мама, подержи! Вот какой я был, когда родился!» В Книге Жизни лежит ниточка — рост ребенка при рождении. Важно, что ребенок не просто понимает все умом, но и ощущает, проживает это при помощи своих чувств. Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Главная цель Книги жизни — дать ребенку убежденность в том, что он рожден, как все люди, что его появление — это счастье и радость. И найти в его личной истории то, на что ребенок сможет опираться в своей дальнейшей жизни.

— Однажды мне довелось разыскать кровную бабушку усыновленного ребенка, — вспоминает Ольга Головнева. — Несмотря на всю неприглядность обстоятельств и состояния, в котором мы нашли эту женщину, было и кое-что светлое. Она показала нам семейные фотографии, на которых был и прадед-фронтовик, и прабабушка-красавица. Открытые, умные лица, бережно сохраненные портреты. Это так важно для ребенка — знать и видеть достойный облик своих предков. Мы пересняли и сохранили эти фотографии для него.

«Я больше не сержусь на тебя, мама…»

— Для усыновленных детей характерна так называемая «первичная травма», причина которой — жесткий разрыв связи с кровной матерью сразу после рождения, — рассказывает психолог «Родных людей» Евгения Пронь. — Последствия этой травмы часто проявляются в том, что ребенок ощущает себя изначально плохим, «ущербным», не достойным счастья, не верит в свою нужность и ценность. Отсюда могут расти и проблемы поведения, и трудности контактов с другими людьми, и самоповреждения, и нарушения здоровья… Поэтому важнейшая задача психолога и родителя в работе над Книгой жизни — переписать эту матрицу, дать ребенку иную интерпретацию произошедшего. Чтобы ребенок пере-прожил свое рождение — как космическое чудо!

Когда ребенок узнает правду, «пазл становится на место». Он сразу становится более радостным, «светлеет». 
Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Когда ребенок узнает правду, «пазл становится на место». Он сразу становится более радостным, «светлеет».  Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Вместе с психологом Женька начал вспоминать и заново переживать свое рождение. На одной из страниц его Книги жизни его рукой вписано имя его биологической мамы. Рядом в отдельном квадратике стоит точка: таким он был, когда появился в ее животике. А внизу кривоватыми детскими буковками красным фломастером выведено трогательное послание: «У меня все хорошо. Надеюсь, что у тебя тоже все хорошо. Я на тебя больше не сержусь».

Какие факты ребенку можно сообщать, а какие не стоит — вопрос серьезных размышлений для родителей и специалиста. Создавая Книгу жизни, Женька узнал, что его биологическая мать была неизлечимо больна, но что это за болезнь, ему не объясняли. Специалист буквально лавирует на лезвии ножа: с одной стороны — история должна быть максимально честной и понятной малышу, с другой — не стоит преподносить факты, которые ребенок в силу возраста просто не сможет понять и переварить.     

Усыновленный ребенок испытывает страх, связанный с неконтролируемыми переменами и перемещениями. Такие дети из роддома попадают в дом малютки, из дома малютки — в детский дом, иногда в больницу. То есть их перемещают безо всякого предупреждения, вокруг них меняются люди — например, увольняется и исчезает навсегда хороший воспитатель. Для детской психики такие перемещения очень травматичны. Ведь ребенок не знает, чем они вызваны, и отрывается от знакомых людей.
Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Усыновленный ребенок испытывает страх, связанный с неконтролируемыми переменами и перемещениями. Такие дети из роддома попадают в дом малютки, из дома малютки — в детский дом, иногда в больницу. То есть их перемещают безо всякого предупреждения, вокруг них меняются люди — например, увольняется и исчезает навсегда хороший воспитатель. Для детской психики такие перемещения очень травматичны. Ведь ребенок не знает, чем они вызваны, и отрывается от знакомых людей. Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Узнав, что он был усыновлен, Женька сказал Татьяне: «Значит, ты не моя мама, раз я не был у тебя в животике…»

— Мне стало очень грустно, — вспоминает Татьяна. — Но он стал такой ласковый, постоянно обнимал меня и целовал. Видно, что у него внутри что-то происходит. Хорошо, что он был рядом с нами и не боялся задавать вопросы. Страшно представить, что было бы, если бы он узнал об усыновлении случайно, а рядом не было любящих людей…

Усыновленные дети часто закапывают, как бы «хоронят» в песок фигурки, символизирующие значимых людей из прошлого. Или разыгрывают сценки, которые могли бы произойти в реальности. Одна девочка слепила биологическую и теперешнюю маму. И теперешняя мама как бы подошла к биологической и сказала: «Спасибо тебе за такую хорошую дочь!» Мама, услышав об этом от психолога, плакала: «Моя дочь мудрее меня! Я вообще не знала, как мне относиться к этой женщине, которая родила и бросила своего ребенка!»
Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Усыновленные дети часто закапывают, как бы «хоронят» в песок фигурки, символизирующие значимых людей из прошлого. Или разыгрывают сценки, которые могли бы произойти в реальности. Одна девочка слепила биологическую и теперешнюю маму. И теперешняя мама как бы подошла к биологической и сказала: «Спасибо тебе за такую хорошую дочь!» Мама, услышав об этом от психолога, плакала: «Моя дочь мудрее меня! Я вообще не знала, как мне относиться к этой женщине, которая родила и бросила своего ребенка!» Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Теперь Олег и Татьяна уверены в том, что счастливая семья — это семья без тайн и скелетов в шкафу. Потому что даже самый маленький ребенок, усыновленный в раннем возрасте, смутно помнит другую жизнь. Но он не может встроить их в свою жизнь, если родители о чем-то умалчивают и недоговаривают. Как-то однажды, уже после составления Книги жизни, Женька с Татьяной ехали по городу, и он вдруг закричал на весь троллейбус: «Мама, а моя первая мама где-то здесь живет, да?» Татьяна прямо похолодела: она уже знала, что биологическая мать Женьки действительно жила в этом районе. Откуда к ребенку пришло это чувство? Как оно прорвалось в сознание?  

Жизнь без страха

Начав собирать информацию о Женькиной жизни до усыновления, Татьяна и Олег обратились в Национальный центр усыновления и узнали, что у него есть родная сестричка Вера. Веру удочерила двоюродная сестра ее биологической мамы. Сейчас семья живет в Канаде.

— Женька очень обрадовался, узнав, что у него есть родная сестричка. Но потом вдруг сильно испугался и выбежал из кабинета психолога, где-то спрятался, — вспоминает Татьяна. — Ольга Сергеевна вышла и говорит нам: «Идите искать!» Оказывается, Женька подумал, что раз у сестрички уже есть семья, то его у нас заберут, чтобы отдать в ту семью.

Девочка разместила «себя» между двух семей — кровной и усыновительской, и в ответ на вопрос психолога, что можно сделать, чтобы ей было хорошо, — проложила между ними дорогу.Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Девочка разместила «себя» между двух семей — кровной и усыновительской, и в ответ на вопрос психолога, что можно сделать, чтобы ей было хорошо, — проложила между ними дорогу.Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Но боялся не только Женька. Взрослые тоже боялись сделать шаг навстречу незнакомцам. Разыскав номер их телефона, Татьяна и Олег целый месяц боялись поднять трубку. А когда наконец отважились, оказалось, что голос не слушается и ноги подкашиваются. Текст сначала записали на бумажке, чтобы не сбиться. Позвонили и оставили сообщение на автоответчике. И стали ждать. Шли дни, недели. Но ответа не было. По другую сторону океана взрослые тоже испугались.

Позже, когда общение с семьей Веры наладилось, ее нынешняя мама Ларисарассказала, что она почувствовала, получив сообщение. Большинство голосовых сообщений на домашнем телефоне в Канаде — рекламные объявления, обычно их стирают, даже не прослушав. Но в тот день, вернувшись домой, Лариса почему-то решила включить автоответчик и прослушать сообщения. Услышав голос Татьяны, оцепенела. Почему-то машинально закрыла все двери и даже задернула шторы. Сердце билось, как сумасшедшее.

Факт усыновления по-разному переживается ребенком в зависимости от этапов его взросления и адаптации в семье. Бывают периоды острого интереса к прошлому, бывает — ребенок категорически ничего не хочет вспоминать и отрицает, что у него особенная история.Иллюстрация: Лилия Худик, Имена
Факт усыновления по-разному переживается ребенком в зависимости от этапов его взросления и адаптации в семье. Бывают периоды острого интереса к прошлому, бывает — ребенок категорически ничего не хочет вспоминать и отрицает, что у него особенная история.Иллюстрация: Лилия Худик, Имена

Теперь семьи общаются — правда, пока только по скайпу. Взрослые разговаривают, а Женька с Верой маячат на заднем плане, за спиной у родителей, улыбаются, перемигиваются и строят друг другу рожицы. Женьке приятно знать, что у нее есть старшая сестра. Он знает, что 14-летняя Вера занимается теннисом и даже ездит на соревнования. Живя в Канаде, она почти полностью забыла русский язык. К счастью, детям не передалась болезнь биологической матери. 

Узнав с помощью психолога тайну своего рождения и познакомившись со своей сестрой, Женька обрел недостающие корни и опору в жизни. На Веру знакомство с братом тоже повлияло благотворно. Девочка успела какое-то время пожить со своей биологической матерью, прежде чем попала в детский дом. Спустя годы жизни в новой семье она все еще чувствовала зияющую рану в сердце, злилась на бросившую ее мать. А когда узнала, что Женька, от которого мать отказалась в роддоме, давно простил ее, тоже отпустила свою злость: «Раз уж Женька ее простил, то и я не буду злиться».

«Как долго я был без машины — прямо как неандерталец какой-то!»

У усыновителей немало проблем. Их основная задача, объясняет Ольга Головнева, принять свою «особенность» на фоне других родителей:

— Несмотря на то, что в большинстве случаев родительский путь общий для всех, у усыновителей есть много задач, проблем и трудностей, с которыми в их обычном окружении никто не встречался. Одних это вынуждает прятаться, скрывать тайну усыновления, пытаться спрятаться от самих себя, игнорировать свои тревоги и вопросы — и пытаться жить «как все». Это с переменным успехом получается, надо сказать. Другие выбирают путь признания особенности своего родительства. Такие родители стремятся получить больше информации, ищут контакта с другими такими семьями. Для них проект «Родные люди» — огромная ценность.

Психолог Ольга Головнева.Фото: Сергей Гапон, Имена
Психолог Ольга Головнева.Фото: Сергей Гапон, Имена

Такие родители не только сами стремятся общаться с другими усыновителями (специально для них «Родные люди» проводят семинары и группы взаимоподдержки), но и помогают своим детям общаться с другими усыновленными детьми. Уже второй год проект «Родные люди» организует детский палаточный лагерь, где юные робинзоны купаются в озере, ловят рыбу и на время забывают про компьютерные игры. Женька провел в этом лагере две недели, а сегодня родители едут его забирать.

В лагере подозрительно тихо. Ну не могут 16 детей и подростков так тихо себя вести! И правда, оказывается, что ребятня сейчас на озере. Не успеваем мы подойти к берегу, как от галдящей толпы отделяется юркий худенький мальчишка и с криком: «Ма-а-ама! Па-а-апа!» — бросается на шею родителям. Чуть не сбивает с ног.

Летом проект «Родные люди» объединяет семьи усыновителей, чтобы вместе провести время в лагере, где взрослые и дети могут весело провести время и обсудить то, что их беспокоит.Фото: Сергей Гапон, Имена
Летом проект «Родные люди» объединяет семьи усыновителей, чтобы вместе провести время в лагере, где взрослые и дети могут весело провести время и обсудить то, что их беспокоит.Фото: Сергей Гапон, Имена

У Женьки все руки и спина в комариных укусах, шея сгорела и облезает. Ему не хочется вылезать из озера, особенно сейчас, когда все ныряют с мостков, а он — с широких отцовских плеч. Но он уже мысленно настроился на отъезд в город, «в цивилизацию». Устраиваясь в родительской машине, восклицает:

— Как долго я был без машины — прямо как неандерталец какой-то!

И тут же начинает расспрашивать родителей о самом главном: «Привезли ли они две пачки чипсов, как он просил? Где планшет? И как там Пашка?»

Фото: Сергей Гапон, Имена
Фото: Сергей Гапон, Имена

Пашка — его младший братик: всего несколько месяцев назад Татьяна и Олег усыновили еще одного ребенка. Курносый ласковый пятилетний малыш с восторгом окунулся в семейную жизнь. И не хочет вспоминать о своей прежней жизни.

— Как я ни пытаюсь разговорить его, расспросить, Пашка словно уходит от старой памяти, — делится папа Олег. — Он такой смышленый парнишка, но кажется, у него в голове все перемешалось. Он считает нас своими родителями, с первого дня начал называть папой и мамой. И пока не хочет ни о чем вспоминать. Но видно, что мальчику категорически не хватало отца. Он постоянно на мне виснет, ему хочется со мной играть, быть рядом.  

— Факт усыновления по-разному переживается ребенком, — объясняет Ольга Головнева. — Бывают периоды острого интереса к прошлому, бывает — ребенок категорически ничего не хочет вспоминать и отрицает то, что у него особенная история.

Книга жизни помогает сложить пазл своей истории

Психологи подчеркивают: если ребенок узнает информацию об усыновлении не вовремя, это может привести к трагедии. В подростковом возрасте он может «сорваться с тормозов» — сбежать из дома, совершить преступление, пойти на самоубийство. Вот почему историю усыновления желательно узнать и «переварить» до этого возраста.

Забрали Любу домой из детдома и чуть не вернули назад. Как «Родные люди» вытаскивают из кризиса семьи с усыновленными детьми

Возвращение Женьки из лагеря — праздник для всей семьи. Стоит войти в квартиру, как начинается кутерьма и кавардак, потому что коридор узкий, а собакам хочется выразить маленькому хозяину свою любовь и нежность. Белый попугай Кеша летает кругами, «приземляясь» то на плечо, то на чью-то шевелюру, и нежным шепотом сообщает на ухо: «Кеша хороший!»

Женька говорит, когда вырастет, хочет стать ветеринаром. Фото: Сергей Гапон, Имена
Женька говорит, когда вырастет, хочет стать ветеринаром. Фото: Сергей Гапон, Имена

Книгу жизни Татьяне удается отыскать не сразу. Когда Женька под чутким руководством психолога создавал ее, ему было всего шесть лет. Тогда эта папка с файлами была самой важной книгой в его жизни. Сейчас он листает странички-файлы без особого волнения и смеется над своими детскими рисунками. Пазл личной истории сложился, раны затянулись и уже не болят. Женьке больше не нужно оглядываться назад. Он смотрит вперед и мечтает о будущем. Как и положено обычному 12-летнему мальчишке.

Родные люди спасают семьи

Каждый год в Беларуси появляется около 600 новых приемных семей. Родители идут на очень важный шаг — они дарят любовь и тепло детям, которые могли всю жизнь провести в детдоме. На сегодня в стране (только вдумайтесь!) 12 тысяч сирот живут в интернатах. По статистике, каждый второй выпускник детского дома совершает преступление, каждый пятый становится бездомным, каждый седьмой совершает попытку самоубийства. Только 16% создают семью. И только 1% получает высшее образование.

Каждая семья, усыновившая ребенка, проходит сложный период привыкания ребенка к родителям и родителям к ребенку. Часто дети замыкаются, обзываются, делают все назло, выматывают все нервы. Конфликты доходят до того, что ребенок находится в постоянном стрессе, а родители теряют веру в себя и опускают руки. Некоторые всерьез задумываются о том, что может быть, ошиблись, может быть, не потянут, может быть, нужно вернуть ребенка в детдом. За последние пять лет произошло около 60 отмен усыновления.       

Страничка из Книги жизни Женьки. Родители рады, что рассказали ему об усыновлении. И благодарны проекту «Родные люди», который помог им стать счастливее.Фото: Сергей Гапон, Имена
Страничка из Книги жизни Женьки. Родители рады, что рассказали ему об усыновлении. И благодарны проекту «Родные люди», который помог им стать счастливее.Фото: Сергей Гапон, Имена

В Национальном центре усыновления работает всего три психолога на все семьи-усыновители. А в социальные центры родители не всегда могут обратиться — боятся, что возникнут вопросы со стороны органов опеки, боятся, что у них могут забрать детей, «потому что не справляются».

Проект «Родные люди» спасает семьи. Здесь дети и родители могут бесплатно получить психологическую помощь и поддержку. Чтобы понять, как принять ребенка как родного. Чтобы знать, что ответить, когда малыш спрашивает: «А кто меня родил, мама?» Чтобы знать, как себя вести, когда сын кричит: «Я вас всех ненавижу!»

Дети и родители ходят на консультации, общаются с другими семьями, где тоже есть усыновленные дети. Опытные усыновители поддерживают новичков, подсказывают, как справлялись со сложными ситуациями. Сейчас «Родные люди» помогают 100 семьям в Минске и Минской области. Команда проекта понимает, что этого недостаточно, нужно расширяться, чтобы в Беларуси появился республиканский центр для всех усыновителей. Такая система работает в Европе: здесь семьи-усыновители знают, что с первого дня усыновления могут обратиться за помощью к профильным специалистам. У нас же на государственном уровне такого системного сопровождения после усыновления пока нет. Спасают «Родные люди».

Как можно помочь

Несколько лет проект держался на энтузиазме. Но для стабильной работы нужна постоянная поддержка, чтобы каждый день, при необходимости, семьи, которые попали в кризис, могли сразу же обратиться к психологам. Чтобы семьи не разрушались, чтобы усыновленных детей становилось все больше.

Найдите моему ребенку маму лучше, чем я. Бывший психолог Центра усыновления о том, как белорусы не готовы усыновлять детей

Мы верим, что счастливые дети могут быть только в счастливой семье. И просим вас поддержать очень важный и нужный проект — «Родные люди».

Нужно собрать 34 605 рублей —  на зарплаты сотрудникам, гонорары внештатным специалистам и накладные расходы. Поддержать проект может каждый из нас. Просто нажмите кнопку «Помочь», выберите разовый платеж или ежемесячную подписку и сумму, которую вы готовы пожертвовать проекту — 5, 10, 15 рублей — кто сколько может, деньги автоматически списываются с вашей карточки.

«Родным людям» нужна поддержка, чтобы другие дети, как Женька, могли с помощью психолога «написать» свою Книгу жизни, оставив в прошлом обиды на родителей, которые их бросили. И полюбить родителей, которые действительно хотят их сделать счастливыми.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 5, 10, 15 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен