Я вернусь

Ох, и напряженные выдались две недельки - не то, чтобы писать, замечать было некогда. Но не об этом сейчас. Потому что заметить пришлось, и не как-нибудь, а внутри собственной головы - во сне.
Сны я, нужно отметить, вижу часто, яркие, интересные, сюжетные, с четкими физическими ощущениями и однозначно понятными эмоциями. Часто падаю или летаю. Особенно люблю летать во сне. И кстати, убеждена, что с ростом моего маленького 158-сантиметрового организма это никак не связано! С чем же тогда? Я еще не разобралась, но заявляю с уверенностью - ощущения удивительно прекрасные. В такие моменты я в полной мере понимаю смысл слова левитация, что бы оно ни значило, и чувствую себя немного круче самого Гарри Поттера, который летать умел всего-то навсего на метле, пусть даже на самой лучшей.
Но о чём это я тут вообще? О сне, который видела сегодня. По сюжету этого приключенческого боевика за мной кто-то отчаянно гнался, а я в стиле Джеймса Бонда старалась затеряться в толпе, использовала одноразовые телефоны, представлялась нелепыми именами и даже украла чьи-то туфли, потому что в какой-то момент поняла, что бегу босиком. Отложим психологический анализ основной сюжетной линии на потом. То, что вспомнилось мне первым в момент пробуждения, так это то, что в этой беготне мне пришлось оставить свою маму. Да, оставить: в центре какого-то неизвестного мне города, неизвестной страны с пакетиком еды и телефоном, номера которого я не запомнила. Ощущение было чудовищное: будто я оставляю ребенка посреди артобстрела. Помню ее растерянное лицо и явную угрозу, которая несмотря на щемящее сердце, заставила меня двигаться. Вперед. От нее. Думаю, что сон не слишком отличается от реальности: все мы - дети - и конечно, лично я в частности, однажды оставляем своих родителей "на скамейках", а сами подрываемся и бежим, кто куда: вперед и вверх, вкось и по наклонной, в карьеру, в новую семью, в свою - самостоятельную - жизнь. И как же славно, если, когда этот трагический момент настает, наши родители всё еще молоды и активны, полны сил и, с сожалением, но без страха, готовы остаться на этой "скамейке" и даже благословить нас в добрый час.

Думаю, что путь этот, однако, весьма цикличен. И бег по нему будет сродни бегу по кольцевой развязке, где на следующем уровне я обязательно снова найду свою маму - вернусь к ней, в конченом счете. Вернусь внуками, заботой, осознанием, что ей больше нельзя быть на "скамейке" одной. Что теперь я хочу и могу заботиться о ней. И верну ей все с лихвой: и любовь, и понимание, и принятие. И туфли. А она улыбнется и скажет: да будет так!