ДЖУЛИЯ КЭМЕРОН «ПРАВО ПИСАТЬ»

«Писать – это лишь один из способов молиться»

ДЖУЛИЯ КЭМЕРОН «ПРАВО ПИСАТЬ»

Бестселлеру «Путь художника» в 2017 исполнилось 25 лет. Терапевтический арт-тренинг для искалеченных душ вот уже четверть века помогает людям обрести духовную свободу и выбраться из творческого кризиса. Книга выдержаланесколько переизданий, а Кэмерон выпустила ещё около десятка работ, которые учат бережнее относиться к творческому началу детей и взрослых.

«Право писать» по форме все тот же печатный тренинг, что и остальные книги Кэмерон. Неделя за неделей автор предлагает растить в душе самоуважение и открывать новые грани таланта. Каждая глава завершается актуализирующим упражнением на подобие  «список из  100 достижений, которыми вы гордитесь» или  «послание внутреннего писателя».

Основные методы Кэмерон – утренние страницы, творческие свидания и прогулки — кочуют из книги в книгу, и «Право писать» не исключение. Постепенно читатель узнаёт больше об авторском подходе к писательскому ремеслу. Читать Кэмерон и следовать её мягким советам приятно. Наставления ненавязчивые и добрые, а критика, цензура и работа на результат признаны ругательными понятиями.

Литературное творчество протекает через мою жизнь как река. Писать удобнее, чем не писать.

Момент, когда человек становится писателем сложно определить. Для кого-то это будет признание, гонорар или регулярная писательская практика. Кэмерон считает, что в каждом живёт рассказчик увлекательных историй, надо только обрести смелость признать творческие способности.

Когда мы пишем,  жизнь становится яснее и мягче. Когда пишем, мы свидетели самим себе.

Искусство складывать осмысленные предложения наделено подобострастным ореолом. Бытует миф, будто бы для писательства нужны Особенные условия, Особенное время и даже Особенное Я. Человек вязнет в предрассудках, которые лишают простого и естественного удовольствия – быть самим собой.

Подход Джулии Кэмерон успешно сочетает два аспекта творчества: натуральность и духовность. Писатели, художники, творческие личности всех мастей представляются медиумами и ремесленниками, избранными проводниками божественного и обычными людьми с неподдельными радостями.

 Я пишу, чтобы сказать себе правду и ничего кроме правды. Не ради искусства, но ради здравого смысла.