«Одомашненные»?

Мы не можем не восторгаться тем, как африканская дикая кошка приспособилась к человеку, став «домашней». Но, несмотря на эту революционную перемену в образе жизни и восприятии окружающей действительности, роль человека в этом процессе не была решающей. В отличие от коров и овец, которые полностью были одомашнены человеком, кошка балансировала на грани, отделяющей дикое животное от домашнего. Наверное, можно сказать, что она встретилась с нами, находясь на полпути к одомашниванию. Наша домашняя кошка, Felis catus , по-прежнему сохраняет способность вести (если она того захочет или если принудят к этому обстоятельства) совершенно независимую дикую жизнь — биологическая независимость позволяет ей жить с нами или без нас и выжить.

Давайте на минуту взглянем на другое животное, которое мы приручили, сделав домашним питомцем, — на собаку. Людям удалось вывести множество разных пород собак, приспособив их для выполнения таких разнообразных задач, как дружеское общение, розыск вещей и людей, бои, бег и охота. В зависимости от задачи появлялась потребность изменять размер и форму тела, чтобы собаки были в состоянии выполнить все, чего хотел от них человек. Маленькое узкое тело, чтобы проникать в кроличьи норы, или большое и мускулистое — для защиты или боев; гибкое, подвижное тело, которое позволяло подолгу без устали бегать за овцами, или длинные ноги и легкое тело для стремительного бега. Изменение формы и размеров тела влекло за собой и изменения темперамента. Но любое развитие, любые изменения учитывали необходимость одного важного условия: собаки должны были неизменно сохранять дружеские чувства к человеку, жить рядом с ним мирно, не представляя опасности для него или его семьи. Так собак изменяли, лепили и перекраивали в соответствии с потребностями человека, теперь перед нами широкий спектр пород — от крохотных чиху-ахуа до громадных мастифов или ирландских волкодавов.

Мы никогда не вели себя так с кошками. Может, потому и не пытались, что чувствовали: невозможно перекроить кошек по своему вкусу. С генетической точки зрения они обладают способностью к адаптации, достаточной, чтобы превратиться из диких агрессивных существ в домашних кошек, из Felissylvestris

в Felis catus

, но на этом изменения заканчиваются. Человеку удалось поэкспериментировать с цветом и длиной шерсти, внести небольшие изменения в форму тела — вспомним хотя бы курносых длинношерстных персов

и изящных длинноногих сиамских кошек

Разница между ними отчетливо видна, но все же это животные приблизительно одного размера, и ведут они себя в принципе одинаково. Между ними нет такой резкой разницы в поведении, как, скажем, между Лабрадором

и терьером

или борзой

и карликовым спаниелем.

Иначе говоря, кошки сумели извлечь максимум выгоды из союза с человеком, сохранив при этом полную независимость, самостоятельность и почти не изменившись физически.