Познание мира — это блажь и бессмыслица

В отпуске пообщался с т.н. «миллениалами» — рождёнными после 2000, или около того. Понимаю, что каждое следующее поколение не похоже на предыдущее, и поколение 1970-х отличается от рождённых в Войну, а то — от своих дореволюционных предков. Но всё же «миллениалы» поражают своим режимом «энергосбережения» — если возникает какое-либо движение, то его в большинстве случаев инициируют и поддерживают взрослые, которым уже за 40 или возле того, а детям вполне комфортно прозябание в телефоне. Про обличение гаджетов в прошлый раз уже было; но как-то слегка в голове не укладывается, что походы на гору, катание на лодке на острова, даже запуск летающих шпиёнских штучек — это всё интересно старпёрам, и не интересно детям.

Кто-то обвиняет в этом самих детей, кто-то их родителей; я же вижу проблему во всём обществе — начисто пропала… мотивация познавать мир. Достаточно и собственной зоны комфорта.

Понятием «зона комфорта» мы обязаны «безопасному обществу», которое сложилось в послевоенный период, во второй половине 20-го века; до того никакого «комфорта» у подавляющей массы населения не было — ни «тут», ни «там». В любой момент ты мог оказаться на улице, или попасть под раздачу за то, что недостаточно хорошо работал; как говорится в Алисе, «нужно бежать со всех сил, чтобы просто оставаться на месте». Конечно, это не вполне нормально; но когда к 1960-м годам общество 1-го и 2-го миров достигло определённого уровня развития, которое anlazz называет «безопасным обществом», у них практически одновременно… сломалась мотивация к дальнейшему развитию. Человек издревле жил в условиях мотивации страхом, и ему не нужно было ничего придумывать для того, чтобы заставить себя работать; не будешь пахать, издохнешь. И тут практически в одночасье по историческим меркам стало возможно просто ходить на работу и делать вид, что что-то делаешь, для гарантированного существования.

Разумеется, «безопасное общество» <> «комфортное», и в нём также возможны различные мотивации; в массы внедряется мораль гедонизма: дескать, счастье — в комфорте и потреблении. Но среди большинства населения мотивация страхом перестала работать, и это — основное отличие «военных» поколений от всех последующих: «те» ещё помнят, каково это трястись над каждой крошкой, а «эти» уже не понимают, в чём ценность простого выживания; как говорится в известной песне, «нету Гитлера на вас». И те же «миллениалы» — лишь логическое продолжение той же цепи; у нас, поколения рождённых в СССР, ещё остаются рудиментарные остатки «того» мышления, на подсознательном уровне переданные от прошлых поколений, а киндеры уже потеряли страх практически полностью, и это не блатняк, а своего рода диагноз. Как было у Гребенщикова в довольно мерзкой песенке, «их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть»; как-то примерно так и получается. Не стало будущего. (с)

Я не призываю снова вернуться во времена былинные, чтобы снова бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте; собственно, возврат к этому состоянию уже вовсю идёт, и «там» и «тут»; я всего лишь показываю на мотивационный тупик «безопасного общества». Социалистические общества удалось разрушить как раз при помощи этого самого тупика — люди перестали ценить то, что имели, и им удалось внушить, что стоит «пандугеть», как будет то же самое, только с блэкджеком и джинсами. В 1990-е говорить о каком-либо «безопасном обществе» на территориях СЭВ, конечно, не приходится; но общество подсознательно всё равно стремится туда же, откуда пришло, и в 2000-х снова удалось выстроить «безопасное общество» на этих территориях, хотя и не везде.

Безопасность — это, конечно, хорошо, но не надо забывать, «какой ценой»; что оно влечёт за собой.

Фундаментальные материалисты — среди которых, как ни странно, и либералы и наиболее плазменные марксисты — сводят всё на свете к объективным процессам; что неплохо при изучении движения планет и произрастания травы, но как только мы говорим за социум, так этот «объективный» подход по определению расчеловечивает Общество — ведь оно состоит из людей, а те по определению же субъектны. Это я не к тому, что марксисты == либералы; это — примитивный подход, который так популярен сейчас в «безопасном обществе», когда думать не надо, достаточно лежать на диване и деградировать в своё удовольствие. Речь за то, что проблема мотивации масс критично важна для любых социальных процессов; а эту проблему мало кто не то что решает, хотя бы озвучивает.

В чём же проблема «безопасного общества»? В том, что отсутствует мотивация к развитию каждого конкретного человечка, а через это — и Общества в целом. Развитие именно человека как такового удалось подменить «прогрессом», т.е. наращиванием мегагерц и терабайт, но это не решает главной, смысловой проблемы — зачем всё это? Западенский мир предлагает решение этой проблемы в гедонизме, но это всего лишь маскировка проблемы, а не решение; мало того, что гедонизм означает постоянное увеличение потребления ресурсов, который с каждым годом становится всё меньше, так он ещё и не отвечает на главный вопрос — зачем? Что дальше? Будущего нет. (с)

Недавно закусился в каментах к очередной статье Фрицморгена с ним самим — в своей привычной антисоветчине старина Фриц называет системный подход к знаниям «катастрофой», а намеренное упрощение — преимуществом западенцев над «совками». И находясь в концепции «безопасного общества» не понять, почему тупость — это плохо; ведь я получил, что хотел, а больше мне и не надо. Идеал этого общества — узкий специалист, который зарабатывает на хлеб одним-двумя «скиллами», которые можно превратить в три-четыре, но в той же области; а всё остальное — блажь и бессмыслица; и попытки влезть не в свою «нишу» рассматриваются обывателем как «непрофессионализм» и ламерство. Хотя на деле происходит ровно обратное — деградация Человека как такового, ведь мы стали разумными потому, что делали всё на свете плохо, кроме главного — научились мыслить головой, и освоили не одну «нишу», а сразу всё на свете.

У условного «военного» поколения также вижу определённую закорузлость — они вполне охотно осваивают новое, но только в привычных себе сферах; но что мы хотим от людей возраста 70+… Но ведь сейчас ровно то же происходит и с киндерами — они осваивают только то, что модно-молодёжно, а всё остальное им не интересно; даже если это — окружающая объективная реальность. Дело не в том, что «дети не те», а в том, что общество ставит перед собой такие задачи, для которых любопытство и познание мира — блажь и бессмыслица.

Находясь в «безопасном обществе», человек перестаёт ценить безопасность и саму жизнь; ему кажется, что происходящее — естественное состояние Общества; то, что на поддержание этой «естественности» Общества (которое он не замечает и не признаёт) прикладывает колоссальные усилия, для него является чем-то навроде мат-анализа или органической химии — зачем такие сложности, если можно обойтись примитивом; «я никому ничего не должен». Парадокс. Поэтому «безопасное общество», после пика в 1960-70-х годах, с тех пор непрерывно деградирует — после прохождения противостояния двух систем идёт откат к «естественному» для Человечества состоянию «человек человеку волк», уже особо и не скрываемому. И уровень безопасности снижается не только «тут», но и «там» — белая Америка и Европа уходят в прошлое, и уже наши дети не увидят их, инфа 146%; это не расизм, а показатель стремительного передела западенского мира под новые реалии, что никогда не происходит под арфы и скрипочки. И осознать это обыватель зачастую не может по тем же причинам, по которым он не понимал происходящего при сломе СССР — ещё вчера всё было нормально, а теперь все режут друг друга. Не ценим безопасность, не ценим Общество — по спине лопатой на.

А теперь — не совсем очевидные выводы. «Безопасное общество» не значит «плохое», но нужно понимать, что оно не-естественное для Человечества. Стремление к безопасности для человека вполне естественно, но по достижению определённого уровня оной перестаёт работать естественная мотивация страхом, и это приводит к разрушительным последствиям и для Человека, и для Общества, если считать, что безопасность — естественное состояние. Наоборот, «безопасное общество» — аномалия, которой никогда ранее не было в истории Человечества, и если всё пускать на самотёк, «шоб було», незамедлительно откатимся обратно, в новое Средневековье, и начнём резать и есть друг друга ещё похлеще наших предков; которые, в отличие от нас, хотя бы как-то развивались.

Как говорил тов. Ефремов, Человечество постоянно идёт по лезвию бритвы. Безопасное общество вполне возможно, но в его условиях критически возрастает необходимость образования и воспитания на уровне системного мышления, а попытки упрощения неизбежно приводят к деградации Человека и критическому обрушению уровня безопасности. Ибо безопасность не-естественна, и достигается работой сложных систем; попытки это замаскировать означают в лучшем случае примитивизацию решений, а в худшем — прямую ложь. Оба два решения — анти-научны, и, соответственно, бес-системны; безопасность, досвидос.

Можно ли обратить вспять нынешнюю деградацию безопасности общества — да, возможно, но для этого нужна смена мотивации в массах, с гедонизма на осознание себя частью Общества. То есть с мафиозной морали на… социализм. Да, это потребует чуть бОльших усилий от каждого, что противоречит морали гедонизма; зато в ответ получим поступательное нарастание той же самой безопасности для каждого. Ну, а на нет и суда нет — хотите деградировать и дальше, кто ж вам буратина.

bard