Патриотизм и судьба первого немецкого перебежчика

22 June 2019

В 21 час 21 июня солдаты пограничного отряда Сокальской комендатуры (Львовская область) задержали немецкого ефрейтора Альфреда Лискова, вплавь пересекшего реку Буг. Воспоминания об этом сохранил в своих дневниках начальник 90-го погранотряда майор Бычковский: 

Переводчики в отряде были слабые, и я приказал коменданту участка капитану Бершадскому доставить солдата в город Владимир – Волынск в штаб отряда. 
В 00:30 в присутствии переводчицы Лисков назвал себя коммунистом, сторонником Советской власти, хотя и служил в 221-м саперном полку в селе Целенжа с 1939 года под командованием лейтенанта Шульца. Солдат заявил, что немцы готовятся напасть на Советский Союз на рассвете 22 июня. Я не хотел верить тому, что услышал.

Допрос закончился под первые залпы немецкой артиллерии. 

Лисков стал первым солдатом вермахта, перешедшим на противоположную сторону. Ещё до начала войны. Что это, предательство, или патриотизм в высшей степени? Когда власть, даже демократически выбранная, ведёт страну по неправильному пути к полному краху, нужно ли с ней соглашаться?

На мой взгляд, что поступать нужно в соответствии со своими идеями и совестью, несмотря на все последствия. Так как это сделал Альфред Лисков.

Примечательно, что командир Лискова поначалу ничего не заметил, решив, что гефрайтер погиб при ночном переходе советской границы. И только когда в июле над немецкими частями стали разбрасываться листовки с фотографиями Лискова и призывами сдаваться Красной армии, правда открылась.

Лисков активно занялся агитаторской работой и сблизился с руководством Коминтерна. Сблизившись, в троих из них, Мануильском, Тольятти и Димитрове, не обнаружил верности коммунистическим идеалам. Димитрова он, вообще, считал, что подменили на тайного агента Гитлера ещё во время Лейпцигского процесса в 1933 году.

Аппаратная игра не была его коньком, и номенклатурщики легко вышли из неё победителями. Лискова в 1942 году арестовали, но вскоре реабилитировали и освободили. Унтер-офицера отправили в эвакуацию в Новосибирск, и его следы теряются в зимних снегах сибирского города. 

На родине бывшую жену Лискова и его мать постоянно таскали на допросы в гестапо. Мать отреклась от сына в 1944 году, когда уже о нём ничего не было известно.

Подписывайтесь на канал!

Ставьте палец вверх! Нам нужно донести правду до всех!