Путь поражений. Почему КПРФ априори проиграли выборы в Приморье

Верить всерьёз в то, что КПРФ попытается предпринять решительные действия для отстаивания победы своего кандидата Ищенко на губернаторских выборах, мог только самый наивный человек. Или очень молодой, кто не помнил, например, как Зюганов слил свою победу во втором туре президентских выборов в 1996 году или призывал своих сторонников сидеть дома и не высовываться на защиту Верховного Совета тремя годами раньше. Из недавнего был ещё и 2011 год, когда при активном участии КПРФ похоронили протест против думских выборов. Горбатого могила исправит, а партию, созданную с единственной целью – быть вечным организатором поражений, не исправит, поди, даже могила.

В очередной раз КПРФ избрала тактику – ждать, пока начальство разберётся. А пока расходиться по домам, кандидату же прекращать голодовку. Это заведомое поражение. Снимайте парик, смывайте наколки, как говорилось в советской новогодней комедии.

Эта ситуация вскрывает более важные проблемы, нежели просто вопросы легитимации власти и набившие уже оскомину нарушения на выборах. Протестные настроения в стране и слабосильные ростки требований изменений окрашены явно в красные цвета. Триггером недовольства стало наступление государства на социальные права граждан в области повышения пенсионного возраста. А это традиционно тема левых, которую ныне пытаются приватизировать все, кому не лень. Вплоть до либеральных фундаменталистов – они-то, вообще, должны быть за, и лучше за отмену пенсий целиком и полностью, как варианта социального иждивенчества, но тут вступает в силу принцип: враг моего врага – мой друг. На время.

В итоге левую повестку у левых уводят. Уводят потому что КПРФ – это партия терпил, способная лишь подавать бумажные протесты и ничего не делать. Бюрократы похлеще тех, кто обязан быть бюрократом по профессии. Спойлеры КПРФ, вроде устаревшей «Справедливой России» и усовершенствованных «Коммунистов России» (ни один проект не забывается и не списывается, и поглощает причитающиеся финансовые средства), мало чем отличаются от главной левой партии.

Говорить же о несистемных левых совершенно не имеет смысла, потому что их в России не существует. Нет, конечно, есть активисты, теоретики, партии (множество партий!) и даже профсоюзные объединения, но их общественно-политическое влияние находится в пределах социологической погрешности. Они собрали в концентрированном виде как терпильство своих старших парламентских товарищей, так и свалили вдобавок к этому ещё кучу разных болезней. И анекдот, упорно воплощающийся ими на практике, про то, что один троцкист – это троцкистская партия, два троцкиста – это троцкистский интернационале, а три троцкиста – это раскол в троцкистском интернационале, - ещё не самая большая беда.

А самая большая беда заключается в нежелании понять поражение для всего левого движения, случившееся в результате крушения Советского Союза. Нежелании сделать из него выводы и желании продолжать действовать методами столетней давности. Нежелании понять, что пролетариата, как такового, уже не существует и пытаться подменить его различными маргиналами или учителями и врачами, само существования коих зависит от лояльности к власти. Ибо сидят они на бюджетных средствах. Тогда как агентом социальных преобразований в настоящее время может стать т. н. «национально ориентированная буржуазия», как определялась она в советских учебниках.

Промышленники и предприниматели, аграрии и учёные-производственники, которые не тянут жилы естественных ресурсов, а создают свои прорывные технологии, технологии будущего. Увы, это понимают в КПРФ и выхолащивают из этой социальной группы все протестные настроения. Как это происходит? А так, что люди, привыкшие отвечать за свои действия, редко соглашаются быть терпилами и находиться в вечном проигрыше. Ресурс доверия не безграничен, и нацориентированная буржуазия может довольно быстро уйти от левых, не успев даже к ним толком присоединиться.

И да, левые абсолютно не желают понимать, что переход к социализму не обязательно будет выглядеть как в октябре 1917 года. С кронштадтскими ревматами, опоясанными пулемётными лентами, выстрелами «Авроры» и красногвардейской атакой на капитал. Вернее, совершенно точно, она не будет происходить так.

Но левым, по большому счёту, на это наплевать. Нежелание власти – это самая большая вина левых. И Владивосток всего лишь большой шаг для одного человека и небольшой шаг для всего левого движения. Движения по пути вечных поражений.