Вижу аллегории

Я уверен, что жизнь существует где-то за пределами человеческого сердца. А даже если и нет, то в моем достаточно места для тебя, оставайся в нем. Прошу.


Еще постоял кое-какое время. Прикидывали землю, оттаскивали мать. Кто-то стоял так же, как я. Молча, думая о своем. Много пили мужики, ревели женщины. Не попадали в ноты пьяные музыканты, наигрывая уже не Шопена, а какую-то барную мазурку.


Обратной дорогой делились своим... Оставляя его за оградой. Не смог идти рядом с теми, кто так же хоронит в душе, как и погребает в толще земли. Не смог стоять и с теми, кто готов умереть «за» или «вместе».


Пошел от людей к мертвым сквозь все обветшалое, перегнившее, разграбленное кладбище. Они лежали молча, скромно выглядывая из своих желтых фото, с трепетом вглядываясь в мое лицо. Одинокие, забытые их скорбь, казалось, была больше, чем при жизни. Здесь все навевает лишь печаль. Я ее слышу, я ее вижу, я ее ощущаю, и она пропитывает меня. Я немо смотрел на холмики, уходящие под землю… а ведь это люди! Люди… Сожгите меня после смерти. Сожгите и бросьте по ветру — не желаю гнить. Пусть прах летает по ветру, и я буду свободен. Нежели после смерти тоже быть привязанным к клочку земли. 


Наконец-то вышел из этого места. Лес. От чего-то заброшенный мусором. Лицемерно и цинично делать здесь самопроизвольную помойку. Вижу аллегории. Минут пять и я уже на трассе. Солнце от стыда заходило за горизонт, раскрасневшееся, как пьяная девица. Грязные улочки артериями вели в самое сердце этого города. Темные окна пустых квартир, что это? Насколько простое существо человек: всю жизнь мечтает быть ближе к кому-то, но все время ограждает себя от всех.


Просто шел, ведомый инстинктами. Потерялся во времени. Потерялся в мыслях. Встал, разглядывая улочку. Точно… Усмехнулся. Твой дух всегда со мной. Когда-то именно здесь мы впервой курили не в затяг, прячась от посторонних взглядов и жутко гордясь собственным поступком. Ты всегда был сильным, сильнее меня.  А теперь я здесь, а ты… там.    


Надо жить. Пригубил сигаретный дым, гадкий, едкий, положил пачку на асфальт, сигарету на пачку, оставил тлеть, а сам пошел…


Вставало солнце, в окнах загорался свет, загудели первые машины, зазвенели трамваи. Бодрил поток юного весеннего ветра. Вижу аллегории.