дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Алтайск-27. Истории. Волчья кровь

17 August 2018

Скрипнула тяжелая дверь — в давно остывшую избушку в черном волчьем тулупе и валенках после обхода вернулся старый егерь. За пояс заткнута небольшая дубинка, на густой седой бороде намерз иней, опущены уши меховой шапки-ушанки.

Только он прислонил к стене ружье и широкие деревянные лыжи, в дверь постучали. На пороге стоял не по погоде одетый беловолосый юноша, серыми глазами он испуганно уставился на крепкого старика.

— Дед Егор, Катя пропала. На урок не пришла, а из дома вышла, — не дожидаясь приветствия, начал гость. — В городе уже проверили — точно нет. Выручи, помоги разыскать, в лес опять могла уйти. Михалыч уже поиски начал.

Егор в улыбке обнажил почти звериные клыки, тяжелый взгляд уперся в парня.

— Гена, не тараторь, пожалей старика, — неспеша ответил он. — Ты же знаешь я не здешний, и поиски не по моей части. Обратился бы к местным тогда уж.

— Ну помоги, хоть как-то. Чтоб твои не тронули. У местных уже был, сказали посмотрят. Но ты же знаешь их, куда им наши проблемы

— А мне куда ваши? Мои не тронут, — задумчиво ответил егерь. — Но в лесу кроме моих и другие есть.

Егор задумался, в лесу последнюю неделю чужие следы появлялись, следы человеческие. В туристы никто не заявлялся, разрешения на охоту не спрашивал. Кто и зачем бродит в лесу? Местные так ходить не будут.

— Егор, поможешь?

— Ладно, так уж и быть. Есть что моим понюхать?

Гена кивнул и передал варежку.

— Нашли на опушке.

— Ну хоть что-то, — осмотрел дед находку и спрятал за пазуху. — Посмотрим, чем сможем помочь.

— Спасибо дед! — заулыбался парень.

— Рано благодаришь. Вот найдем, тогда спасибо скажешь.

Гена исчез прямо с порога, не попрощавшись. Старик даже не удивился, только почесывал бороду. Немного подумав, он со вздохом закинул ружье на плечо, взял охотничьи лыжи и вышел из избушки.

***

Егерь шел напрямик среди низких елей горного леса. Тяжелые тучи нависли над узкой долиной, поднимался ветер. Катя ему знакома, уже дважды из леса выпроваживал, так что он знал, где начинать поиски и не ошибся. По свежим следам снегоступов уже ехал на старом Буране высоченный дядька.

— О, Егорий, здорова! Хорошо, что ты согласился. Гена не предупредил, — каланча привстала на сиденье и поприветствовала егеря, у него на усищах начал намерзать иней.

— Да, Гена у меня был. Возможно в лесу чужаки, так что помогу, — ответил Егор. — Михалыч, давай ты на снегоходе по краю леса пройди, вдруг вышла егоза где-то. Мне в лесу сподручнее на лыжах будет, да и лес лучше знаю. Стемнеет — как бы тебя самого искать не пришлось.

— Давай так, но на снегоходе быстрее. снег начнется — следов не отыщем.

— Мне следы не нужны и темнота не страшна, — оскалил клыки Егор. — Моим и подавно. Если что найду — ракету пущу. Следите!

Михалыч кивнул и развернул снегоход.

— И чего в лесу девка забыла? — про себя проговорил Егор, когда каланча скрылась за деревьями, и пошел по следу.

***

С неба падали первые снежинки. Следы снегоступов петляли между деревьями, они вели все глубже в лес, все выше поднимаясь по склону — Катя явно знала куда шла. Егор спешил вперед — на лыжах быстро девку догонит, еще до темна.

Старик тяжело вздохнул на ходу. Не любил он этих, везде где придут — свои порядки понаставят. Ему, старику, пришлось с насиженных мест сниматься в свое время, где всю жизнь прожил. Сменил высоченные дремучие леса, где всю жизнь прожил, на горные перелески Алтая. Да еще и им помогай после этого.

Да и новые, тоже хороши с обычными якшаются. Все молодые и не до конца понимают своей сути. Вот и Гена — молокосос по сравнению с ним, судьбой или самим собой избран, а учится у простых и ищет чего-то. Ну ничего проживет столько же разберется.

Из леса к следам Кати присоединились волчьи. Егерь почуял знакомый запах. Там, где они встретились, снег был примят, будто кто-то катался по нему. Дальше они уже шли вместе.

— Вот так Катя, — ухмыльнулся в бороду Егор. — Вот зачем в лес рвалась.

Снегопад усиливался. Как будто послышался выстрел вдалеке, нахмурил старик седые брови. Разрешений на охоту не было, теперь это дело и по его части. Егерь пошел дальше по следам.

Над лесом сгущались сумерки. Егор быстро дошел до конца, старик помрачнел. На кровавом снегу лежал старый волк. Катя тут попыталась убежать, но двое ее нагнали. Дальше в лес уходили следы снегохода. Зверь давно остыл — лежал тут сутра наверно.

Старик снял варежки и звонко засвистел. Вокруг в вечернем лесу задвигались тени, серая стая обступала егеря, волки подходили все ближе. Они, поджав хвосты, обходили погибшего товарища. Егор достал из-за пояса дубинку.

— Ну, что прохвосты? Как чужаков не унюхали? Почему мне не сообщили. — замахнулся дубинкой егерь на лесных разбойников. Серые звери поджали хвосты. — Как допустили?

Егор вытащил из-за пазухи варежку и бросил на снег.

— Найдите их. Дальше мне знать дайте. Девчонку не троньте. Не найдете — на шубы пущу, — еще раз пригрозил егерь.

Стая разом будто кивнула головами и скрылась в лесу. Егорий побрел на лыжах по следам снегохода.

***

Было уже далеко за полночь. Снег давно замел следы, но егерь в кромешной тьме верно держал путь. Вскоре раздался вой, послышались хлопки выстрелов, старик ускорил шаг. Впереди среди деревьев показался свет костра, уже слышалось рычание стаи.

Когда Егор подошел ближе, он увидел лесной лагерь, разбитый на берегу озерца. Возле костра лежали несколько тушек оленьков-кабарг с длинными клыками, рядом брошены окровавленные ножи. Серые хищники выгнали двух охотников на лед и окружили их. Пара раненых зверей лежала за кольцом в снегу.

Один размахивал ружьем и все выцеливал в темноте волков, второй держал вырывающуюся девочку. Почуяв хозяина, животные притихли, только скалили зубы в темноте. Они расступились и пропустили старика в круг.

— Охотимся значит, — сурово спросил Егор. — разрешение где получали?

— Деда, а ты кто? — направил ружье на старика один из них.

— Егерь. — не испугался старик. — Кать у тебя все в порядке?

— Конечно в порядке, — не дал ответить девочке второй. — Мы ее от волка спасли, а вы тут нас в чем-то обвиняете.

— Я еще не начал, — глаза старика заблестели диким огнем. — а от оленьков кого спасаете? Струя вам нужна?

— Дед, не дури, — снова начал первый, не опуская ружья. — Давай договоримся. Мы с товарищем уйдем, оленей заберем девчушку тебе оставим. У нас немного есть, но думаю тебе хватит. Зверье твое? убери его.

— Договоримся значит? — в свете огня свозь бороду поблескивали клыки.

Второй оттолкнул насмерть перепуганную Катю и навел на нее своё ружье.

— Старик, если деньги не нужны, о ней подумай! — прокричал он. — Не согласи...

Браконьер не договорил — под ним разошелся лед и сразу сомкнулся над утопленником.

— Катя закрой глаза, — посоветовал Егерь. Девочка послушно закрыла.

Над озером зазвучали крики и выстрелы, последним, что увидел охотник были ярко горящие синим огнем глаза гигантского волка. Его не взяли ни мольбы, ни пули. Когда все стихло, и Катя открыла глаза, на снегу оставалось только кровавое пятно. Стая уходила в темноту, оставляя красные капли на белом покрывале. Пара волков подошла к Кате и приклонила головы.

Егор вытер чужой шапкой рот и повернулся к девочке.

— Значит, тоже понимаешь их, — усмехнулся старик. — Аккуратнее с ними, тут рука сильная нужна, по-другому не всегда уважают.

— А по-другому пробовали? — чуть придя в себя, улыбнулась Катя в ответ.

В свете костра рядом показалась высокая длинноволосая девушка с раскосыми глазами в ярком узорчатом халате и меховой шапке.

— Ты чего, Егорий волчий пастырь, у нас работу забираешь? — она улыбнулась деду. — ваш у нас был, говорил помощь нужна.

— Не забираю, — улыбнулся, прищурившись, в ответ старик. — Я только по своей части. Спасибо, помощь пригодилась. Тебя за второго благодарить?

— Ну меня, пригласила его погостить до весны. Не смог отказаться. Потом может отпущу.

Она уж было развернулась и пошла в лес, да сказала напоследок

— Егорий, будешь тут — заходи в гости.

— Меня как этого встретишь, — ухмыльнулся дед.

— Нет, тебя как равного — ответила девушка и исчезла.

Над ночным лесом поднялась зеленая звезда.

***

На утро навстречу Гене и Михалычу из леса верхом на волке выехала Катя. Следом на лыжах с сияющими глазами вышел Егор. Он остановился на опушке и наблюдал как Гена радостно обнимал девочку.

— Кать, с волками захочешь пообщаться, лучше ко мне заходи. Я помогу и научу, — напутствовал напоследок дед. — и Гену не пугай, уроки не прогуливай. Хорошо наверно учит.

Егерь развернулся и побрел на лыжах в лес. Ухмыльнулся в бороду, может и не зря новый якшается, по сердцу разливалась неведомая теплота.