Искусство любви - 35

31.07.2018

…На вторые сутки шторм, порядком измотав команду видавшего виды контейнеровоза, но так и не сумев сорвать с места и швырнуть за борт надежно закрепленный канатами груз, ушел на север, к Новому Орлеану. Над огромным зеленовато-голубым зеркалом Мексиканского залива воцарился мертвый штиль. Это позволяло «Туркмении» идти с крейсерской скоростью в двадцать узлов, но не спасало команду от обрушившейся на палубу тридцатипятиградусной жары. За винтом колыхались уже почти семь тысяч морских миль, впереди были еще сутки ходу до мексиканского порта Веракрус.

Хотько не повезло: старпом назначил его в первую стояночную вахту — тоже мне, друг называется! Это значило, что на берег они с электромехаником сойдут позже всех. А пока можно отсыпаться — после вахты на берегу будет не до сна. Николай спустился в каюту и привычным взглядом обвел переборки, увешанные черно-белыми фотографиями.

...Вот за эти две небольшие он отдал червонец, а ту, огромную, с ватманский лист, ему подарили местные фарцовщики, когда узнали, что он «тащится» от этой западной эстрадной певицы. Впрочем, «тащится» — не то слово, так можно сказать о прыщавом пацане; просто... эту девушку достаточно было увидеть один раз — и уже нельзя было обойтись без ее присутствия в своей жизни.

Лишь через восемь часов после швартовки, уже под вечер, два морячка сошли на берег, опытным взглядом оценивая обстановку: приличное число международно понимаемых фраз они знали наизусть. Электромеханик с благородным именем Альберт (что, впрочем, резко контрастировало с его внешностью и привычками) немедленно отправился в поисках чего угодно: кабака, таверны, харчевни, корчмы, шинка — любой забегаловки, лишь бы там продавали спиртное и «девочки» не брали слишком дорого.

Моторист же, несмотря на свое простое имя, решил сначала исследовать окрестности на предмет... он даже не мог сказать точно, на какой. Но его пытливый ум кое-что частенько находил там, где другие не находили ничего...

«Дыра редкостная» — подумал про себя Николай, стараясь идти по теневой стороне улочек и тоскливо поглядывая на убогие витрины. Навстречу попадались немногочисленные прохожие, все невысокого роста и, казалось, неопределенного возраста — из-за морщинистых, выжженных солнцем лиц. Прошвырнувшись по захолустью, Коля не нашел ничего интересного для себя — портовая окраина Веракруса была похожа на район Херсона, где он родился и вырос, что, впрочем, не тронуло его сердце ностальгией...

«Ну й дыра ж, твою мать!» Изнемогая от жары, он уже направился назад, на судно, к спасительной прохладе кондиционированной каюты, когда его внимание привлекла ссора около заведения с пошловато-сладеньким для русского уха названием «LAURA».

«Чи бордель, чи ни... а-а, рэсторашка, по-моэму... Хм, а морды по пьяни бьють, як у Херсони!»

Николай едва успел ухмыльнуться про себя, проходя мимо, как двери распахнулись, чтобы выпустить очередного нетвердо стоящего на ногах мачо, и... Коля тотчас непроизвольно остановился: из ресторана доносилась такая знакомая ему теперь музыка!

«Ничо ж соби, треба ж, и тут крутят иё песни!» И ноги сами повели его туда, куда стармос обычно избегал заходить, опасаясь за желудок.

Подойдя к двери, он увидел торчащий из окна радиатор кондиционера — в заведение стоило зайти хотя бы поэтому! Там было в общем-то довольно многолюдно, а из-за того, что кто-то постоянно ходил между столиками, да и на танцполе несколько человек лениво пританцовывали, создавалась иллюзия еще большей заполненности зала.

Мелодия, знакомая до мельчайших подробностей интонации и аранжировки, такая родная, окутала его целиком. Моряк направился к стойке, намереваясь купить текилы, а также попробовать... ну, что-нибудь экзотическое, но не очень опасное для русского желудка.

По пути он мельком кинул взгляд в сторону певички, энергично двигающейся около микрофонной стойки между двумя большими колонками; снизу сцена была обрамлена разноцветными лампочками, а сверху танцпол подсвечивали софиты.

...Земля поплыла из-под ног Николая, словно палуба телепающегося в океане судна. Рывком он продвинулся ближе к певичке — и его жадный взгляд вмиг точно поглотил ее всю.

Сомнений не было.

На сцене стояла его любимая певица, его Певица! Идентичные прическа, наряд и макияж; те же танцевальные движения...

Создавалось впечатление, что он смотрит видео: те записи концертов Певицы, пленки с которыми он уже буквально «стер в порошок».

Только сейчас на изображении уже не «выбивало строки», а звук не «плыл»…

И «экран» был огромного размера.

© Сергей Усков. 2010-2018

Подпишитесь на канал, чтобы прочесть эту удивительную книгу до конца!

Заходите в соцсети, где вы посмотрите клип и послушаете песни!