Зачем саперы "играли немцам на балалайке"

13.08.2018

Рассказ составлен по реальной истории ветерана ВОВ, Сенцова П.Р. © Фронтовое знамя.

Подписывайтесь на наш канал и ставьте палец вверх. Спасибо.

Всю войну я прошел, будучи еще совсем молодым. Мне было всего 22 года, когда немцы затеяли эту ненавистную всем заваруху. Как-то так получилось, что попал я в саперные войска.

Видимо, сказалась моя любовь с детства: что-то зажечь, взорвать.

Я увлекался пиротехникой и вытворял с порохом такие вещи, что непонятно до сих пор, как еще жив остался.

А когда военком спросил меня:

- Что я умею делать?

Я честно ответил:

- Взрывать!

- Отлично! Тогда откомандируем тебя в саперную роту! - спокойно парировал военком.

изображение заимствовано из открытых источников и не принадлежит автору материала
изображение заимствовано из открытых источников и не принадлежит автору материала

Там я и узнал все хитрости и азы подрывного дела. Ребята в нашей роте все были с огромным опытом, так как до войны служили в саперных войсках. Они то меня и поднатаскали. Дело для меня было не новым, но очень интересным.

Знания минёра давались мне легко, я проявлял к этому интерес. А вот различные термины, которые использовали саперы в разговоре между собой, я вообще не понимал.

Было ощущение, что они разговаривают на другом языке.

А ребята, как специально, подшучивали надо мной, и весело смеялись, когда я, в очередной раз, удивленно вытаращивал глаза. Например, было забавное выражение: "запустить кукушку".

Вот кто бы мог подумать, что это означало - заминировать позицию немецкого снайпера.

- Петруха, готовься. Сегодня будем играть немцам на балалайке! - невозмутимо, с серьезной миной на лице, бросил старшина.

- А чего брать то с собой, товарищ старшина?

- Где я балалайку возьму? - удивился я.

Ребята громко заржали, держась за животы... Это уже входило в какую-то традицию, и я чувствовал себя не в своей тарелке.

- Ну вот, опять...

- Да и не умею я играть на балалайке... - я грустно опустил голову, хотя понимал, что на балалайке вряд ли кто-то умеет играть в нашей роте.

- Не переживай, Петр, это просто такое выражение. - заботливо, по-отечески, похлопал меня по плечу Митрич.

Митричем мы называли старого солдата, Ивана Дмитриевича. Он шутил, что служил еще при царе, и любил рассказывать веселые истории, над которыми угорали со смеху все ребята.

Он то мне и объяснил, значение этих слов.

Игрой на балалайке это называлось потому, что в деле использовалась очень тонкая струна, похожая на гитарную или балалаечную. На такое задание мы выходили вместе с разведчиками.

Разведгруппа прокладывала тропу, а мы минировали пути подступа к складам или позициям.

Такой вид минирования, чем-то напоминал растяжки. Когда немец проходил по этой территории, то не видел струну из-за её очень тонкого сечения.

Струна сбивалась ногой и раздавался взрыв.

Поэтому, такой наземный способ минирования и называли - "игра на балалайке"...