Борьба за жизнь-4. Екатеринбург

13.07.2018

На +45-ый день происходит приживление тромбоцитов и отмечается положительная динамика. Только в 8 декабря убирают желудочный зонд, Дима начал приём пищи самостоятельно (три месяца сына кормили и поили через зонд). Потихоньку пошёл на поправку. А 14 января нас с Димой перевели обратно на третий этаж, где мы продолжили лечение и обследование.

Но хочется сказать, когда мы с Димой спустились на свой этаж – нас ждал сюрприз, друзья сына с нашего отделения украсили палату шарами, сами нарисовали и написали плакаты и всё это развесили в коридоре. В общем встречали Диму, как героя! Вот такая у нас была дружная семья! В горе и радости были всегда вместе.

Спустя 4 дня после спуска на свой этаж – очередной раз ломаем ногу (при смене памперса, чуть выше ногу подняли – перелом), опять гипс. На верхней поверхности языка гранулематозная ткань, деформирующая язык (серединки языка нет – она срослась).

А дальше долгое ожидание результатов, ждали целые сутки, когда к нам придет наш лечащий врач и вынесет нам вердикт. Врач пришёл с очень загадочной улыбкой, приготовились к худшему. А он произносит: – " Я очень сомневался в том, что увидел на снимках (такого не может быть), собрал консилиум и в итоге – у вас всё чисто, опухоли нет вообще. У вас ремиссия!" Ликованию не было предела, радовались всем отделением, да и всем округом, все за нас переживали. И выписали нас 25 марта 2011 года (пролежали мы в больницах почти 1,5 года), а домой отпустили с условием, Дима перевозиться на носилках.

Вернулись домой, а здесь врачи были не готовы к такому пациенту. Ни на массаж, ни на занятия лечебной физкультуры нас поначалу не берут, не хотят брать на себя ответственность. Начали писать в различные Российские клиники, чтобы взяли нас на реабилитацию, но везде отказ, даже на обследование не берут. Сами с мужем составили комплекс упражнений для Димы, график занятий и начали заниматься. А ведь ещё и учёба, Дима все эти 1,5 года не учился, с апреля по июнь к нам приходила домой его первая учительница, занималась с ним. А дальше было предложена остаться во втором классе, мы ведь успели только 1,5 класса отучиться до болезни, а одноклассники перешли в 4 класс. Дима сказал, что хочет учиться со своими одноклассниками и всё лето мы с ним занимались сами, в итоге 1 сентября нас тоже перевели в четвёртый класс.