Художник

13.07.2018

Художник.

I.

«Девяносто четыре, девяносто пять, девяносто шесть … девяносто

девять. СТОП.» Человек открыл глаза, чтобы убедиться, что мир замер.

«Никогда не научусь доверять ЧУВСТВУ» - мелькнула мысль, и тут же была

отброшена, на смену ей пришла другая: «Еще два-три года и все будет как у

других». Он снова прислушался к ЧУВСТВУ. «Времени еще достаточно,

достаточно, чтобы… чтобы что? Я ведь никогда не умел рисовать, даже не

хотел уметь. Зачем? Вообще всегда считалось, что у меня тяга к точным

дисциплинам? А теперь? Я даже не уверен в том, кто я сейчас. Просто знаю,

что я должен делать. Я должен рисовать, рисовать мир. Хотя это я

преувеличиваю - не мир и даже не Землю. Всего лишь маленький кусочек

Земли. Пора». Человек закрыл глаза. На его лице появилась улыбка. Прошло

некоторое время, прежде чем он снова открыл глаза и сказал: «ДА». После

чего он поднялся со скамейки и неспешно пошел домой.

II.

- Может пора рассказать людям правду?

- Что ты имеешь ввиду?

- Ты прекрасно понимаешь, что я имею ввиду. Не ОН все создал. ЕМУ

вообще в большинстве случаев всё равно что, кто и как НАРИСУЕТ.

- Ты не прав. Создавал все ОН, я помню это. Но потом, когда ОН

создал людей по образу и подобию своему, ОН понял, что лучше им жить в

том мире, который они сами себе создадут.

- Понял?! Хм. А потоп?

- Каждому, даже ЕМУ нужно время, чтобы понять. Тем более, что

потоп, как и прочие бедствия ниспосланные людям, являлся необходимостью.

Люди получают то, что заслуживают.

- А может ему просто лень разбираться, понимать, придумывать?

- Разбираться?! ОН знает все от начала времен до конца. Любая мысль,

любое слово человека ЕМУ известны. Понимать?! Для НЕГО все очевидно и

понятно. Придумывать?! Вот этого ОН не умеет. Вот для этого и нужны

ХУДОЖНИКИ, они ограничены, они смертны, они не должны и не могут

знать всего.

- Но ведь если ОН знает, что может нарисовать каждый человек,

почему не нарисует за него?

- Ты плохо знаком с ХУДОЖНИКАМИ. Они не могут ничего изменить.

У них нет даже возможностей ангелов. ХУДОЖНИК лишь представляет,

придумывает, если тебе угодно, а творит ОН.

- То есть ХУДОЖНИКОВ обманывают?

- Нет в договоре ясно определено, что ХУДОЖНИК НАДЕЛЯЕТСЯ

ПРАВОМ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ЧАСТИ ЛИТОСФЕРЫ,

АТМОСФЕРЫ И ГИДРОСФЕРЫ СРОКОМ НА N ЛЕТ. Заметь об

инструменте, которым будет осуществляться преобразование, ничего не

сказано. А именно этим инструментом и является ОН. К тому же люди

должны быть ответственны за свои поступки. Каждый из художников

понимает, что полностью подчинен ЕМУ. И если люди заслужат КОНЕЦ, то

кому то из художников придется его придумать.

III.

Придя домой, он сварил себе кофе, только что купленный в

супермаркете, разогрел в микроволновой печи бутерброды, приобретенные

там же, и уселся перед телевизором завтракать. Бегло пролистав каналы он

остановился на седьмом, где шел выпуск новостей. После информации о

политических изменениях в стране и мире начался сюжет про удивительно

приятные изменения погоды в западной части страны. На экране появился

синоптик, представительного вида мужчина лет сорока, он с умным видом

начал рассказывать, что в западных регионах закончилась зима и началась

весна, которая обещает быть очень теплой. На вопрос корреспондента о том,

чем это может быть вызвано. Синоптик начал строить какие-то теории о смене

климата на более мягкий. Но он так и не успел развить свой рассказ – сюжет

закончился. На экране вновь появилась ведущий, который искренне

посочувствовал другим регионам, на территории которых до сих пор

господствует зима. Человек улыбнулся и выключил телевизор, он был одним

из немногих, кто с достаточной точностью мог назвать причину столь

неожиданного прихода весны. Несмотря на все доводы, приведенные

синоптиком в поддержку своей теории причина была проста – и звучала так :

«Лена опять влюбилась». «Вот только интересно, сколько продлится эта

теплая погода? Думаю не больше трех дней. Санкции то никто не давал. Хотя

Ленка ХУДОЖНИК уже пять лет, может и убедит руководство, что так

лучше».

IV.

ХУДОЖНИКАМ не рекомендовано встречаться, ну а тем более

находится друг с другом в длительных отношениях. Но «не рекомендовано» и

«запрещено» - разные понятия, поэтому мы, ХУДОЖНИКИ, иногда

пересекаемся друг с другом, для нас эти встречи случайны. Говоря «для нас»,

я пытаюсь подчеркнуть тот факт, что то что для одних является случайностью,

для других – закономерность, обязательное действие, тонкий расчет.

Так вот. С Леной я познакомился полгода назад. Я только-только стал

ХУДОЖНИКОМ, еще даже не закончил стажировку. Был пятый или шестой

урок – я рисовал закат, получалось неплохо, но как-то неестественно. И когда

я было совсем отчаялся, ко мне подошла Лена и просто сказала: «Рисуй

душой». Как будто я представлял, чем я рисую!

- Закрой глаза – сказала она. – Пойми, зрение не нужно, у тебя есть

ЧУВСТВО. Не надо представлять закат, как рисунок или фотографию - воздух

тебя не поймет. Ты должен ощутить каждую его частичку, каждую молекулу.

Стань частью его, вдохни поглубже, улыбнись. Меняй себя, а не его. Забудь

законы преломления и отражения света – они тебе не нужны. Отпусти воздух

и скажи «ДА». Теперь открывай глаза.

Я открыл глаза, теперь нужно было немного подождать, чтобы увидеть

результаты своих трудов. Лена улыбалась, она уже видела результат. А я не

знал, что таит в себе эта улыбка, радоваться мне или печалиться. Это сейчас, я

вижу, что получится, еще не открыв глаза. Прошло двадцать долгих минут,

прежде чем я увидел это. Закатное небо улыбалось нежной улыбкой ребенка,

оно улыбалось всему и всем, в этой улыбке не было ни страха, ни тревоги,

только радость.

- Неплохо для ученика, - сказала она. – Кстати, меня Леной зовут.

Тогда мы провели вместе вечер, а на следующий день Лена уехала. Но

мы продолжаем общаться, пока посредством электронной почты но летом

Лена опять обещала приехать.

Лена очень добрая и влюбчивая. Помните сказку про двенадцать

месяцев, так вот, если бы Лену никто не ограничивал, то собирать

подснежники на западе страны можно было бы не только зимой, но и вообще

круглый год.

V.

- Знаешь, я думаю, что ЕМУ тяжелее всего.

- Почему?

- Потому что ОН знает все. Это не то же самое, что мы, всеведущие.

Мы лишь можем получить любую, интересующую нас информацию. А ОН

даже не может отказаться от знания, ОН обязан знать все.

- Да. Нам и людям проще. Мы лишь исполняем приказы или

копошимся в своем узком мире, думая, что мы живем.

- У НЕГО нет и не может быть ничего нового. Смешно,

ВСЕЗНАЮЩИЙ не знает, что значит УЗНАТЬ. ОН не может ничего УЗНАТЬ,

потому что ОН ЗНАЕТ ВСЕ.

- А теперь будет тяжело, не только ЕМУ, но и нам и людям.

- Ты о землетрясении?

- Да.

- За что?

- Не важно. Просто так надо.

- Кому поручим?

- Нужен ХУДОЖНИК с другой части. Тот, кто ни разу не наказывал.

- Такой сейчас только один.

VI.

Очень болела голова. Честно говоря, рекомендации вызывают

малоприятные ощущения, особенно поначалу. Представьте только, что Вы

слышите голос, который сообщает, ЧТО НУЖНО НАРИСОВАТЬ. А тем

более, когда этот голос совершенно спокойно доводит до Вашего сведения,

что нужно придумать землетрясение в океане. Причем оно должно быть

сильное и приборы не должны его обнаружить слишком рано, то есть не

удастся эвакуировать людей и Вы станете организатором и исполнителем

одного из самых массовых убийств в истории человечества. Конечно все

будут считать это стихийным бедствием, но Вам то не легче, у Вас есть

совесть, и на ней будет смерть тысяч человек. Интересная перспектива,

неправда ли? Да, я забыл сказать, что выбора у Вас тоже нет. Да и никогда не

было, ведь Вы не выбирали, быть ХУДОЖНИКОМ или не быть.

VII.

Многие люди не любят будильники, а зря, бывает, что будильник

спасает, например, от кошмаров . Он проснулся и огляделся, пытаясь понять

где находится, вроде бы все в порядке. Вздох облегчения. «Какой странный

сон, давно мне ничего подобного не снилось». Он встал, пошел на кухню,

включил чайник и отправился принять душ. Обычно контрастный душ его

бодрил и поднимал его настроение. Но не сейчас. Человек все еще думал обо

сне, точнее о том странном человеке, который во сне предлагал ему рисовать,

а точнее стать художником. «Хватит смотреть фантастику на ночь».

В дверь постучали. «Кто это может быть в такую рань?». Он подошел к

двери и посмотрел в глазок – на площадке никого не было. «Дурацкая шутка».

Человеку захотелось выругаться. Снова кто-то постучал. «Чего стучать то,

звонок ведь есть». Не успел он закончить свою мысль, как в дверь позвонили.

Человеку стало не по себе. Но делать нечего, он открыл дверь. На площадке

стоял человек из сна! «А ведь вещими снами не страдаю».

- Это был не вещий сон.

Человек был озадачен. «Он читает мои мысли?».

- Да, уж извините приходится.

«Я что сказал это вслух?»

- Нет, Вы это подумали, но для меня это не принципиально. Вы

позволите войти?

Тут только он получше рассмотрел пришедшего. Это был мужчина,

среднего роста, лет сорока-сорока пяти, плотного телосложения. Волосы

черные с проседью, усов нет. Одет был очень по-летнему: в шорты, рубашку с

коротким рукавом, на ногах были коричневые сандалии. В общем ничего

примечательного в нем не было.

- Ну что ж, входите.

Мужчина вошел, разулся и представился:

- Олег Петрович.

Через два с половиной часа мужчина ушел, оставив человека наедине со

своими мыслями, правда мысль была всего одна: «А не сошел ли я с ума?!».

Не сошел.

VIII.

Два часа отпущенные мне на размышления прошли. Нужно начинать

собираться в дорогу. В дверь постучали. Это был Олег Петрович. Значит дело

действительно серьезное, он приходил ко мне только один раз – когда я еще не

был ХУДОЖНИКОМ.

- Собираться не нужно.

- Но я должен увидеть место.

- Это не обязательно, твои возможности расширены на всю Землю. Ты

должен был это почувствовать.

- Я не прикасался к ЧУВСТВУ.

- Почему?

- Олег Петрович, ведь это все обман – я ничего не могу, я беспомощен

как младенец. Вам ведь нужны только мои мысли.

- ЕМУ.

- Да, да, ЕМУ. Но ведь ОН ВСЕЗНАЮЩ. ОН знает, о чем я подумаю

и что сделаю. Так почему же ОН не сделает все сам? Зачем вообще нужен я?

- Ты так и не понял? ОН хочет помочь Вам, дать Вам

самостоятельность. Но Вы должны понимать, что прежде чем получить силу

нужно быть готовым получить ее. Людям нужен тот, кто защитит их от самих

себя.

Олег Петрович развернулся и ушел. Я остался один.

IX.

«Девяносто четыре, девяносто пять, девяносто шесть … девяносто

девять. СТОП.» На этот раз он не стал открывать глаз, он знал, что мир замер.

Замер и ждет его мысли.