ИСПОЛНИМ ДОЛГ ДО КОНЦА, Спецназ ВДВ. Часть 1.

3 October 2018
Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в Афгане, Скрынников Михаил Федорович
ПРЕДЫДУЩИЕ ГЛАВЫ:
24. РУССКИЙ ХАРАКТЕР
23. ПОТРЕВОЖИМ ПРИЮТ ДУШМАНОВ.
22. УЧЕБА В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ.
21. ПРОВЕРЬ СЕБЯ БОЕМ.

Нельзя не сказать о советских солдатах, попавших в бандитский плен. Оказывались они там по разным причинам. Одни — из-за своего головотяпства, другие — без сознания или тяжело раненными оказывались одни на поле боя. Их находили быстрее нас местные жители, а затем передавали главарям банд.

За ходом боевых действий велось постоянное наблюдение воюющими сторонами и местными жителями. Пересеченный рельеф местности, горы, зеленая зона — все это затрудняло обнаружение потерь в подразделении, поиск и эвакуацию раненых и убитых.

Во время ближнего боя, особенно в населенном пункте, нереально уследить за каждым военнослужащим. Общую проверку всего личного состава можно было осуществить только после завершения интенсивной перестрелки или после окончания наиболее активной части боя. Вот здесь душманы и местные жители иногда упреждали наши подразделения и первыми подбирали тяжелораненых.

Главари банд единолично решали судьбу каждого пленного. Одних расстреливали на месте, других выхаживали и уводили с собой в банду, третьих переправляли за границу, в основном в Пакистан, где было много лагерей и баз мятежников. Единицы бывших советских военнослужащих сознательно принимали ислам и становились активными участниками боевых действий против наших войск. В основном они использовались в качестве советников и инструкторов по подготовке неопытных бандитов.

Часть военнопленных правдами и неправдами через определенное время не без посторонней помощи оказывалась в странах Западной Европы и в Америке. Многие, смирившись с ситуацией, приняли ислам, женились на местных девушках, создали прочные семьи и обзавелись хозяйством. Они, как правило, в вооруженной борьбе участия не принимали и не пытались вернуться на Родину, особенно после развала Советского Союза.

Большинство же пленных томилось в различных тюрьмах, созданных на бандитских базах в западных районах Пакистана вдоль афганской границы. В ожидании своей участи они надеялись на удачу. Некоторые из них смирились со своим положением, но многие не пали духом и предпринимали различные попытки для освобождения.

Один такой случай мне известен из армейского документа, с которым меня ознакомил начальник разведки армии генерал Дунец. Позднее этот документ был переправлен в штаб дивизии и на служебном совещании доведен до сведения всех офицеров управления 103-й гв. вдд.

Это произошло в одном из учебных центров по подготовке душманов осенью 1981 года на западе от пакистанского города Пешавар, недалеко от афганской границы. Неожиданно для мятежников в одной из тюрем произошло вооруженное восстание наших военнопленных.

Случайным или стихийным его назвать нельзя, так как по многим признакам оно готовилось длительное время, тщательно и всесторонне. День за днем изучалась обстановка в тюрьме, в лагере и за его пределами.

Было организовано круглосуточное наблюдение за охраной лагеря. Изучался порядок и смена заступления часовых на охрану тюрьмы и других объектов учебного центра, поведение охранников во время несения службы. Конечно, между собой они не один раз просчитывали различные варианты, включая порядок своих действий по организации побега из лагеря и выходу к афганской границе.

Возможно, за время пребывания в плену они научились понимать речь своих противников. Это давало им возможность узнавать новую информацию для осуществления своего замысла и предстоящих действий. Нет сомнения в том, что пленные, постоянно общаясь между собой, обсуждали различные темы и в ходе разговоров жалели о том, что у них нет связи с внешним миром.

В самом учебном центре из постоянного состава, как правило, находилось не более двух десятков человек. Остальные проживали недалеко от базы. Часть бандитов находилась у кочевников. Их вожди подвергались постоянной обработке и давлению со стороны иностранных инструкторов и эмиссаров.

Все ближайшие кочевые племена были вынуждены отправлять в учебные центры своих воинов, которые после обучения возвращались обратно или пополняли ряды бандитов. Эти племена круглосуточно держали под постоянным контролем свои территории в приграничной зоне и для постороннего человека представляли серьезную опасность.

Чужому человеку без предварительного согласования с вождем племени незамеченным невозможно пройти по подконтрольным землям. Каждый кочевник имел свою конкретную задачу и за любую информацию получал денежное вознаграждение. Через такой заслон даже одиночному путнику, не говоря о небольшой группе, пройти незаметно невозможно.

Тюрьма, в которой содержались пленные, представляла собой глинобитное здание. Рядом находилось подобие караульного помещения и несколько небольших строений для подсобного хозяйства.

В одном из них был склад боеприпасов. Иногда для временного содержания пленных использовались глубокие ямы. Постоянную и круглосуточную охрану несли не менее двух часовых, их через несколько часов меняли другие. Если смена задерживалась, стоящие на посту часовые громкими криками напоминали своим сменщикам о себе. Часовые, как правило, не обходили вокруг здания, а несли службу, сидя по его углам.

Особого контроля над охраной со стороны руководства не осуществлялось. Мятежники прекрасно понимали, что пленным бежать не удастся, да и некуда. Но руководство данного учебного центра здорово ошиблось, и за эту ошибку пришлось заплатить десятками жизней душманов. А самих руководителей ждали большие неприятности.

Продолжение...

Рукопашный бой в Москве на Кунцевской.