Живой боевой опыт снайпера в Грозном

Учебник выживания снайпера [«Стреляй редко, но метко!»] Федосеев Семён Леонидович

ПРЕДЫДУЩИЕ ГЛАВЫ: Во Вьетнаме возникла острая нужда в снайперах
Рекомендации, возникшие в результате корейской войны
Послевоенные вооруженные конфликты
Программа подготовки снайперов в организациях ОСОАВИАХИМа (1946 г.)

Карпов Б.В. («Поле боя – N-ский квартал», 1995 г.):

«Майор Сергей Гриценко, приданный 81-му мотострелковому полку, получил задачу, изучил маршрут по карте. Все понял. Предстояло выдвигаться в ту часть Грозного, где он когда-то ходил в школу. 30 декабря 1994 года вышли к кладбищу на окраине города.

По рации команда – выдвигаться к консервному заводу. Поначалу ехали на броне, хотя в городе вовсю шла пальба, кругом пожары. Первый раз их обстреляли со стороны молочного комбината. На ходу влезли под броню. Проскочили эту засаду – благо «духи» там только из автоматов палили – и выехали на Горскую улицу, отсюда рукой подать до консервного завода…

Вскоре вспомнили про спецназ ВВ. Подбегают армейцы: «У вас снайпера есть?» Кроме контрактника Бабакова был в группе еще один снайпер, охотник сибиряк Миша. Армейцы говорят: «По нам работают снайпера, ребята, помогите».

Виталик с напарником лезут на крышу. Часа два, пока окончательно не стемнело, охотились. Чеченский снайпер работал грамотно – там кругом частный сектор, а в глубине что-то более высокое, двух– или трехэтажное. «Дух» стрелял из глубины комнат, не высовывался в окно, чтобы вспышки не было видно. Но и «краповые береты» не лыком шиты: Виталиктого «духа» снял.

…У спецназа свой почерк, свой стиль. У них не было ни одного лишнего маневра, каждый был на своем месте и делал свое дело профессионально. Снайперы – просто ювелирно. Когда в первый раз подходили к консервному заводу, перед самым поворотом к нему обнаружили, что «духи» пристреляли все подходы с жилой трехэтажки.

Подскакивает БРДМка армейская, оттуда военный без знаков различия: «Где тут консервный завод?» Майор Гриценко ему: «Да ты, брат, в тридцати метрах от него». В этот момент – по ним огонь из этой трехэтажки. Офицеры за правый борт «коробочки» присели. А по левому борту – полутораметровой высоты заборчик кирпичный, за которым эта самая трехэтажка. Оттуда «духи» довольно плотно лупят, хорошо, что не из гранатометов. С третьего этажа били.

Армеец говорит: «Ну, епэрэсэтэ, как же их достать?» Здесь Бабаков своему майору: «Разрешите, я их «сделаю»?» Гриценко: «Давай, Виталя, только грамотно!» Что в Бабакове сохранилось даже в той обстановке – его спокойствие. Никогда не дергался, не терялся. Любой человек, наверное, в первые минуты боя, когда тебя начинают обстреливать (это психология каждого, это инстинкт), на какие-то секунды (у кого-то это минуты) теряется.

Первая мысль – куда-нибудь спрятаться от выстрелов, от огня. У Виталика всегда первая мысль – занять выгодную позицию. Береговою винтовочку снайперскую: чуть минутка свободная – чистит…

Тот бой у консервного врезался в память не столько ему, сколько товарищам: «мочиловка» пошла, все с БТРа посыпались как горох, а Виталик прыгнул мягко, винтовочку прижал к себе, как ребеночка. И первое, что он сделал, – выставил винтовку в сторону этого здания и приложился к прицелу, высматривая противника.

Потом уже о себе мысль: на полкорпуса высовывается из-за колеса, сильно «нарисовался» для «духов». Оглядел свое поле боя через прицел, а потом тихонько стал отодвигаться за колесо БТРа. Майор Гриценко все фиксировал по-разведчицки четко: трех «духов» Виталий в том бою железно положил.

Гранатометчики и снайперы в уличном бою – главные фигуры. Когда Бабаков их снял, оставшиеся бандиты замолчали, растерялись, огонь поутих…»

Рукопашный бой в Москве на Кунцевской.