РУССКИЙ ХАРАКТЕР, Спецназ ВДВ. Часть 4

3 October 2018
Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в Афгане, Скрынников Михаил Федорович
РУССКИЙ ХАРАКТЕР, Спецназ ВДВ. Часть 1
ПРЕДЫДУЩИЕ ГЛАВЫ:
23. ПОТРЕВОЖИМ ПРИЮТ ДУШМАНОВ.
22. УЧЕБА В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ.
21. ПРОВЕРЬ СЕБЯ БОЕМ.
20. ИНСПЕКЦИЯ У РАЗВЕДЧИКОВ в Афганистане 1981

Хочется несколько хороших слов сказать о Л. Хабарове — старом не по возрасту, а по делам разведчике бывшей 105-й гв. вдд. В Афганистане он долгое время командовал десантно-штурмовым батальоном, оборонявшим важный во всех отношениях высокогорный перевал Саланг.

Это главный участок важнейшей магистрали по доставке грузов из Союза в Афганистан. Это его преодолевал разведчик Климов в составе колонны. Этот опасный отрезок пути постоянно подвергался нападениям и обстрелам, но десантники смело и уверенно отражали все нападения банд, и грузы непрерывно шли к советским войскам.

Бывая по делам службы в штабе 40-й армии, Хабаров выкраивал время и навещал своих боевых друзей, разведчиков 103-й вдд, в Кабуле. Летом 1980 года в ходе боевой операции получил тяжелое ранение руки разрывной пулей.

В Кабуле ему была оказана квалифицированная медицинская помощь, врачи совершили чудо в полевых условиях — сохранили руку. Я и А. Качанов проводили Хабарова до самолета, который увез его для дальнейшего лечения в Москву. После лечения по состоянию здоровья он вынужден был уйти из ВДВ.

Однако его железная воля помогла ему стать слушателем Военной академии им. М.В. Фрунзе, успешно ее окончить и добиться возвращения в родную 56-ю отдельную десантно-штурмовую бригаду. Он стал начальником штаба и снова участвовал в боевых действиях.

На одной из операций был тяжело контужен. Навсегда списан из ВДВ. Вернулся в Союз и занимал различные должности в Сухопутных войсках. Через некоторое время его назначают на должность начальника военной кафедры Екатеринбургского университета, позднее кафедра преобразована в факультет. До сих пор он в строю и занимается подготовкой офицеров запаса. Многие его выпускники служат в рядах Вооруженных сил.

Двое сыновей пошли по стопам отца и окончили Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Повторяя жизненный и боевой путь отца, они служили в Воздушно-десантных войсках, как их отец, командовали разведывательными подразделениями. Выполняли конституционный долг в Чечне.

К ним в дом тоже пришла беда. Младший сын Дмитрий при ведении разведки в тылу боевиков подорвался на мине и потерял ногу. Учился ходить заново на протезе. Старший сын Виталий окончил военную академию и получил назначение в одну из воинских частей в Подмосковье.

К великому сожалению, у войны есть вторая, черная сторона. Она как кривое зеркало. Посмотришь под одним углом, кажется, все хорошо. Под другим углом — вечный мрак и холод. Но молчать об этом нельзя.

Несмотря на высокий уровень профессиональной подготовки, в период с декабря 1979 года по весну 1982 года разведывательные подразделения дивизии имели безвозвратные потери. Были они несравнимо ниже, чем в парашютно-десантных подразделениях, однако без них не обошлись и разведчики.

В отдельной разведывательной роте дивизии в апреле 1981 года во время утренней физзарядки умер разведчик ефрейтор Пиженко Л.И.

В разведывательной роте 317-го гв. пдп в октябре 1980 года погиб ст. лейтенант Калинкин С.В.

В разведывательной роте 357-го гв. пдп летом 1980 года погиб офицер; осенью 1981 года — два разведчика.

В этот период без потерь воевала только разведывательная рота 350-го гв. пдп.

Конечно, потери личного состава можно легко списать на коварность противника, на труднейшие условия ведения боевых действий. Однако командиры всех степеней частично или косвенно повинны в гибели своих подчиненных.

С командиров, особенно с офицеров, постоянно осуществлялся жесткий спрос за сохранение жизни и здоровья военнослужащих. Где-то мы не дорабатывали при организации и подготовке к боевым действиям. Не было богатого боевого опыта, особенно в горно-пустынной местности и в населенных пунктах. Учились воевать на своих и чужих ошибках одновременно начальники и подчиненные.

Мы, офицеры, в большей степени чувствуем ответственность перед родственниками погибших ребят, что тогда не до конца выполнили свой командирский долг и не всех своих боевых товарищей вернули на Родину живыми и здоровыми.

Наиболее интенсивно в боевых действиях участвовали разведчики 80-й отдельной разведывательной роты дивизии и 350-го гв. пдп. Однако количество погибших и раненых не должно зависеть от интенсивности применения разведподразделений в боевых действиях, хотя это тоже немаловажный фактор войны.

Основой живучести разведчиков является их высокая профессиональная подготовка с условием, что способы ведения разведывательных действий отработаны до автоматизма. Владея этими качествами, можно свести потери до минимума, не забывая о существовании шальных пуль, снарядов и мин. Роковая случайность играет иногда тоже подлую роль.

Осенью 1981 года при выполнении разведывательных задач в районе кишлака Паймунар погибли два разведчика 357-го гв. пдп. Основными причинами трагедии явились излишняя самонадеянность и личная недисциплинированность этих военнослужащих, а также плохое управление и слабый контроль за действиями подчиненных со стороны командира разведывательной группы.

Тем не менее мы, командиры, повинны перед родителями, что не смогли уберечь их сыновей в боевой обстановке. И мы обязаны принести родителям свои извинения.

конец.

Рукопашный бой в Москве на Кунцевской.