Дорога к Атамекену

У каждого этноса на протяжении его истории вырабатывались оригинальные представления о прекрасном. Они бережно хранились и передавались из поколения в поколение и в результате стали сутью народа, основой его мироощущения и бытования. О том, из каких кирпичиков складывались на протяжении веков вкусы и характеры кочевников Евразии, рассказывает доктор философских наук, директор Национального аккредитационного центра МОН РК, известный исследователь семантики казахской культуры Нуриля ШАХАНОВА. Какие категории прекрасного, на ваш взгляд, нашли отражение в традиционной казахской культуре?  - Формирование понятия прекрасного относится к далеким истокам степной культуры. Еще в эпоху бронзы, то есть во втором тысячелетии до нашей эры, уже существовал образ прекрасной женщины. Сделать такой вывод позволяет, к примеру, реконструкция женских могильников Лисаковской зоны – об этом пишет в своих исследованиях известный археолог Эмма Усманова. Женский головной убор, костюм богато декорированы ювелирными изделиями. Значит, в те давние времена степные мужчины, как и наши современники, отдавали дань красоте и статусу женщины.  К тому же периоду относятся и истоки особой заботы степняков о младенцах, что подтверждается расположением детских могильников между поселением и могильниками взрослых: даже в потустороннем мире дети были как бы ограждены, объяты любовью, защищены.  В скифо-сакскую эпоху, когда народы были поглощены войнами (I тысячелетие до нашей эры), прекрасное означало любовь к родине, мужество, бесстрашие, неравнодушие к судьбе народа, неповиновение чужой злой воле. Об этом говорят труды «отца истории» Геродота (484-425 гг. до н.э.), Гиппократа, Арриана и других древнегреческих авторов. Понятие прекрасного в этот период было ясно сформировано и отражено в прикладном искусстве, дизайне одежды, воинских доспехах, конской упряжи.  Редкие артефакты могли бы поспорить в художественном исполнении с ювелирными изделиями, украшающими женские и мужские костюмы этой эпохи! Таков, к примеру, головной убор знаменитого «Золотого воина» из кургана «Иссык» в Семиречье. Каждый его ярус отражает понятие о структуре вселенной: верхнем мире – мире богов, который маркирован изумительными фигурками птиц; среднем – мире людей и нижнем – мире подземном. А уникальные образцы так называемого скифо-сибирского «звериного» стиля, сложившегося с VIII века до нашей эры и охватившего огромный пояс степей от Дуная до Енисея, – это не просто шедевры ювелирного искусства, но и своеобразный язык для передачи особого рода идеологической информации. В нем отражены представления людей тех эпох о незыблемости такого понятия, как долг перед родной землей, который заключался в готовности мужественно и самоотверженно встать на ее защиту. Сильные политические и человеческие страсти того времени выражены в сценах охоты хищников на травоядных животных.  Впрочем, на скифских чашах мы видим и повседневную жизнь кочевников – доение кобылиц и овец, обработка шкур, починка лука и так далее. Таким образом, мир, покой, обыденность повседневности также осознавались в древности как большая ценность. Признаться, я не могла сдержать слез, когда увидела на выставке в Германии оригинал небольшой скифской композиции из кургана Куль-Оба (Керчь, IV в. до н.э.), – столь трогательными показались мне фигурки двух обнявшихся в порыве братского чувства мужчин. Эта простая композиция, тем не менее, очень ярко передает представления степняков о верности и преданности, быстротечности жизни, опасностях, которые подстерегают друзей, и горьких случайностях… Вне всякого сомнения, дружба, братство входили в понятие прекрасного. В эпоху ранних тюрков, оставившую нам письменные источники, продолжает развиваться тема служения Отчизне, но уже более полно и развернуто. С того времени, на примере эпитафий на надгробных стелах тюркских каганов, можно проследить эволюцию понятий служения обществу, народу, уважения к власти, лидеру. В этих текстах вырисовывается портрет политического деятеля, государственного мужа – сильного и мудрого; озабоченного более всего благосостоянием народа, расширением границ государства, приумножением его богатств; радеющего о духовности, вере, почитании предков.  Какими традициями степняки регулировали рамки этих стандартов?  - Общество настойчиво культивировало важнейшую из своих ценностей – любовь. Не случайно о родной земле мы говорим «атамекен», то есть земля отцов; о языке – «ана тілі», то есть язык матери. Любовь лежит в основе всех традиций: культа предков и обожания детей, почитания родителей и многого другого – это вечный императив, константа этических представлений степняков.  Степная аксиома – жить в ладу с духами предков: «Если не удовлетворен дух предков, живой не разбогатеет» – «Олі риза болмай тірі байымайды». Мазары и комплексы захоронений определялись, например, в родственном нашему хакасском языке, как «никогда не кочующий аул», то есть загробный мир представлялся обществом со своим укладом и этическими нормами, обязательно предполагающими их выполнение живыми... А возьмите любовь к мудрому и меткому слову, айтысам, словам назидания, лирической песне, эпосу. Казахи веками общались с миром и вселенной посредством поэзии. Поэтической была даже горькая и одновременно прекрасная традиция оплакивания умерших – «жоктау». Музыка была неотчуждаемой частью образа жизни степняков – силой, одновременно боевой и вдохновляющей (в творчестве жырау), сакральной (в практике баксы), лирической и философской (в творчестве сал-сері и куйші). Высокая этика утверждается и в героическом эпосе: существовал негласный запрет на удар врага в спину, бой допускался только лицом к лицу – многое решал поединок жекпе-жек; запрещено было глумиться над конем побежденного врага и над побежденным народом...  Любовь к прекрасной возлюбленной, воспетая в казахском фольклоре, не уступает по красоте, а может быть, и превосходит европейскую рыцарскую традицию.  Любовь к детям также имеет очень древние корни. О бездетном человеке не случайно говорили – «бауыры кутсыз», буквально: «печень его не имеет жизненной энергии, благодати». В родственном казахскому якутском эпосе, кстати, говорится, что мир вышел из «желтой печени земли-матери моей», то есть печень воспринималась как один из главных органов, ответственных за созидание, зарождение жизни, творение Вселенной... И эта спираль перехода смыслов – бесконечна. Возьмем систему родства степняков. Есть четкие границы дозволенного и недозволенного в отношении родственников по материнской и отцовской линии, сватов и прочих. До сих пор, особенно в южных областях, пожилые женщины стараются не произносить свою фамилию, поскольку она связана с именем свекра – это запрет называть имена родственников мужа. В чем заключалась особая социальная сила этих взаимоотношений? Человек степи никогда не чувствовал себя полным сиротой. Род нес за него ответственность в случае проступков и преступлений; в разветвленной системе родства он всегда приходился кому-то родственником, старшим или младшим братом, племянником, свояком, сватом, невесткой, абысын... Наверное, если бы наше общество держалось этих ценностей, не было бы брошенных стариков и детей; а ведь сегодня эти случаи доросли до масштаба социальных явлений. Есть ли будущее в наших попытках сохранить традиции в противовес привнесенным образцам культуры?  - Я верю, что основные ценности степного сознания, несмотря ни на что, живут в нашем обществе. Трансформация их части была неизбежна вследствие изменения экономических, политических, социальных и иных условий жизнедеятельности социума. Казахи говорят: «Адасканнын айыбы жок, кайтып уйірін тапкан сон» – «Нет вины у заблудшего, коль нашел он дорогу домой». Высочайшая этика степного слова, заключенная в традициях, эпосе, поэзии и музыке, никогда не исчезнет, хранимая памятью великой истории. И я уверена, что она займет достойную нишу в новых ценностях, которые приходят в наш мир, а сила их высокого духа пересилит такие негативные явления, как распространение среди молодежи наркотиков, увеличение числа разводов и, как следствие, брошенных детей и стариков-родителей. Главное – посеять зерно этого Слова в молодежи, которой суждено совершенствовать этот все же бесконечно прекрасный мир.

Алипа УТЕШЕВА