Фермерская история №15. Тёмные углы и пятеро "урчалок".

На этой неделе нашему самому младшему и трудному псу Арчи исполняется год.

В пересчёте на человеческий возраст ему 7 лет.

Но, к сожалению, он всё ещё ведёт себя как маленький дурачок, может быть из-за того, что первые две недели его жизни были очень трудными.

А дело было так.

На улице стояли страшные морозы (-30), а мама Санни, у которой со дня на день должны были родиться щенки, вдруг пропала.

Мы до самой ночи с фонариком искали её везде: на сене, под сараем, под домом, но так и не нашли. Санни как сквозь снег провалилась.

Прошло 4 дня.

Я решила, что она родила щенков где-то на морозе, сама погибла и щенков поморозила.

Но это было на неё очень не похоже, она была умной собакой.

Мне было очень грустно, жалко её и новорожденных деток.

Но на пятый день Санни вдруг появилась у нас на кухне, худая и голодная.

Она возбуждённо пыталась мне что-то рассказать, но, к сожалению, собачий язык я не очень хорошо понимаю. И всё-таки я поняла, что она взахлёб рассказывает мне про щенят.

Осталось узнать, где же она их прячет.

Жадно поев и попив молока, Санни бросилась на улицу, я за ней.

Едва успела заметить, как она шмыгнула под наш дом.

Я поползла за ней, но увидела маленький лаз, в который могла лишь пролезть небольшая собачка. А Санни как раз и была небольшая собачка и лаз она сама, наверное, прокопала.

С того дня Санни стала приходить домой каждый день.

Она наспех съедала еду, что-то мне сообщала и убегала под дом кормить и греть щенков.

Под домом было так же холодно, как и на улице.

Мы пытались расширить лаз, через который она ходила, но раскопки пришлось прекратить, чуть не рухнул весь дом.

Но щенков надо было срочно спасать, у них должны были открыться глазки, и я очень не хотела, чтобы они росли в холоде и в полной темноте.

Мы не знали под какой частью дома Санни прячет щенят.

Мы разобрали пол в одном углу, но щенков там так и не нашли.

А мама Санни спрятала их очень-очень надёжно.

Наконец мы всё-таки решились разобрать кладку в том месте, где это было не так опасно.

Мы разобрали кирпичи и камни сбоку дома, где можно было сделать лаз достаточно большой для того, чтобы я могла в него пролезть.

Когда лаз был готов, я схватила сумку и фонарик и полезла под дом.

Я очень волновалась, а вдруг я их не найду, сколько их там, а если они больные и все замёрзли насмерть.

В подполье было очень темно, фонарик едва освещал тёмные углы.

В первом отсеке, куда я проползла никого не было.

Пришлось развернуться и ползти под другую часть дома.

Когда я доползла до самого дальнего угла и направила туда фонарик, то его слабый луч осветил маленькое гнёздышко (вроде ямки в земле), в котором шевелились и пищали щеночки.

Я стала их быстро хватать и складывать в сумку.

Надо было торопиться, под домом было очень холодно, я боялась, что они замёрзнут и простудятся, им ведь было всего две недели.

Я собрала всех пятерых и быстро-быстро поползла назад.

В доме их уже ждала мягкая подстилка и мама Санни, которая очень волновалась и следила за каждым моим движением. Но мне кажется, она тоже была рада.

Она легла к ним на подстилку и стала нежно их вылизывать и кормить, а они в первый раз за свою короткую жизнь, наконец, согрелись, и открыли глазки.

И счастливо заурчали.