ЛУЧШИЕ СОВЕТСКИЕ АНЕКДОТЫ #2

ЛУЧШИЕ СОВЕТСКИЕ АНЕКДОТЫ #2
ЛУЧШИЕ СОВЕТСКИЕ АНЕКДОТЫ #2

В Брук­ли­не на Брай­тон-бич один обо­ротис­тый одес­сит от­крыл не­боль­шой де­шевый рес­то­ран­чик для толь­ко что при­ехав­ших эмиг­рантов. Пер­вые по­сети­тели бы­ли по­раже­ны рас­то­роп­ным офи­ци­ан­том — ки­тай­цем, ко­торый бой­ко изъ­яс­нялся на ив­ри­те. Хо­зя­ина спро­сили:

— От­ку­да у вас ки­та­ец, го­воря­щий на чис­том ив­ри­те?

— Это мы его на­учи­ли, — ска­зал хо­зя­ин, — но толь­ко не го­вори­те ему — он ду­ма­ет, что это ан­глий­ский.

* * *

На рын­ке.

— Сколь­ко сто­ит эта ло­шадь?

— Но это ку­рица, ма­дам.

— Я смот­рю на це­ну.

* * *

Спра­шива­ют же­ниха:

— Ну как? Ви­дели не­вес­ту? Что ска­жете?

— Мне в ней не пон­ра­вились три ве­щи.

— Ка­кие же?

— Ее под­бо­родок.

* * *

— Здесь про­жива­ют суп­ру­ги Голь­дберг?

— Нет. Но на пер­вом эта­же жи­вет гос­по­дин Гольд, а на чет­вертом гос­по­жа Берг.

— Ага. Зна­чит, они ра­зош­лись.

* * *

В овощ­ном ма­гази­не одес­ситка дол­го и при­дир­чи­во пе­реби­ра­ет ово­щи. Про­давец не вы­дер­жи­ва­ет:

— Уж ско­рей бы у­ез­жа­ла в свой Из­ра­иль!

— Я — то у­еду, а те­бе при­дет­ся уго­нять са­молет.

* * *

Ки­тай за­во­евал Со­вет­ский Со­юз. И вот… По быв­шей ули­це Де­риба­сов­ской, а ны­не по ули­це Мао Цзэ-ду­на иду два ки­тай­ца. Один го­ворит:

— Слу­шай, Фи­ма, я так ус­тал щу­рить­ся.

* * *

— Па­па, ска­жи, как пра­виль­но пи­шет­ся: фли­кон­чик или фля­кон­чик?

— Де­точ­ка, не фли­кон­чик и не фля­кон­чик, а пи­зурок.

* * *

— Ра­бино­вич! У Вас на го­лове си­дит му­ха!

— Вы что, хо­тите ска­зать, что я — гов­но?

— Я ни­чего не хо­чу ска­зать! Но му­ху не об­ма­нешь.

* * *

— Ро­за! Ты ни­чего не за­мети­ла? У ме­ня дав­но вы­пада­ют во­лосы. Это ужас­но! Как мне их сох­ра­нить?

— Не вол­нуй­ся! Это же пус­тяк. Скла­дывай их в кар­тонную ко­робоч­ку.

* * *

— Что нуж­но сде­лать в пер­вую брач­ную ночь, что­бы не ис­пачкать прос­ты­ню?

— Нуж­но вы­мыть но­ги.

* * *

— Чем от­ли­ча­ет­ся тер­ро­рист от ев­рей­ской ма­мы?

— С тер­ро­рис­том мож­но до­гово­рить­ся.