Афганский солдат здесь

31.07.2018

Мой тесть, как и мой отец — офицеры ВДВ, вместе учились в училище, вместе служили, ветераны Афгана и Чечни, имеют ордена и медали, а в придачу несколько пулевых и осколочных ранений. Хочу пересказать вам историю моего тестя. Поймите, Николай Константинович ( тесть ), как и мой отец про войну что была  в Афганистане, что в Чечне почти никогда ничего не рассказывают, кроме каких-то курьезных случаев или в целях воспитания детей ( меня с женой ), а уже и внуков.

Дали мне отпуск и я с Наташкой ( женой ) сразу рванули к нашим родителям, которые из друзей стали полноценными родственниками. Заехали к тестю с тещей, а потом и к моим родителям домой, где нас ждал богатый стол. Встретились, обнялись, поели, выпили, тут вроде общий разговор плавно перешел в разговор по « интересу» - то есть женщины между собой о том, о сём, а мы — офицеры десантуры о своём. Тут в нашем разговоре наступила пауза и мы услышали часть речи моей тёщи

 -  ….мало того, что ручки и карандаши пропадают, так стали и бумаги со столов в кабинете по полу раскидными быть! Думали, чудит кто — то: может охрана, может бабы из соседнего отдела....Но охранники клялись, что не они, как и бабы — соседки... А потом охранник нам видео с камер показал, как в нашем кабинете стул САМ метр проехал...!

Моя мама и жена испуганно охнули, а Наташка села возле меня и схватила за руку. Но мой батя и тесть только криво усмехнулись.

- Коля, расскажи как ты у горки в лесу увидал что то! - с хитрой, но какой то тревожной улыбкой обратился отец к тестю.  

- Да ну, Андрей, не поверят, а еще и засмеют, хотяяяя...! Была — не была, слушайте, а верить или не верить — дело ваше!

«Дело было в 1988 году. Мы на горке сидим, я и Андрюха хоть и в чине едином, но я - ком.заставы, а он — мой зам. Горка у нас тихая, курортная, то есть не очень высокая и крутая, да и духи не особо тревожат, правда, о себе дают знать, чтоб мы ягодицы в тонусе держали — то из миномётов, то реактивными снарядами обстреляют, а порой и снайперов посылают на соседний холм, благо дистанция большая — больше на испуг брали, нежели реальную угрозу представляли. А мы то в долгу не оставались, правда Андрей? То из минометов приласкаем, то «слоном» ( танк Т — 64 ) убаюкаем, то «Утёсами» ( крупнокалиберный станковый пулемёт ) причешем. А тут по радио мне приказ в штаб прибыть, а до него вёрст 30 пилить. Машин то нет, «слона» и БМП снимать нельзя, что бы не снижать боеспособность заставы, вот я и на «попутках» до штаба....Там весь день провел, опосля связался с Андреем, сказал, что буду вечером, да что бы наши гвардейцы меня за духа не приняли да новую дырку не организовали в моём туловище. Поймал БМД спецназовский, попросил добросить, а им как раз мимо нас ехать, добросили, попрощался и двинул в гору. А у подножия и примерно до середины склона лесок прорастает, мы его заминировали ибо не простреливался совсем. Тропки то саперы, конечно, оставили, и я их знал, вот и пошел по только нам известным маршрутам через лес, который с каждой минутой становился всё темнее и темнее в силу захода солнца. Я ускорил шаг, чтобы выскочить из леска, пока хоть что - то видно, ещё не хватало на собственной мине подорваться.... И вот уже почти вышел из леса, как, глядь, человек на корточках стоит жоп.., то есть спиной ко мне. У меня в голове мысль: «Сука, душман, проход в нашем минном поле делает!» Я автомат в руки и спокойно так: здесь https://jutkoe.ru/afganskiy-soldat — самые жуткие истории из жизни.

 - Встать! Медленно! Убью!

Все естественно говорил на фарси, чтобы понял дух меня, и уже патрон дослал и палец на спусковом крючке держу. Полумрак лесной все сгущается, душман медленно выпрямился. «Что в нем не так...» - подумал я. Душман начал медленно разворачиваться.... развернулся, в руках была мина, он сделал шаг ко мне.

- Стоять!

Но тут я увидел то , что я не забыл до сих пор........до сих пор он ко мне во сне приходит.

Это был не душман, это был наш боец — в тельняшке, штанах и ботинках, но в руках у него была не мина, а голова, которую он держал в левой руке за волосы. И голова была его!!!! ЕГО!! У самого бойцы то головы не было: от шеи какие то черно — бурые ошмётки остались, тельняшка в кровище и грязи....

Я так не боялся никогда — ни до, ни после! Сердце колотилось темпом пулемёта, я попытался сделать шаг назад, но ватные от страха ноги отказали, и я плюхнулся на задницу. Про автомат в руках я забыл в едину секунду, а он ещё из рук выпал. Солдат с головой в руке приближался ко мне, а я, отталкиваясь ногами от земли, пятился жопой назад, до тех пор пока безглавый ко мне не подошёл почти вплотную. Меня обуял такой страх, что и не описать. Мозг начал судорожно искать пути спасения... Я дернул правой рукой, подтягивая АКМ, ремень которого все еще был на моей кисти. Безглавый стоял передо мной в полуметре, все так же держа мертвую голову в опущенной руке.... Я подтянул автомат, резко вскинул и дал очередь! Я видел, как в тельняшке бойца образуются аккуратные отверстия, но тело вообще не реагировало на пулю калибром 7, 62! Я выпустил весь магазин в это, но это даже не шелохнулось!!! А потом это подняло руку с головой, глаза головы резко открылись, глаза смотрели на меня, а потом голова расхохоталась громким смехом!!!! Тут моя психика мне отказала, и я отрубился.... Очнулся я на заставе, Андрюха, рядом, я его спрашиваю: «Как я тут оказался?», а он мне: « Мы тебя посреди минного поля нашли, лежал себе, отдыхал, если бы очередь не дал, то долго бы тебя искали: никто же не знал, что ты тропы забудешь....»