Жар её льда

Жар её льда

Женщине всегда не хватает мужского внимания. И если мужчина дает ей повод так критически оценивать ситуацию, значит, ему поздно задумываться. Надо действовать решительно и желательно без промедления. Потому что женщина не тратит время на повторные мольбы. Она просто закрывает свое сердце, как входную дверь, ключом и отправляется на поиски другого мужчины.
С любящей женщиной все гораздо сложнее. Неконтролируемые вспышки гнева, частая смена настроения, почти детская обида и трудно сдерживаемая ревность – вот далеко не полный перечень того, с чем приходится сталкиваться мужчине на тернистом пути к любви. А что если это не минутное увлечение? Что если это любовь, причем, последняя в его жизни? Как тогда маневрировать ему в этом бурлящем океане женских страстей?

- Влюбленные люди чаще встречаются! – из ее уст это прозвучало как ультиматум. – И телефоны, между прочим, пока продолжают работать!
Их влекло друг к другу. Но их желание быть все время вместе сдерживалось их семейным статусом, полным отсутствием территории для встреч и каждодневными домашними заботами. А душе хотелось праздника! Хотелось совсем ненадолго отключиться от реальности и впасть в фазу кратковременного счастья.
Боже, как все-таки мало нужно человеку для счастья. И как это счастье часто бывает из-за этой самой малости недостижимым.
Им повезло. В их полулегальной жизни случались такие вечера, которые они могли проводить вместе. И они гуляли. Болтали без умолку, радовались, словно малые дети, и иногда лишь замолкали, чтобы услышать, как бешено бьются их сердца, и вникнуть в давний разговор, который между собою ведут звезды.
А звездам до их чувства не было никакого дела. Они не вмешивались в происходящее. Они понимали, что эти двое больше ни с кем на земле просто не могут разделить свою радость. Звезды были безучастны и холодны.

- Я думаю, ты классно целуешься, - Тимоша не высказывала предположения. Ей просто надоело ждать, когда он наконец-то проявит себя как мужчина.
- Курс ускоренной подготовки на помидорах я благополучно завалил в юности, - его слова невозможно было расценить как маневр уклонения, в них было с избытком иронии.
- Ой, а я – губы забыла накрасить, - как бы о своем, женском, продолжала она.
До Крещения было подать рукой. Порывы ветра пускались во все тяжкие, чтобы разлучить их и не дать им познать вкуса друг друга. Окружающая температура норовила остудить их пыл. Словом, природа упиралась, как могла. Но они же были сумасшедшими влюбленными. Каверзы стихии уже не могли остановить их на пути друг к другу.
Увязая в глубоком снегу, они добрались до странного архитектурного сооружения, которое на время защитило их от ветра и скрыло от любопытства посторонних. Они шумно дышали и не отрывали глаз друг от друга. Облаченные в зимние одежды, они больше походили на неповоротливых гигантских кукол. Тех, в костюмы которых наряжаются пока непризнанные таланты и веселят честной народ во время концертных выступлений и безудержных народных гуляний.
Козырек своей кепки он лихо сдвинул на затылок. Последняя преграда на пути к их поцелую пала. Все, путь свободен. Она не закрывала глаз. Ее лицо так близко он никогда еще не видел. В свете луны оно было прекрасно.
- Жаль, что ты видишь меня лишь вечером, когда я уже уставшая и некрасивая, - его достиг жар ее дыхания. И в этот миг их губы оказались так близко, что ответить он уже не успевал.

Их обоих накрыла горячая волна страсти. В это первое касание у них перехватило дыхание. Трудно было даже понять вкус губ. В долгожданном и выстраданном первом поцелуе они были неумолимы, ненасытны и одержимы. Они пришли в себя только тогда, когда осознали, что им обоим нужен кислород. Они ведь могли просто задохнуться от своей страсти.
Они оторвались от губ друг друга и жадно вдохнули в себя морозный воздух полной грудью. Словно ловцы жемчуга, ловко сбросившие груз и буквально вытолкнутые толщей воды на поверхность с драгоценной добычей. Их добычу нельзя было увидеть глазом или подержать в руках, но ее можно было оценить. Потому что прекраснее жемчуга может быть только поцелуй. Раковина женских губ открывается не каждому удачливому ловцу. Это целое искусство и владение особой техникой. Надо изловчиться так, чтобы, удерживая норовящие выскользнуть ее губы своими губами, не удариться друг о друга зубами и коснуться своим языком за их частоколом дрожащего кончика ее языка.
Вы только хотите попробовать? А они уже сделали это и теперь хотели еще. Их инстинкты настаивали на продолжении безумства.

Мир вокруг них словно замер. Только под непроглядным потолком неба тускло мерцали звезды-лампочки. Они хотели бы гореть ярче. Но для этого им нужна была вся сила света любящих на земле сердец. А эти двое своей любовью могли пока что осветить лишь маленький город. И все-таки в этот вечер с околоземной орбиты при желании можно было разглядеть яркую точку в полосе темноты. Это был островок обретенного счастья, затерявшийся среди бурных вод человеческого разочарования. Но звездам до этого не было дела.

Павел Коваленко (с), 2008