"Альцина" в Большом театре. Кто не успел, тот опоздал.

Поход на «Альцину» Генделя на новой сцене Большого можно считать одним из самых занятных культурных вечеров наступившего года.

Несчастливая судьба у «Альцины» Кэти Митчелл в России - и двух лет не продержалась она в репертуаре. Я попала на один из финальных показов, чему очень рада, причём по самым разным причинам.

Не могу сказать, что дело только в ценности данной постановки.

Да, это очень необычная и стильная работа, думаю, что любители музыкального театра много слышали об оригинальной постановке для фестиваля в Экс-ан-Провансе (Большой просто-напросто купил ее, правда основные партии пели не только иностранные исполнители, но и наши).

О Кэти Митчелл и особенностях данной «Альцины», а также о содержании в сети можно много что почитать, я пересказом заниматься не хочу. Специально прикрепляю ролик, чтобы было понятно как выглядела сцена, как круто работает эта межкомнатная трансформация старых колдуний в молодых красавиц, как суров конвейер по превращению любовников в животных и как сказочный остров представлен в виде эдакой спальни-гостиной.

Для меня это был особенный опыт по ряду других причин, ибо какие-то тизеры того, как это выглядит я, конечно же, видела.

Ну во-первых Музыка. На моем веку это первая барочная опера и для меня местами было сложновато именно в темповом плане... с театральной составляющей.

3,5 часа сценического времени, а динамики в сюжете дай бог часа на полтора. Это с одной стороны даже удобно (хехе) - многократно повторяющиеся слова арий заставляют забыть про субтитры: прочитал пару четверостиший разок - и следующие минут 15 просто наслаждаешься музыкой. С другой стороны понимаешь, как сложно певцам, а уж постановщикам - и того хлеще, это ж надо придумать,чем занять всех на сцене, чтобы было смотрибельно.

И если первый акт у меня прошёл на одном дыхании, просто ух! , то во время второго мне порой хотелось, чтобы или картинка сменилась. Мне очень нравилась музыка, Гендель волшебный, от музыки я совершенно не устала, а вот от постановки -да.

Вам знакома ситуация, когда вы оказываетесь вдруг в одном пространстве с человеком, с которым вам по каким-то причинам не хочется разговаривать, общаться, а иногда и здороваться и вот вы начинаете делать вид, что чем-то поглощены? Плакаты по пожарной безопасности на стенах читать или сосредоточенно копаться в сумке?

Абсолютно идентичное чувствовать вызывали некоторые мизансцены второго акта: персонажи не особо понимали куда себя деть в ожидании динамического сдвига.

Странная группка слуг, среди которых был мужик в платье и туфлях (зачем?) монотонно шагала по этажам и почти бессмысленно переставляла предметы, во втором акте они конкретно этим утомили. Я, кстати, не против мужиков в платьях, моя широкоизвестная любовь к фильму «Человек, который удивил всех» мне порука, но у всего должен быть смысл.

И если говорить о смысле, то интересен и социальный опыт, полученный на «Альцине». Только на странных и неоднозначных событиях зритель раскрывается больше, чем в рамках стандартов.

В первом акте на сцене был сыгран самый что ни на есть секс между Альциной и Руджеро и на мой взгляд такое прочтение в данном случае вполне уместно. Альцина, на минуточку, весь остров заполонила превращёнными в разное надоевшими любовниками, странно было бы предположить, что эта дама с мужчинами обычно чаи гоняет.

И вот представьте, что певица верхом на певце имитирует соитие и при этом поёт, добираясь до самых высоких нот. Причем сделано это так хитро, что сначала не понимаешь насколько далеко они там зайдут. А они заходят далеко, но смысл именно в развитии этого момента: зритель в основной массе сидит и не знает как реагировать, такая особенная тишина перед откликом наступает.

У многих, чувствуется, теплится надежда, что сейчас слезет, но этого не происходит и вот уже идёт шепоток, жужжание, нарастающий гул, какие-то междометия раздаются и когда становится понятно, что у Альцины все получилось, зрительница с середины моего ряда не выдерживает и кричит «минет ещё сделай!».

Но Большой театр пока ещё - не стол заказов, да и исполнительница главной партии - Хизер Энгебретсон по-русски, думаю, не говорит и не слышит, обошлось. Мне, кстати, не понравилось, как она поет. То есть на ариях она распевается и все хорошо, но после перерывов ( то есть когда заканчивают петь другие и вновь приходит черед ее героини ) она заходила с каких-то удивительно писклявых интонаций. И беспрестанно делала страшные лица, хотя самой Альцине было от чего так сердиться и страдать, но все же. Я посмотрела ролики оригинально постановки : у Петибон все было как-то более в тему.

Рядом сидели две девушки, которые после этого момента не могли перестать возмущаться почти до самого антракта, а после него не вернулись. Так же как и другие не вытерпевшие данных сцен зрители-из было немало, но не критично - места в партере быстренько заняли люди с балкона.

По мне - так все логично. Несколько тяжеловеснее была решена сцена с элементами БДСМ теперь уже с сестрой Альцины - Морганой ( Анна Аглатова) , в каких-то схематичных представлениях о данном виде утех, а уж когда это все повторилось во втором акте, мне кажется все задремали. Но Аглатова пела очень хорошо весь спектакль. Еще мне понравилось, как пела Катарина Брадич ( Брадаманта).

Ажитации внёс и тот факт, что у главного мужского персонажа - Руджеро (Дэвид Хансон) - контр-тенор. Проще говоря - женский голос. В гуще постельных событий это как-то добавило перца, мне кажется он тоже немного попал под возмущение.

Вот тоже ещё одно мое «впервые»: контр-тенора живьём до сей поры я слышала только в записи. Это интересно! Хансен пел хорошо, но с определённого момента ужимок и усилий у него стало слишком много, и сочетание лощеной хипстерский внешности, тембра и этих ужимок вызывало скорее какое-то комическое чувство. Слушать хорошо, смотреть - слишком весело. Во втором акте рядом со мной сидела уже другая зрительница и на аплодисментах мы с ней немного разговорились, она сказала, что Хансен - не торт, а за контр-тенорами надо нынче идти только в Стасик на «Триумф времени и бесчувствия» того же Генделя или на спектакль Серебренникова «Барокко». Ну я как человек не совсем отсталый говорю да, я уже облизывалась на «Триумф», но что-то за 5 тысяч не готова слушать ничего. Моя соседка ответила, что Триумф был по 7 и уже подешевел. На что я сказала, что эта самая «Альцина» была по 5 изначально и вот дожили же до 2000 за партер, будем ждать дальнейшего удешевления «Триумфа». Судя по общей ситуации, если такое произойдёт, это будет означать, видимо, что постановка заканчивает своё существование.

Немного грустно как-то стало за эту общую ситуацию, Как мне кажется, у оперных зрителей в Москве особо нет выбора, классических постановок хорошего качества мало: или смотришь какую-то поддельную скукоту, а если как-то более-менее необычно ставят, то оно быстренько со сцены уходит, потому что люди не особо готовы к новаторским трактовкам. Новаторство новаторству тоже рознь, конечно, но при всех моих недовольствах, я представила, что Генделя поставили бы в традиционных париках и костюмах и не дай Бог соорудили бы для Альцины остров-нашлепку как в «Сказке о царе Салтане» в Стасике, и подумала, что увиденное было очень и очень неплохо.