Поонежская экспедиция 2021. Глава II. Деревянные храмы Каргополья

10 April

Оглавление

В седьмом часу утра я проснулся. Спать в машине было не холодно, автономка с вечера не сразу, но всё-таки согрела салон до комфортной температуры (окна я по возможности завешивал и затыкал одеждой, чтобы уменьшить теплопотери). И утром хотелось ещё немного подремать - тем более, Денис с Сашей тоже ещё не выходили из машины. Но меня терзали опасения, что не смогу завести двигатель: боялся, что автономный отопитель за ночь израсходовал слишком много заряда аккумулятора (а мороз ночью крепчал). Поэтому я быстренько оделся, выпрыгнул из салона, пересел на водительское сиденье, повернул ключ...

Двигатель завёлся с пол-оборота, но дальше началось странное. Было ощущение, что в моторе будто происходит внутренняя борьба: одна его часть уже завелась и работает, другая часть - мешает работать первой. Стало понятно, что проблема
четырёхлетней давности с двигателем Ховера (вызванная, видимо, аномальными морозами января 2017 года) так никуда и не делась - просто она проявляется в морозы под 30 градусов, которых в средней полосе не бывает. Впрочем, эта борьба продолжалась секунду-полторы - затем все цилиндры включились, и мотор заработал ровно. Ожила рация, Саша с Денисом спросили:
- Ну что, замёрз?

Сидеть и греться в салоне при плюсовой температуре - приятно, но нельзя было позволить себе такую расточительную трату времени. Я разложил на улице стол, подсоединил газовый баллон к плитке, поставил чай из канистры, которая всю ночь стояла рядом с работающей автономкой (и поэтому не замёрзла). Денис и Саша тоже вышли на улицу, на мороз - было 28 градусов ниже нуля. Хлопоча возле плиты, я посетовал:
- В такой мороз на улице постоянно течёт из носа.
- Это конденсат! - пошутил Саша.
Шутка была очень актуальной: ночью им конденсат слегка попортил нервы. Посреди ночи в Паджеро Спорте внезапно перестал работать "Планар"! Я бы в этой ситуации наверняка запаниковал. Но Саша с Денисом сообразили, что вещи просто так не ломаются - и, подумав, полезли под машину с фонариками: искать отверстие для впуска воздуха в автономку. Догадка оказалась верной - отверстие было наглухо забито замёрзшим конденсатом выхлопной трубы двигателя (ночью они временами заводили дизель, чтобы утром вокруг него не плясать с бубном).

Время близилось к рассвету. Денис, вооружившись фотоаппаратом, сказал:
- Пойдём смотреть церковь!
Надо сказать, что маршрут нашего путешествия разрабатывал и ключевые точки выбирал Денис. А я его очень подробно расспрашивал, куда именно будем заезжать и какие церкви смотреть - чем иногда вызывал его удивление: "Мы же вместе едем!" Я очень люблю перед путешествием подробно прочитать обо всех ожидаемых достопримечательностях, посмотреть фотографии. Как известно, путешественник живёт тремя жизнями: когда планирует путешествие, когда совершает его и когда вспоминает о нём. Подробное изучение маршрута для меня - это та самая первая жизнь путешественника (а написание путевых заметок - третья). Но о церкви в Красной Ляге я не прочитал вообще ничего: как-то мимо меня прошли планы разместиться на первую ночёвку в районе Кучепалды.

Огромный плюс путешествий именно такого формата, с "дикими" ночёвками в машинах без привязки к гостиницам - возможность заночевать поблизости от какой-нибудь примечательной церкви и с утра после не слишком раннего пробуждения посмотреть на неё на рассвете, наделать фотографий. А церковь, определённо, заслуживает внимания. Стоит в поле одиноко, высокая и стройная, будто свечка (никаких трапезных к ней не пристроено). Внизу - восьмерик от самого фундамента, крыша - шатровая.

Денис прямо тут, на 28-градусном морозе, провёл ликбез - рассказал нам, что церковь зовётся Сретенской (или Сретено-Михайловской), построена она в 1655 году (в середине XVII века - то есть ей около 350 лет!). И даже подсказал, что в этом месте есть геокешерский тайник , который был мною успешно взят.

Мы немного побродили по снегу возле храма. Денис, орудуя штативом и фотоаппаратом, делал фотографии церкви на фоне предрассветного горизонта. Саша достал видеокамеру, снимал церковь, природу и нас. Навёл камеру на меня и спросил:
- Как впечатления?
Я в ответ рассказал анекдот о возвращающемся из армии дембеле, который на просьбу описать свои впечатления от службы Родине в двух словах ответил: "Было холодно!" На таком морозе мы быстро покрылись инеем от дыхания - и вскоре отправились обратно в сторону тёплых машин. Как раз в этот момент из-за горизонта появилось северное солнышко, дав нам возможность полюбоваться утренней зарёй. Вот оно - "небо нестрогое".

Остывший чайник подогрели на плитке, заварили быстрорастворимой каши на завтрак, попили чаю - и стали готовиться к отъезду. Автономку я выключил только в этот момент. Вечер предыдущего дня доходчиво донёс до меня ценный урок: человеку зимой необходим дом, и на период подобного "дикого" путешествия домом становится автомобиль - а дом зимой нужно постоянно отапливать, не позволяя ему выстыть (иначе отогреваться будет долго).

Второй день путешествия мы ещё в Москве запланировали провести отдельно друг от друга. Меня очень интересовал Почозёрский погост - северный "тройник" в деревне Филипповской, расположенной в Плесецком секторе Кенозёрского национального парка. Вообще меня эти деревянные храмовые ансамбли, состоящие из летней церкви, зимней церкви и колокольни - чем-то завораживают. Они существовали только на Русском Севере, лет сто назад их было несколько десятков - а сейчас осталось всего шесть.

Но от трассы до Почозёрского "тройника" целых 80 км - это часа два в одну сторону по извилистым заснеженным грейдерам Кенозёрья. Поэтому Денис с Сашей решили туда не ехать, а посвятить второй день осмотру Ошевенска с его Александро-Ошевенским монастырём - и некоторых других примечательных мест вдоль Онеги (которых в этих краях немало). Мы договорились, что из Филипповской я напишу ребятам смс, чтобы ориентироваться по времени встречи вечером. Саша и Денис напутствовали меня:
- По грейдерам езди только на полном приводе и на стравленных шинах! И аккуратнее там, не спеши!
И я первым уехал из Красной Ляги, поскольку мне предстоял явно более долгий путь, чем экипажу Паджеро Спорта.

По заснеженной дороге я довольно быстро проехал 30 километров до Каргополя, где повернул налево, на север, на трассу А-215. Нужно было спешить, чтобы вечером не заставлять себя ждать слишком долго. Поэтому заезжал я только в те примечательные места, которые располагались рядом с шоссе. Первым стало Саунино, ныне называемое Кипровом, которое располагается в четырёх километрах от Каргополя, где стоит старинная деревянная церковь Иоанна Златоуста. Конструкция церкви не совсем такая, как в Красной Ляге: восьмерик на четверике, плюс с западной стороны пристроена трапезная. Рядом стоит отдельная колокольня с шестигранным срубом. Но церковь тоже шатровая. Построена она в 1665 году - то есть ей тоже без малого 350 лет! Чуть позже я прочитал, что патриарх Никон (автор церковной реформы) в середине XVII века категорически запретил строить шатровые храмы, никому не объясняя причин запрета.

Впечатления от церкви Иоанна Златоуста были особенны тем, что рядом располагается вполне жилая и обитаемая деревня Кипрово. С одной стороны, это любопытно: такой древний храм стоит - а рядом обычные современные дома, в которых живут современные люди, и даже дорога почищена трактором. С другой стороны, слишком долго бродить вокруг церкви не хотелось: Ховер я поставил на обочине этой самой узкой дороги, и если бы кто-то поехал - моя машина могла бы создать помехи. Поэтому, насмотревшись и сделав фото, я продолжил свой путь.

Вскоре на дороге под снегом и льдом показался асфальт - не самый распространённый вид дорожного покрытия в этих краях. Я выключил полный привод и разогнался до 90 км/ч. На скорости двигатель начал "троить", машина задёргалась - снова сказывался мороз (температура тем утром опускалась до 31 градуса ниже нуля). По возвращении в Москву двигатель нужно было диагностировать и ремонтировать. Но я переживал, как бы Ховер меня не подвёл в ближайшие день-два: ожидались морозы ещё сильнее. Хотя даже при 30 градусах приходилось держать отопитель почти на максимуме, чтобы в салоне на скорости 90 км/ч было комфортно. На этой дороге стабильно ловит сотовая связь, да и мобильный Интернет присутствует. Подумав, я поставил загружаться на YouTube свой
вечерний видеодневник : проще потом отправить ссылку на видео, чем текстом отвечать на многочисленные расспросы о том, как идёт путешествие. Так я проехал около 50 километров по трассе А-215 вниз по Онеге. Дорога была разная: то почти чистый асфальт, то лёд. Разгоняться больше 90 км/ч я боялся, а вот местные ездили по этому шоссе более уверенно, обгоняли меня. Доехал до деревни Шелоховской, куда свернул посмотреть на деревянный храмовый ансамбль.

Церковь Михаила Архангела (видимо, летняя, неотапливаемая) построена в 1715 году в кубоватом стиле. Слово "кубоватый" здесь относится не к срубу-четверику внизу (который по форме напоминает куб), а к верхушке, к крыше, напоминающей по форме луковицу (на которой располагаются пять куполов). Этот архитектурный стиль встречается практически исключительно в Поонежье и на Поморском берегу Белого моря. Очень вероятно, что он возник как реакция жителей Севера на запрет строить шатровые храмы.

Церковь Сретения Господня (зимняя, тёплая) построена в 1803 году в "ярусном" стиле: на широком четырёхгранном срубе располагается более узкий четверик высотой всего в несколько брёвен - и на нём уже стоит восьмерик.

До середины XIX века рядом с церквями стояла ещё и деревянная колокольня - то есть храмовый ансамбль был классическим северным "тройником". Потом колокольня обветшала, и её заменили на каменную, которая также не сохранилась.

Интересно, что буквально за месяц до путешествия фотографию двух деревянных храмов в Шелоховской мне показала моя коллега по работе (нашла её в каком-то сообществе ВКонтакте, среди фото каньонов США, фьордов Норвегии и прочих достопримечательностей) со словами: "Вот какие красивые места бывают! Побывать бы там..." В тот момент наша поездка уже была запланирована, как и заезд в Шелоховскую - но я до самого отъезда боялся, что путешествие сорвётся. А оно не сорвалось, и хоть каньонов с фьордами из того сообщества я не лицезрел, зато деревянный храмовый ансамбль в деревне Шелоховской Каргопольского района Архангельской области довелось увидеть своими глазами.

В Шелоховской, помимо церквей, есть как минимум несколько очень красивых и примечательных деревянных домов. Но я не стал бродить по деревне и их разглядывать: время было дорого. Сел в Ховер и, продолжая свой путь, вскоре покинул Каргопольский район, въехав в Плесецкий. Доехав до Конёва, свернул с асфальта налево на заснеженный грейдер, включил полный привод... Меня ждал Кенозёрский национальный парк, в котором я никогда не был раньше.