Поонежская экспедиция 2021. Глава IX. От Поонежья до Беломорья

На наше счастье, утренний сильный южный ветер немного стих, да и снег уже шёл не такой густой. Поэтому, хотя ветер и снегопад атаковали уже наши лица (а не спины, как утром), идти было относительно комфортно. Тем не менее, время от времени мы делали остановки, чтобы отдохнуть, повернувшись к ветру спиной.

Кругом было сплошное белое безмолвие. Из следов присутствия человека - лишь снегоходный след и наша лыжня. Впрочем, даже их за несколько часов метели занесло снегом практически полностью, без следов. Мы шли снова вдоль левого берега, и в какой-то момент из ближайших кустов выпорхнули две белые птицы и быстро улетели. Я даже не успел разглядеть, что за птицы это были - то ли чайки, то ли куропатки, то ли ещё кто. Мне снова вспомнилось "Сияние" группы "Пикник":

С суетою проститься,
И с далёкими птицами,
Мы с далёкими птицами
Будем петь заодно.

Впрочем, с суетою проститься полностью тоже не получилось. Сотовая связь в этих местах ловит, и даже мобильный Интернет присутствует. Во время одной из наших остановок мне написал сисадмин с работы с просьбой позвонить ему, как мне будет удобно. Я позвонил и сказал, что эти три рабочих дня пребываю в отпуске, а в данный момент нахожусь в полутора тысячах километров от Москвы, стою на лыжах на льду реки Онеги посреди белого безмолвия. Сисадмин ответил, что люто мне завидует - на этом мы и распрощались. Но голова уже всё равно начала работать по шаблонам бесконечной и бесполезной московской суеты. Я вспомнил, что на следующий день у меня по расписанию занятия со студентами. Ещё перед отъездом в путешествие я попросил коллегу провести эти занятия - но в этот момент подумал, что надо бы напомнить. Позвонил, напомнил. Как-то за этими звонками очарование северного спокойствия и тишины, этого белого безмолвия - сошли на нет.

Поонежская экспедиция 2021. Глава IX. От Поонежья до Беломорья

Пока мы продолжали путь на лыжах к нашим машинам, мысли о завтрашних занятиях напомнили мне вопросы, которые всех чаще задают мои студенты в конце второго курса, перед распределением по кафедрам: "Насколько умным нужно быть и насколько много нужно знать, чтобы попасть на вашу кафедру?" Я подумал, что вопрос этот звучит примерно как: "Насколько выносливым нужно быть и за сколько нужно пробегать на лыжах пять километров, чтобы поехать в путешествие на Север, предполагающее радиальные выходы на лыжах по целине?" Ответ будет примерно одинаковый: на первом месте будет желание и стремление, а навыки, знания и способности в этом вопросе второстепенны. Чтобы дойти на лыжах от Грихнова до Мондина, нужно в первую очередь хотеть побывать в Мондине, хотеть посмотреть на деревянную церковь и на безмолвную зимнюю деревню - да и вообще любить и ценить Русский Север. Конечно, если при этом человек находится в хорошей физической форме - он дойдёт быстрее и устанет меньше. Если в не очень хорошей форме - устанет больше, идти будет дольше, но всё равно дойдёт. Лыжный поход - это не соревнования, тут необязательно передвигаться как можно быстрее.

С другой стороны, это вопрос расстояния. Если бы мы отправились в лыжный поход на Кий-остров по льду Белого моря, как некоторое время мечтали перед путешествием - там уже потребовалась бы двигаться достаточно быстро, чтобы успеть туда-обратно засветло. От берега до Кий-острова около 8 км, но на море присутствуют ледяные торосы, которые могут удлинить путь. Собственно, от наших машин до Мондина вроде бы тоже всего 4 км было, а мы за эту вылазку прошли около 13 километров. Трек нашего похода можно посмотреть тут:
https://gpsloglabs.com/share/9c45f8942d76f85372ab780d852c1e6107dfa1bf/

Когда мы с Сашей ещё в Москве созванивались для обсуждения планов на путешествие, он мне сказал:
- Купи хороший огнетушитель. А то мало ли, автономки всё-таки...
А тут мы, уйдя в Мондино, оставили автономные отопители работающими. Поэтому, подходя к месту стоянки наших машин, я невольно вглядывался в горизонт: нет ли там пары столбов чёрного дыма. Но всё было хорошо, причин для беспокойства не наблюдалось. Перед подъёмом на берег со льда Онеги мы снова расчехлили штатив и камеру - и сняли на видео, как съезжаем на лыжах с крутого берега на лёд. Конечно, все падали. Надеюсь, когда-нибудь Сашин фильм о нашем путешествии выйдет и эти кадры в него войдут.

На часах было начало третьего, нужно было пообедать. Газовая плитка на этот раз у меня уже была собрана, я поставил на неё котелок с небольшим количеством воды, а Дениса попросил выдать замороженный "соус", лежащий в кофре. Разогревать готовую замороженную пищу не в микроволновой печи мне довелось впервые. Было нетривиально извлечь разбухшие ледышки из пластмассовых контейнеров: их пришлось на пару минут поместить под поток тёплого воздуха из автономки, чтобы "соус" оттаял от контейнера. Затем эти три картофеле- и мясосодержащих куска льда отправились в котелок с кипящей на дне водой. Совсем без воды их разогревать было бы нельзя: "соус" бы подгорел. А так ледышки постепенно таяли, а я их помешивал. Наверно, около получаса прошло, прежде чем блюдо было готово к употреблению. Мы разложили "соус" по тарелкам, а на плитку я поставил чайник.

Поонежская экспедиция 2021. Глава IX. От Поонежья до Беломорья

До похода в Мондино я боялся, что придём мы все мокрые, вспотевшие - нужно будет срочно запрыгивать в тёплый салон, выкручивать автономку на максимум и немедленно переодеваться. Но лично я оделся довольно легко - поэтому во время движения на лыжах было не слишком жарко, а во время остановок очень быстро становилось и вовсе очень холодно. Так что переодеваться не пришлось, я просто пристегнул синтепоновую подкладку к куртке - и занялся обедом. Воротник куртки от дыхания обмёрз вместе с молнией, вследствие чего последняя стала плохо застёгиваться. В какой-то момент я приложил усилие для её застёгивания - и ручка молнии просто отломилась. Странно, что "Сплав" сделал такую ненадёжную молнию в куртке, предназначенной явно не для поездок в метро на работу.

Пока мы ходили на лыжах и телефон был у меня в кармане, записывая GPS-трек. Дело это, как оказалось, довольно энергозатратное, хотя на полдня заряда аккумулятора хватило. Когда добрались до машин, я тут же поставил телефон на зарядку - и сразу же поставил загружаться на YouTube свой
вечерний видеодневник. Это тоже энергозатратный процесс: пока загрузка не завершилась, уровень заряда не спешил расти.

Мы пообедали, попили чаю и собрали вещи. Настало время ехать дальше. Вернувшись на дорогу, мы стали накачивать колёса: Денис - потому что он их стравливал вечером для пробивания колеи, а я в очередной раз подкачал спускающее заднее правое колесо. Вообще процесс накачки у экипажа Паджеро Спорта был отлажен и очень быстр: Денис качал каждое колесо компрессором "Беркут R20" (который заметно мощнее моего "R17") с запасом, после чего (не выключая компрессор) переходил к следующему колесу - а Саша дефлятором снижал давление до нужного.

Поонежская экспедиция 2021. Глава IX. От Поонежья до Беломорья

От места нашей стоянки до ледовой переправы (которая расположена прямо рядом с Грихновом) мы проехали километр с чем-то. Совсем немного... если ехать на машинах. А если бы ледовой переправы не было, нам бы пришлось на лыжах стартовать от Грихнова в Мондино - вследствие чего туда-обратно пришлось бы пройти лишних километра три. Денис по рации сказал, что мы бы в этом случае вернулись уже в сумерках - и, пообедав, сразу же легли бы спать, обессиленные от такого похода. Поскольку лишних три километра пройти на лыжах не пришлось, остаток дня был в нашем распоряжении. Мы проехали Грихново и вернулись на грейдер Савинский - Ярнема - Онега, уже привычно повернув налево, на север, вниз по Онеге. Через пять километров пересекли по мосту Мудьюгу и повернули налево - в Верховье. Там стоит деревянная часовня Смоленской иконы Божией Матери. Но расчищенная дорога кончилась ещё до въезда в деревню. Нужно было снова вставать на лыжи...
- Хочешь идти смотреть часовню? - спросил по рации Денис.
- Не знаю... - ответил я. - А вы хотите?
- Мы вот решили с тобой посоветоваться.
- Честно говоря, я бы лучше церковь в Подпорожье посмотрел.
- Мы тоже её больше хотим посмотреть!
Развернувшись, мы снова оказались на грейдере. Денис проехал чуть назад, чтобы сфотографировать часовню с дороги. Не знаю, что у него получилось.

Мы продолжали путь на север по пустынной заснеженной дороге. Было ещё светло и довольно тепло: я снова приоткрывал окна, чтобы боковые стёкла не запотевали - и мне не было холодно. Иногда говорили по рации с экипажем Паджеро Спорта - например, Денис заинтересовался составом "соуса" и озвучил мысль, что туда было бы неплохо добавить болгарский перец. А в целом настроение было ещё более спокойно-лирическое, чем вечером предыдущего дня. Пожалуй, это наиболее приятная для души часть путешествия: когда уже уехали далеко от дома, уже привыкли находиться в дороге - но ещё не успели устать от дорожного быта. И снова вспомнилось "Сияние":

Может быть, что и ты - не ты,
Может быть, что и я - не я.
Вот и бродим, как пьяные,
По дорогам пустым...

Когда годом ранее я рвался поехать на Север и был готов даже к одиночному автопутешествию, жена мне говорила: "Почему ты именно туда так хочешь? Ну, съезди с друзьями на покатушку. Или на эту же самую неделю поезжай в деревню, поживи там один в доме, отдохни". Но дело в том, что выезд на покатушку выходного дня - это в первую очередь общение (езда по бездорожью для меня в этом вопросе вторична). Жизнь в деревне зимой - это отдых от людей и отрыв от цивилизации (тоже очень полезно для психики). Но многодневное путешествие на Север - это нечто большее. С моей точки зрения, это в первую очередь - поиск себя. И поэтому, хотя осмотр достопримечательностей, северных деревянных церквей очень важен, не менее важны и эти длинные перегоны по пустым северным грейдерам и зимникам, обрамлённым заснеженным лесом, во время которых и происходит поиск себя. И возвращаешься из таких путешествий, с одной стороны, немного другим человеком - а с другой стороны, более самим собой, чем был до отъезда.

По мере приближения к районному центру - городу Онеге - дорога переставала быть пустынной. И уже потихоньку становилось не до отвлечённых мыслей в стиле: "Может быть, что и я - не я". Поначалу Саша меня предупреждал по рации: "Встречка!" - при появлении встречных машин. (На пустом грейдере мы ехали не по правой стороне, а по самой середине: так безопаснее.) Потом уже по радиосвязи начали обсуждать, как обогнать очередной лесовоз: сначала я издалека подсказывал Денису, ехавшему в густой пелене снежного шлейфа от лесовоза и ничего не видевшему, есть ли встречка - а потом уже Саша помогал мне, попавшему в тот же самый ослепляющий шлейф. Так мы добрались до деревни Амосовской, находящейся на правом берегу Онеги, прямо у воды. Через реку шёл снегоходный след в Подпорожье, и статная Владимирская церковь, стоящая на холме, тоже была хорошо видна. Мы остановились посреди деревни, и опытный Денис очень быстро выяснил: ключи от церкви находятся у хозяев дома, стоящего как раз у спуска к реке. После короткого разговора с хозяевами Денис сообщил:
- Сейчас уже темнеет, давай завтра (после Нименьги, Малошуйки и Ворзогор) сюда приедем. Ключи от церкви нам дадут. Тем более, завтра они нас даже смогут подвезти до самой церкви на "мотособаке".
Решение было принято, мы поехали дальше. Я сфотографировал церковь прямо из машины.

Поонежская экспедиция 2021. Глава IX. От Поонежья до Беломорья

Через 15 километров мы доехали до Онеги-города. Там предстояло пополнить запасы топлива, еды и воды. Мы зашли в какой-то небольшой супермаркет (по-моему, он назывался "Петрович" - это буквально рядом со съездом на ледовую переправу), где прикупили разных продуктов, а также две пятилитровки питьевой воды. Брендовая заправка в Онеге одна - "Роснефть" на Хайнозёрской. Пришлось туда доехать, сделав крюк. Залили полные топливные баки и полные бачки автономных отопителей. Я оценил экономичность дизельного двигателя по сравнению с бензиновым: в бензобак Ховера влезло 55 литров, в бак Паджеро Спорта - 47 литров (а перед этим мы оба заправлялись в Плесецке). На АЗС очень хорошо ловил Интернет, поэтому мы устроили пятиминутку связи: всем сообщили, что мы в Онеге, заправились, купили еды, направляемся ночевать в Нименьгу. И продолжили свой путь.

Онегу-реку мы пересекли по длинной ледовой переправе. По-моему, в тот момент светила луна (либо это были огни города) - во всяком случае, переправа была как-то освещена и выглядела довольно живописно. А дальше началась ночная езда по извилистой и неровной дороге до Ворзогор, прямо как
в 2017 году (правда, тогда дело усугублялось замёрзшими от 35-градусного мороза педалями тормоза и сцепления). В темноте мы проехали Ворзогоры, выехали на зимник, ведущий по берегу Белого моря, по льду переехали реки Тапшеньгу и Нименьгу. Казалось, сейчас мы повернём налево, через лесок проедем последние два-три километра до Нименьги-деревни - и наступит долгожданный и заслуженный отдых после долгого и насыщенного дня...

Как это часто бывает в подобных путешествиях, приключения наступили уже в темноте, поздно вечером. Заключались они в том, что отмеченной на карте дороги на местности не оказалось. Вернее, дорога была и когда-то её даже чистили - но в тот момент она оказалась занесена снегом вровень с брустверами. Мы проехались немного вперёд-назад в поисках настоящей, почищенной дороги - но таковой не нашлось. Подъехали к этой, вышли посмотреть... Сошлись во мнении, что ехать в этот сугроб совершенно невозможно, просто нельзя. Также сошлись во мнении, что ехать придётся, потому что другого выбора у нас нет. Денис тронулся первым и начал пробивать колею в сугробе. Я ехал за ним, след в след. Собственно, это был не то чтобы совсем сугроб: под снегом всё-таки присутствовал твёрдый слой накатанной дороги. Тем не менее, очень быстро Денис остановился, вышел из машины и махнул рукой сверху вниз: мол, спускай колёса.

Американский писатель и инструктор по огнестрельному оружию Джефф Купер писал: "Сколько очарования в любой женщине, держащей на руках дитя - столько же его и почти в любом мужчине, держащем винтовку". Я бы к этой фразе добавил: "... столько же его и в полноприводном внедорожнике, ползущем по сугробу на первой пониженной с давлением в шинах по пол-атмосферы". С одной стороны, наконец-то нашлось настоящее применение возможностям наших автомобилей (а то Саша перед отъездом говорил: "Детская прогулка! Была бы у меня Лада Ларгус - я бы принципиально поехал на ней, и везде бы проехал!"). С другой стороны, о приключениях интересно читать в книгах и смотреть в фильмах. И вспоминать о них тоже интересно. А вот в тот момент, когда в них участвуешь - думается, что лучше бы их не было.

Поонежская экспедиция 2021. Глава IX. От Поонежья до Беломорья

На ветру мы стравили шины с грейдерного давления в полторы атмосферы до внедорожного давления в 0,7-0,9 атмосферы. Саша пересел ко мне в Ховер с видеокамерой - а Денис на стравленных шинах неожиданного очень бойко поехал по этому снегу, казавшемуся совершенно однородным (вершины брустверов, по которым только и можно было понять границы дороги, еле-еле выглядывали из сугроба). Я глубокомысленно произнёс:
- Если бы я был один - ни за что бы не рискнул на эту дорогу ехать.
- И мы бы тоже. Но ведь мы же не одни! - ответил Саша.
Саша снимал видео и вспоминал свои впечатления от дороги
в Несь. От Мезени там около 100 километров, и вся дорога выглядит примерно так. Поскольку дорога проходит по тундре, колею мгновенно задувает. Ехать нужно на давлении 0,4 атмосферы, а расход топлива у Патруля составил около 35 литров на 100 км.

В таком темпе мы довольно быстро доехали до Нименьги-деревни - и... увидели почищенную дорогу, которая шла чуть восточнее нашей, прямо вдоль реки Нименьги. Денис сначала чертыхнулся в рацию, но тут же добавил:
- Должен сказать, давно я такого удовольствия от езды не получал!
Мы немного проехались по деревне (там я во второй раз в жизни увидел ГТС), а потом развернулись, вернулись по своей же колее в лесок - и, тремя лопатами откопав рядом с дорогой ниши для двух машин, съехали туда для ночлега.

После такого напряжённого дня было даже несколько необычно, что это непрерывное движение наконец-то закончилось и можно просто посидеть. Мы разложили стол и стулья. Денис подключил к своему аккумулятору светильник, чтобы можно было посидеть с комфортом. Меня совсем нехорошо подвела молния куртки SAS: когда я пытался застегнуть её до самого верха, чтобы ветер не обдувал горло - она просто разошлась! Пришлось тут же чинить её при помощи ножа и плоскогубцев: другой прилично выглядящей куртки у меня не было, а ходить оставшуюся часть путешествия в ватнике - не очень хотелось. Уже дома, в Москве, я сдал куртку в "Сплав" на гарантийный ремонт - и они бесплатно заменили молнию на какую-то другую, хотя тоже пластмассовую.

Саша предложил на ужин сварить макароны с тушёнкой, что и было сделано. Я достал бутылку виски и начал было разливать по кружкам. Но Денис против такого выбора напитка сдержанно возразил, употребляя выражения "Вонючая сивуха", "Опять мне всю ночь этот перегар нюхать", "Проклятые алкоголики" и "Выгоню спать на улицу" (последнее относилось к Саше). В качестве компромисса была выбрана Сашина великоустюгская настойка на рогах оленя: поскольку это была настойка на водке, сивухой она считаться не могла - и перегар, видимо, от неё был не настолько суровый. Под макароны мы выпили по чуть-чуть. Я вспомнил ощущение, испытанное
в 2018 году в Лешуконском: когда дневная усталость столь велика, что пьянеешь буквально с 20-30 граммов 40-градусного напитка. Так было и в этот раз, меня сразу же начало шатать. Поэтому от второй кружки настойки я отказался - к возмущению Саши:
- Да что такое происходит?! Один вообще не пьёт, другого после 50 граммов уже шатает! Надо перед путешествием ещё в Москве устраивать кастинг на умение культурно отдыхать! Эх, а ведь когда-то и Денис мог вмазать стакан... И не один!
Я уж не стал отвечать Саше, что он бы первый этот кастинг не прошёл - раз настойка на рогах оленя, купленная в Великом Устюге в 2018 году, прожила нетронутой до 2021-го.

После ужина ещё немного посидели за столом (благо, было не холодно). Саша вспоминал, как в апреле 2014 года приезжал в эти края вместе с супругой. Они тогда только поженились - и устроили такое свадебное автопутешествие на Север. Холодно тогда было, и без приключений не обошлось: где-то они застревали, где-то Патруль ломался... Я вспоминал своё новогоднее путешествие 2017 года. Может быть, если бы я тогда не решился ехать из Карелии в Архангельскую область
по "ничейной" дороге - и не возникла бы у меня эта порочная страсть к путешествиям на Север. Во всяком случае, именно в тот день я ощутил прикосновение к этому самому другому миру - и желание повторять его. А ведь все родственники тогда меня уговаривали вернуться из Надвоиц обратно в Москву цивилизованными дорогами, не ехать в эту гиблую глушь.

Поужинав и побеседовав, мы стали разбредаться по машинам и укладываться спать. К вечеру четвёртого дня уже начала ощущаться усталость от путешествия: в основном, была физическая усталость после лыжного похода - но ещё появилось ощущение, что хорошо бы сходить в баню. Но до возвращения в Москву помывка нам не светила. Я перед сном записал вечерний видеодневник:

И вскоре заснул крепким сном усталого путешественника.