Как строилась римская армия перед битвой

Самое четкое описание боевого построения римской армии осталось в труде Флавия Арриана. Непонятно, произошло ли в 135 году нашей эры это сражение. Одни авторы считают, что столкновение все же состоялось, и это предотвратило вторжение алан. Другие историки полагают, что тогда бы сохранились хоть какие-то сведения о побоище.

Главное, что рассказ Арриана о «диспозиции» дает полное представление о расположении отдельных армейских подразделений на поле боя. Конечно, многое зависело от конкретных условий местности, специфики противника и составе римских войск, но общий рисунок, в принципе, понятен.

В центре Арриан ставит два легиона, XV Аполлонов и XII Молниеносный, солдаты строятся в четыре шеренги. Задача первых трех выставить щиты и копья и таким образом остановить натиск тяжелых аланских всадников.

Доспехи защищали не только всадников, но и лошадей. Остановить такую многотысячную массу было непросто, так как по инерции "всё это" продолжало нестись вперед, несмотря на стрелы и копья
Доспехи защищали не только всадников, но и лошадей. Остановить такую многотысячную массу было непросто, так как по инерции "всё это" продолжало нестись вперед, несмотря на стрелы и копья

Перед этим в 134 году аланы от Кавказа вторглись в Армению. Возникла угроза границам империи, и принцепс Адриан приказал наместнику Каппадокии Арриану их остановить.

Аланы – сарматское племя, известное римлянам с I века нашей эры. Основу их войска, как и у других кочевников, составляли конные лучники и тяжелая кавалерия. Последние были вооружены копьями и защищены надежными доспехами. Удар всадников обычно прорывал строй пехоты и этим решал исход битвы.

Арриан это учитывал, и первые ряды легионеров должны были создать защитный вал щитов. Четвертая шеренга получила задачу встретить врага залпом пилумов. Позади легионов полководец поставил штатную армейскую артиллерию – 110 «баллист» (хотя там упоминаются «стрелометы», катапульты, а баллисты, строго говоря, стреляют камнями. Но путаница в терминах получилась уже у самих древних). Орудия по команде должны были стрелять поверх голов легионеров.

"Штатной" артиллерией легионов были баллисты и скорпионы, по одной "камнеметалке" на когорту и одному скорпиону на центурию
"Штатной" артиллерией легионов были баллисты и скорпионы, по одной "камнеметалке" на когорту и одному скорпиону на центурию

На флангах, на возвышенностях, Арриан разместил лучников и пращников, предупредив открывать огонь по приказу, там же находилась вспомогательная конница. По приказу командующего стрелки и артиллерия должны одновременно встретить атакующую конную лаву. Перекрестный град стрел и камней сбивал первые ряды, через которые падали следующие всадники. Приказ надо было отдать заранее, не раньше и не позже, чтобы он вовремя дошел до подразделений. Крики командиров и сигналы труб дублировались штандартом полководца.

Общая численность римской армии – около 20 тысяч бойцов, из которых примерно половина – легионная тяжелая пехота. Далее интересен состав вспомогательных войск. Такая «сборная команда», видимо, была обычным явлением. Прежде всего – это лучники: нумидийцы, боспорцы, стрелки из Киренаики, конные и пешие из Аравии и Армении. Называются также и армянские пращники.

Римские легионы далеко не всегда строились в несколько линий. Одним из вариантов был сплошной строй. А когортная тактика -- это мобильность отдельных подразделений
Римские легионы далеко не всегда строились в несколько линий. Одним из вариантов был сплошной строй. А когортная тактика -- это мобильность отдельных подразделений

Ауксилиарии, легкая пехота, тоже были набраны «с бору по сосенке». Одна когорта из Галлии, две италийские когорты, сформированные из бывших рабов, когорта копейщиков из Реции -- со склонов Альп. Конницу составили сирийцы, армяне, галлы из Галатии (современная Турция) и Испании, а также геты (фракийцы) с Балкан. Эти части тоже использовали метательное оружие.

Большинство историков считают, что битва не произошла, аланы уже достаточно награбили и решили не рисковать. Вероятно, план Арриана так и остался на бумаге. Но его тщательная проработанность и многочисленные подробности как-то не оставляют сомнений в профессионализме лучших римских полководцев.