Анатолий Белый: «Смотрите стихи!»

Известный российский актер Анатолий Белый, недавно посетивший Нижний Новгород в рамках кинофестиваля «Горький fest», представил авторский проект «Кинопоэзия» на Нижневолжской набережной и рассказал о своей увлеченности стихами.

– С чего началась «Кинопоэзия»?

– Эта идея давно была у меня в голове. Прежде я что-то подобное снимал, читал стихи на камеру. Почему бы не сделать поэтический мини-фильм? – однажды подумал я. Жанр, тоже имеющий право на жизнь и очень нужный, как показали два года существования проекта. Люди смотрят взахлеб, живо реагируют: плачут и смеются.

– Когда появилась ваша любовь к рифмованным строчкам?

– Так получилось, что стихи я люблю с детства. Эту любовь мне привила мама, которая всю жизнь работала в школе учителем немецкого языка, окончила филологический факультет. Читала стихи со сцены, вела поэтический кружок. И этот образ мамы, которая читает стихи, видимо, сохранился из тех лет. Честно скажу, она заставляла учить стихи, и за это теперь я ей говорю огромное спасибо.

Я сейчас сам являюсь отцом и понимаю, что заставлять нужно, даже если ребенок не хочет. Надо найти ключи, как-то заинтересовать. Потому что изучение стихов, мало того что развило память, в дальнейшем стало частью моей жизни. Долгое время, это было просто увлечением. Однако в 2014 году от телеканала «Культура» поступило предложение сделать цикл передач «Послушайте!».

– Но вы пошли дальше?

– Я сделал ту программу и понял, что мне хочется добавить к поэзии музыку. Затем я создал поэтический моноспектакль «Триптих» на основе стихов своих любимых поэтов: Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Иосифа Бродского. Потом понял: мне хочется, чтобы позади на экране при этом еще было изображение. Так в постановке появился абстрактный видео-арт, сочетающийся с поэзией, который прибавил атмосферы. Моя неостывающая любовь к поэзии привела к тому, что однажды я сказал сам себе: зачем сниматься в сериалах – надо уже делать что-то свое, для души!

Летний кинотеатр собирал аншлаги
Летний кинотеатр собирал аншлаги

– Кому адресована «Кинопоэзия»?

– В 2016 году появился этот проект: просветительский и образовательный. Мы мелкими, но верными шагами идем к Министерству образования. Для того чтобы это вошло в школьную систему, должен пройти долгий чиновничий процесс, но мы находимся на пути к нему. Я глубоко убежден, что наши трех-четырехминутные коротышечки являются мощнейшим современным инструментом для изучения поэзии, прививают любовь к ней. До сих пор Министерство культуры РФ не нашло места в своем расписании для нашего проекта. Но я верю, что найдется. Это новый, никому не знакомый жанр – «черный ящик».

– Как воспринимают проект подростки?

– В начале прошлого года я прошелся по ведущим московским школам, чтобы провести открытый урок по Маяковскому и Есенину. Самое главное, я увидел реакцию старшеклассников. Ребята зажглись. Дети сейчас вообще мало говорят, потому что мало читают. Их очень трудно вытянуть на конструктивный диалог. Но тут просто прорвало. Началось обсуждение, разбор после просмотра. И вдруг один замкнутый подросток замечает: «Это про меня». Для меня то был «момент истины».

– Какова ваша роль в «Кинопоэзии»?

– Я художественный руководитель проекта. Иногда сам в нем снимаюсь. Звучит громко: «Проект “Кинопоэзия”», а на самом деле это всего несколько человек: я и моя жена, которая по совместительству является креативным продюсером и помогает в продвижении проекта. Дмитрий Рубежный из творческого объединения «Кедр» помогает технически организовывать процесс. И четвертый участник – литературный редактор Мария Вайсман, человек – ходячая библиотека.

– Как это все происходит?

– Находится определенная тема. Например, недавно мы сотрудничали с Московским зоопарком. Они на нас вышли с предложением: а давайте сделаем цикл по стихам о животных! Режиссер у нас отчасти и сценарист, потому что стихи, по сути, готовый мини-сценарий. У него в голове рождается образ – он пишет сценарий. Далее дело техники. Собирается киногруппа – все как в большом кино, и начинаются съемки. Это очень увлекательный процесс, когда мы вместе с режиссером все придумываем. В два часа ночи могут раздаваться «безумные» звонки с предложениями, что нужно «вот тут сделать так».

– Приходится ли артистов зазывать на проект или они сами вызываются работать?

– Для меня и моих коллег это возможность творческой самореализации. Над нами не висят рейтинги, доли, сборы и все, что связано с большим кинобизнесом. Мы здесь занимаемся искусством. Это такая заветная планка – попробовать что-то новое. Ребята охотно отзываются на предложение. Тут даже уговаривать не надо, чему я очень рад. Проект у нас некоммерческий – работаем за идею. Другое дело, если стихи кому-то просто не близки.

– Как вы оказались на кинофестивале?

– Оксана Михеева, генеральный продюсер фестиваля, в начале года обратилась ко мне с предложением сделать презентацию проекта и конкурс на создание мини-фильма по стихам Горького, чтобы пробудить в регионе творческих людей. Смелый, рискованный и отчаянный шаг: пойдут или нет, получится ли? Потому что на первый взгляд идея красивая, но это очень тонкая материя. Соединить стихи с кино и с музыкой, чтобы одно не превалировало над другим и все гармонично иллюстрировало, раскрывало стихотворение.

– Расскажите о нижегородском этапе проекта.

– Мы приурочили его к 150-летию со дня рождения Максима Горького. На конкурс пришло около 20 заявок. Я был этому приятно удивлен. Хотя мало было каких-то интересных сценариев. Но режиссер Жанна Кириллова (из Нижнего Новгорода) выбрала стихотворение «Легенда о Марко» и выиграла соревнование. Она написала сценарий, а мы со съемочной группой сняли фильм в Нижнем Новгороде. Я очень надеюсь, что на следующем кинофестивале работы «Кинопоэзии» будут в основном конкурсе. «Горький fest» – первый и пока единственный фестиваль в России, который провел такой региональный конкурс у себя.

– Горький – поэт, не было страшно взяться за такое предложение?

– Я был в диком волнении. Не скажу, что в итоге первый блин вышел комом. Но мне было страшно. Это большой риск. Ведь мы не делали реконструкцию в костюмах прошлого века. Всегда нужно понимать, что история должна быть близка нам. И мы придумали, что Марко – это современный художник, музыкант, электронщик, молодой парень, а фея – его вдохновение. Мне кажется, далеко от Горького мы не ушли и, может быть, даже чуть его обогатили. Горький как поэт слабее, на мой взгляд, чем Горький-писатель. У него не так много стихов, чтобы было из чего выбирать. Это менее известная сторона его творчества.

– Какие впечатления у вас остались от фестиваля «Горький fest»?

– Фестиваль молодой. И начинать дело с нуля всегда трудно, происходит становление команды. Я как член жюри старался отсмотреть все фильмы. Знаю, что интерес к фестивалю в городе есть. Отечественное кино – это фильмы о нашем настоящем, но они не доходят до зрителей, хотя занимают на фестивалях какие-то места. Эту ситуацию нужно это менять, а зрителей «встряхнуть» (по названию конкурсной программы).

– Играли ли вы когда-либо в спектаклях по произведениям Горького?

– Пересечений с Горьким не было, и прежде я не играл в его пьесах ни разу. Но у нас в МХТ была постановка, которую сделал режиссер Виктор Рыжаков к 150-летнему юбилею писателя. А драматург Михаил Дурненков написал пьесу об истории взаимоотношений Максима Горького и Художественного театра. Это такая мощная история. Получился некий коллаж из его пьес, фрагменты переписки. Я в спектакле играл Константина Сергеевича Станиславского – в пенсне и канотье, как он на фотографиях изображен. Это был очень интересный опыт, потому что, на мой взгляд, в результате важное было сделано. Раскрылся иной Горький. Он у нас долгое время только в одном направлении был известен. Его крепко залили (еще при жизни) елеем и бронзой так, что он сам уже был не рад. Это трагическая фигура художника, который оказался закован в золотые кандалы и стал рупором той власти. При этом душа писателя рвалась в клочья, когда на его глазах светлые идеалы революции превращались в искореженных монстров, в дикие формы диктата. Все это отражалось на нем – какая трагедия происходила в его душе! Когда я впервые прочел инсценировку, ком стоял в горле. Горький – это непознанный, наш трагический герой.

– Как сейчас в кино пробиться человеку из регионов?

– Я очень трепетно отношусь к российской провинции и считаю, что здесь рождаются прекрасные творческие люди. Но надо найти тот самый социальный лифт, чтобы откопать и показать – вот они, есть!

Ольга ПЛАКСУНОВА

Фото Андрея АБРАМОВА