Живительная сила «иван-чая»

1 August 2018

Как проводить летний отпуск, каждый решает по-своему, исходя из финансовых возможностей и собственных интересов. Кого-то манят пляжи южных морей и комфортабельные курорты, а кто-то предпочитает приобщиться к культуре предков и, надев ситцевый сарафан или холщовую рубашку в стиле позапрошлого века, отправляется на природу – в поход, за грибами или ягодами, просто на пикник. Этнограф Татьяна Ильинич пошла дальше: однажды оказавшись в поле цветущего кипрея, она организовала на нижегородской земле фестиваль «Иван-чай», который в этом году прошел в 13-й раз!

Издревле наши предки собирали кипрей узколистный и применяли его в хозяйстве: готовили и лечебный чай, и муку из корней, и подушки пухом набивали. В 2006 году группа энтузиастов-нижегородцев решила возобновить традицию сбора и приготовления иван-чая по старинному рецепту от Евгения Иванова, которого друзья и коллеги называют Гончаром.

Достоин стать цветком – символом России

В числе тех, с кем Гончар поделился информацией, была профессиональный историк-этнограф Татьяна Ильинич. Тогда она работала в нижегородском филиале университета Российской академии образования и вместе со студентами-культурологами ездила по районам области на их этнологическую практику.

– Первый фестиваль «Иван-чай» мы с Женей Ивановым провели в деревне Шилово Богородского района, и это было для нескольких друзей, – вспоминает Татьяна Кимовна. – На следующий год выразили желание присоединиться к нам другие люди, узнавшие о фестивале по фотографиям, размещенным в соцсетях. Собралось уже 20 человек, мы жили в частных домах, собирали в поле иван-чай, вручную его перетирали, водили хороводы, прыгали через костер...

Для девушек настоящий праздник – нарядиться в красивые сарафаны
Для девушек настоящий праздник – нарядиться в красивые сарафаны

Почему гвоздем праздника стал именно кипрей узколистный? У Татьяны Ильинич есть мечта, чтобы у России был цветок-символ, и на эту роль прекрасно подходит иван-чай, который можно встретить на территории всей нашей необъятной страны: от Байкала до Балтики и от севера Архангельской области до Алтая. К достоинствам цветка можно отнести не только возможности его практического применения в быту, но и его красоту.

– Я на днях вернулась из Подмосковья, где мой друг второй год проводит подобный фестиваль и просит меня помочь, так от Москвы до Ржева, куда хватает взгляда, все поля в иван-чае и слева, и справа, – рассказывает Татьяна Ильинич. – По «Золотому кольцу» два раза ездила – тоже все в иван-чае, красота необыкновенная. Этим можно было бы не только любоваться, но и сделать такой же бренд, как японская сакура.

В гардеробе сарафаны и этнические платья

Каждый год, готовясь к очередному фестивалю, его организатор старается найти новую игру, новое место, новые нюансы. К примеру, этим летом на базе «Ветлуга» у деревни Трифакино (Воскресенский район) на «Иван-чай» собрались и родственники, и друзья-ветераны, кто приезжает не первый раз, и гости дорогие, которые только открывают для себя прелести русских народных традиций по сбору трав, рукоделия и промыслов. Ильинич называет фестиваль семейным и гордится тем, что, в отличие от мероприятий с большим количеством участников, здесь каждый человек приобщается к празднику.

Из тех, кто в этом году был на фестивале, многие приедут на праздник снова и снова
Из тех, кто в этом году был на фестивале, многие приедут на праздник снова и снова

– Девушки в пляс пускаются, просто когда слышат музыку, – улыбается Татьяна Кимовна. – Поскольку в нашем регионе погода летом неустойчивая, приходится делать две программы – на солнце и на дождь. Но я сделала так, что всю программу – и «солнечную», и «дождливую» – выполнила. Единственное, что не убралось, это не было костра, потому что лил проливной дождь. Тем не менее за три дня участники успели и в реке Ветлуге накупаться, а желающие и назагорались досыта.

Непременное условие фестиваля – его дресс-код. Джинсы, лосины и шорты здесь точно не приветствуются. Минимум – это длинная юбка с блузкой. Впрочем, с новичками всегда готовы поделиться одеждой те, кто приезжает с целым гардеробом, да и Татьяна на всякий случай всегда возит с собой пару сарафанов и несколько мужских рубах.

– На свой первый фестиваль люди часто «занимают» костюмы у знакомых или приезжают, как говорится, в чем бог послал, – улыбается Ильинич. – А через год девчата сами привозят по два сарафана и этническое платье, чтобы переодеться и весь праздник быть нарядными. Поверьте, женщине это доставляет необыкновенное удовольствие надеть сарафан с красивой рубахой или платье в этническом стиле, пусть даже просто ситцевое, так сказать, новодельный костюм по мотивам старины.

Завет отца стал путеводной звездой

Как этнограф-профессионал, много путешествующий по миру, Татьяна Ильинич собрала коллекцию этнических костюмов. В ней есть и Турция, и Мексика, и Индия. В двух вариантах представлено японское кимоно. По мнению кандидата философских наук, защитившего диссертацию на тему этнической культуры, в любом из этих нарядов можно выйти на улицу и чувствовать себя комфортно. Есть в коллекции и отечественный сегмент: пара сарафанов – один из домотканой материи, другой из невыгорающей импортной ткани, покосная рубаха (аналог платья на жаркую погоду), плюс коллекция рубах, которые хорошо подходят под русский сарафан, хоть и привезены из разных стран. Кстати, читать лекции по русской культуре в вузе Ильинич тоже приходит в этнических платьях в пол.

Собранный иван-чай перетирают вручную – процесс трудоемкий, но в компании друзей очень веселый
Собранный иван-чай перетирают вручную – процесс трудоемкий, но в компании друзей очень веселый

Что же касается иван-чая, этот напиток на кухне Татьяны готовится ежедневно. Отправляясь на фестиваль, она не ставит цели его промышленной заготовки. Главная цель – показать горожанам весь процесс превращения обычного полевого цветка в полезный травяной чай. Кстати, процесс этот небыстрый: после сбора и ферментации листья сушат при температуре 65 градусов, а потом хранят девять (!) месяцев в фольге. Собранный в июле, чай будет готов к употреблению только в апреле.

За три фестивальных дня участники успевают подружиться так, что и разъехавшись по домам, продолжают поддерживать отношения. Более того, кто-то заряжается идеей создать нечто подобное у себя на родине. Однажды попала на «Иван-чай» старинная приятельница Татьяны Ильинич из Омска. Посмотрела, «загорелась» – вернувшись домой, собрала родню и друзей, нарядились в сарафаны и рубахи, пошли собирать иван-чай. А вот гости из Чебоксар трансформировали нижегородский опыт по-своему: каждый год проводят на природе «корпоратив» – тружеников своего предприятия вывозят купаться в родниках, петь песни, водить хороводы и, конечно же, собирать иван-чай.

– Когда я в университете написала свой первый реферат о молодежном движении, меня пригласили в аспирантуру по истории партии, – вспоминает Татьяна Кимовна. – Радостная, я пришла к папе и поделилась с ним этой новостью. Он выслушал и спросил: «Тебе нравится эта наука?» – «Не очень, этнография и психология интереснее». «Детка, – сказал он, – занимайся в жизни только тем, что тебе нравится. Завет отца стал для меня путеводной звездой. Всю жизнь я осваиваю дело, которое мне нравится и приносит огромное удовольствие. Это изучение мира людей, их жизнь, эмоции, их ценности.

Нина ШУМИЛОВА

Фото из архива Т. Ильинич