HUE | ХЬЮ
35 subscribers

Жизнь после: 10 лет трагедии в «Хромой лошади». Ирина выжила в ту ночь, но все эти годы не покидала больницу и не покинет

7,2k full reads
8k story viewsUnique page visitors
7,2k read the story to the endThat's 90% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Ирина Пекарская в 20 лет
Ирина Пекарская в 20 лет
Ирина Пекарская в 20 лет

05.12.2009 в Перми клуб «Хромая лошадь» праздновал свой день рождения. Продали около 150 билетов, но посетителей было намного больше. В разгар празднования прямо в клубе зажгли фейерверки. Вскоре после этого ведущий сказал «Кажется, мы горим. Все спокойно идём на выход», а потом...

Погибли 156 человек, из них 101 — на месте пожара. Остальные — в больнице.
Пострадали 234 человека.
9 детей потеряли родителей в ту ночь.

«Два пострадавших в трагедии находятся на постоянном социальном сопровождении специалистов территориального управления Министерства». Одна из этих двоих — Ирина Пекарская.

Ирине на тот момент было 22, двоих детей — старшему сыну 2, младшему и года не было — оставила с бабушкой, чтобы сходить с гражданским мужем Сергеем, его другом из Москвы и своей подругой Еленой развеяться. Ирина была очень красивой девушкой. Была. Сейчас ей 32, фото того, как она выглядит, увидите в конце текста.

Жизнь после: 10 лет трагедии в «Хромой лошади». Ирина выжила в ту ночь, но все эти годы не покидала больницу и не покинет

Крыша клуба была оформлена ветвями ивы, обрывками холста и ещё какой-то ветошью, легковоспламенимым хламом. Когда ведущий дал команду «Кажется, мы горим» люди не сразу восприняли всерьёз эти слова. Потом начали пробираться к выходу. Была открыта только одна створка дверей из трёх. Потому что этим никто не озаботился, а потом стало поздно. Да, люди видели, что кровля начала гореть, но не успели воспринять всерьёз угрозу. Потому что погас свет, началась паника, задымление к тому моменту было сильным, многие люди упали, повалились на других в поисках выхода. Некоторые из них так и не встали. Горящий пластик капал прямо на толпу, на некоторых людях горела одежда и даже волосы.

Обратите внимание на потолок и его высоту. Объём помещения при такой толпе очень мал
Обратите внимание на потолок и его высоту. Объём помещения при такой толпе очень мал
Обратите внимание на потолок и его высоту. Объём помещения при такой толпе очень мал

Подруга Ирины, Елена, погибла почти сразу. Ирину смогли спасти, хоть она и сильно надышалась угарным газом и едким дымом от сгоревшего пластика. Что касается её мужа, то он вместе с другом вышел покурить до пожара. По другим данным он поехал продолжать кутить в отель к другу. Потому на помощь Ирине пришёл не он.

«Хромая лошадь» после пожара
«Хромая лошадь» после пожара
«Хромая лошадь» после пожара

Посмотрите на фото — барная стойка почти не обгорела, хотя там кожа или что-то подобное и дерево. Люди погибли не от огня, а от дыма. Способствовали этому темнота и плохо (никак) спланированная эвакуация.

Те, у кого белая повязка на руке — уже мертвы. Спасатели делали такие метки, чтобы понимать, кому ещё можно помочь
Те, у кого белая повязка на руке — уже мертвы. Спасатели делали такие метки, чтобы понимать, кому ещё можно помочь
Те, у кого белая повязка на руке — уже мертвы. Спасатели делали такие метки, чтобы понимать, кому ещё можно помочь

Что было дальше? От той дряни, которой надышалась Ирина, большая часть коры головного мозга перестала проявлять активность. Ирина как будто бы застряла в состоянии трёхмесячного ребёнка. Она лишь может издавать нечленораздельные звуки, плачет, когда по телефону слышит детей или когда они приходят (мальчики сейчас учатся в 4 и 6 классах). В больнице она находится 10 лет. Мать за ней ухаживает как может. Следит, чтобы не было пролежней. Она говорит, что Ирине постепенно, очень медленно становится только хуже. Лучше ей уже не будет, изменения в коре мозга необратимы. Муж какое-то время помогал, но на самом деле позировал для телекамер, прекрасно исполнял роль «любящий муж и отец, который не бросит», насобирал пожертвований, частично обналичил материнский капитал и... пропал. Пермь большой город, но всё же слухами полон. Сыновья и их бабушка точно знают, что мужчина завёл новую семью. Детей он ни с какими праздниками не поздравляет, алименты не платит (гражданский брак ведь), давно обо всём забыл. Растить детей помогает материально и всякими мелочами («то пирожки принесёт, то ещё еду какую») мать Елены, Ириной подруги. Той самой, которая умерла почти мгновенно. У женщины кроме дочери никого не было. Ей больше не о ком заботиться.

Мемориал с фамилиями погибших в клубе
Мемориал с фамилиями погибших в клубе
Мемориал с фамилиями погибших в клубе

Мать Ирины говорит, что никто ей не помогает. Как растить дальше детей она не знает. Но не сдаётся. А что ей ещё остаётся?

Анатолий Зак
Анатолий Зак
Анатолий Зак

Сейчас все 9 фигурантов уголовного дела вышли на свободу. Совладелец клуба Анатолий Зак вышел год назад, а приговор в 9 лет общего режима он получил в 2013 году. Свою вину он на стадии следствия не признал. Он не досидел 13 месяцев своего срока, так как закон немного изменился и время, которое он провёл в изоляторе в ожидании приговора и этапирования, пересчитали из расчёта «день за полтора» (раньше было «день за день»). Пока он сидел приставы смогли взыскать с него 158 миллионов в пользу потерпевших. В том числе и благодаря продаже его имущества и активов. В 2017 году Зак, сидя в тюрьме, стал банкротом.

Глава краевого Госпожнадзора
Владимир Мухутдинов, подчинённые которого не должны были допустить эксплуатацию такого легковоспламенимого помещения, отделался штрафом в 70 тысяч рублей. И покинул свой пост. Двое его подчинённых получили реальный срок, но компенсации пострадавшим за них выплатил бюджет.

Пиротехник
Сергей Дербенёв получил 5 лет общего режима, его сын Игорь (помогал ему) — 4 года 10 месяцев. Сейчас оба на свободе. Собственная фирма по пиротехническим шоу загнулась из-за негативного шлейфа после «Хромой лошади» . Сейчас Сергей работает в филиале одной столичной фирмы схожей направленности.

10 лет прошло. Поколение миллениалов о «Хромой лошади» знает разве что если случайно на глаза попался какой-нибудь мрачный материал о трагедии. Шрамы постепенно немного сглаживаются, раны заживают. Но о «Хромой лошади» не забудут, пока есть живые свидетельства произошедшего. Так получилось, что одним из живых свидетельств трагедии является Ирина Пекарская

Ирина Пекарская, 32 года
Ирина Пекарская, 32 года
Ирина Пекарская, 32 года