Село, в котором живет всего один человек

Вот так всегда бывает, потянешь за тонкую ниточку, а она тянется и тянется. Нечто подобное случилось и с заброшенным селом Елей, куда нас привело простое любопытство. И вот ниточка начинает разматываться и уводит нас все дальше и дальше вглубь истории.

Первый лучик света на прошлое Елея пролил единственный официальный житель села Андрей Попов:

– Приезжал как-то сюда уже совсем старенький дедушка, видимо, попрощаться с местом, где родился. Так он рассказал, что село это было не просто большое, а очень большое – около 400 домов. Здесь работали два колхоза. И сегодня, если зайти в заросли, можно увидеть остатки фундаментов, кирпичных стен коровников.

Кстати, по официальным данным, в селе было всего 200 домов. Найти истину сегодня сложно. Но чудеса бывают. В редакцию после выхода в эфир первой части телеверсии о нашей экспедиции в рамках медиапроекта «Ну и ну!» пришли две пожилые женщины, которые рассказали, что в Елее проживало около 500 человек. Колхозы назывались «Красный пахарь», и «Красный Елей». Причем, один из колхозов – «Красный Елей» был кумандинским. В одном работали три бригады, в другом – четыре, в каждой – от 150 до 200 человек, и, как полагается, в каждом колхозе был свой председатель. Из этого можно сделать вывод, что село условно было разбито на слободки – русскую и кумандинскую. В 50-е годы XX века колхозы объединились. Электричество за годы советской власти сюда так и не провели, свет горел в окошках только до 23.00, затем дизельный электрогенератор выключали. А вот радио и клуб были. В клубе даже кино показывали раз в неделю, это событие собирало полный зал. До 70-го года прошлого века работали в Елее начальная школа и медпункт.

Здесь располагалось село Елей.
Здесь располагалось село Елей.

Одна из рассказчиц – Светлана Александровна Абабкова родилась в Елее в 1942 году. Из родного села она уехала за несколько лет до его официального расселения. Говорит, что уже в 70-х годах Елей начал «умирать», люди переселялись ближе в цивилизации в соседние более крупные села, в Горно-Алтайск, в Бийск.

– Пятнадцать лет назад здесь все уже заросло бурьяном. Оставались еще несколько избушек-завалюшек. Некоторые из них я восстановил для своего хозяйства. Да вот табличку приделал на заборе – улица, где я живу, называется Родниковой, – продолжает делиться своими впечатлениями от знакомства с этим заветным уголком Красногорского района Андрей Попов. – Может, когда-нибудь, село и возродится. Хочется в это верить. Здесь много земли, на всех хватит.

А земля здесь и правда удивительная. Неслучайно, как удалось выяснить (тоже каким-то чудом) члену Алтайского отделения Русского географического общества Владимиру Владимирову, село Елей давным-давно, еще до посещения его Николаем Ядринцевым, именовалось не иначе как «сеок Челей» – по названию народности, поселившейся здесь еще в XVII веке. Предполагается, что сюда, в предгорный район Большого Алтая, челейцы пришли с верховьев Томи. Всеми исследователями Челей упоминается как сеок, широко расселившийся по Кузнецкому уезду. И Челей – Елей, по описаниям, был одним из самых многочисленных сеоков в конце XIX – начале XX веков. Впрочем, все эти данные, прежде чем утверждать их прямое отношение к селу Елей, следует хорошенько изучить. А пока принимаем эти сведения, как версию...

Владимир Владимиров.
Владимир Владимиров.

Среди домов и домиков, построенных и отремонтированных Андреем Поповым, есть один, который сразу привлекает к себе внимание огромной табличкой, которую видно издали – «Пекарня». Гостеприимный хозяин заверил нас, что ранним утром проводит нас в «святую святых» Елея современного. Там происходит таинство под названием «выпечка хлеба» – того самого, какой еще наши прапрабабушки пекли, а их в свою очередь научили этому их прапра… Что ж, подождем рассвета!

Текст и фото: Марина Волкова.