Меня разбудил дневальный, сказав: "Деды вызывают".

31.07.2018

Служба в советской армии, на территории Венгрии. Часть находится на окраине Будапешта. Вокруг мадьярские частные домики.

Это уже ни для кого не секрет, что в те времена, тащили не только солдаты, прапорщики, но и офицеры. Главное не попасться.

А что мог стащить солдат? Да то, что мог утащить на своём горбу, в кармане или за пазухой.

Самым ходовым "товаром" был бензин. Его можно было продать или обменять. Ну, и этим пользовались практически все. Особенно, когда "очень было нужно".

Как это делалось? Да просто. Вызывался "молодой", ему поручалось "пойти зашуршать", что означало принести столько-то форинтов – мадьярские деньги, либо столько-то литров бора или “палёнки”, в переводе с мадьярского – вино, водка или самогонка.

На момент описываемых событий, я был "кандидатом", то есть 3-е полугодие двухгодичной службы. Кандидат в деды. Дедам, как-бы, уже работать и следить за порядком "не положено", за всем должны смотреть и следить кандидаты.

И вот, деды наши решили выпить, отмечая приказ. Обычно это делалось после отбоя. Отправили “молодого” за забор, тот "нашуршал" для них литр палёнки. И товарищи старослужащие вошли в кураж от такого изобилия.

Всё было бы хорошо и тихо, но деды вспомнили, что дисциплина в роте плохая, а они, деды – этим не довольны. И начали по одному вызывать в Ленинскую комнату, где проходило веселье, кандидатов для просветительной беседы.

Почему по одному, не знаю, видимо всё-таки боялись, а может пьяное подсознание включало хоть какой-то сигнал тревоги, всё-таки кандидаты были здоровьем покрепче и ростом повыше.

Учитывая, что вся рота, кроме выпивающих дедов, спала крепким солдатским сном, то все кандидаты туда заходили по одному, возвращались с разбитыми носами или ещё чем, и ложились спать. Никакой паники или сопротивления. Правда, я это тоже не сразу понял, а только потом.

Меня разбудил дневальный, сказав: "Деды вызывают". Пока понял, что к чему, уже услышал первые претензии от одного из самых чмошных старослужащих, что молодые плохо шуршат, а я там сплю.

И, уже уворачиваясь от первого удара, предназначенного мне, осознал, что дедов-то всего 5, и только один из них ростом достигал моей переносицы. Падая, я схватил табуретку, и хорошо поставленным командным голосом, сам не знаю почему, заорал:

– Рота подъём, тревога!

Обычно, от такой команды, даже безмятежный солдатский сон прерывается в мгновение ока. Ну и пошло-поехало.

Все забегали, засобирались, строиться начали. А у меня хватило ума забежать в казарму и собрать всю форму наших подвыпивших дедов и выкинуть её в окно, которое выходило прямо на плац. Причём табуретку, я почему-то из рук не выпускал, таскал с собой.

Тут ещё, свежепобитые кандидаты осознали, что вместе мы сила, и тоже, похватав табуретки, погнали этих горемык на улицу, в одном исподнем.

Конечно, в этот вечер мы разрушили все армейские устои, и всех нас потом долго таскали на разбирательства по неуставным отношениям, но кандидаты никого не сдали, а деды ни на кого не пожаловались.

Так всё и закончилось, к всеобщему удовлетворению.

Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал.