Крылья
23 subscribers

Су-25 в Афганистане. Один из эпизодов...

1,1k full reads

Лейтенант Пётр Голубцов из 3-ей эскадрильи 378 ошап рядом со штурмовиком Су-25 после посадки на Кандагарском аэродроме, 24.10.87.
Лейтенант Пётр Голубцов из 3-ей эскадрильи 378 ошап рядом со штурмовиком Су-25 после посадки на Кандагарском аэродроме, 24.10.87.

Эти фотографии встречались в книге «Жаркое небо Афганистана», но рассказ Сергея Горохова, бывшего ведущим Голубцова, там отсутствует. Поехали!

24 октября 1987 года крупный отряд моджахедов заблокировал 3-ю роту 173 отряда Кандагарского спецназа в заброшенном кишлаке Кобай. Имея преимущество в людях и тяжёлом вооружении, они зажали спецназовцев в нескольких домах и упорно долбили из гранатомётов и безоткатных орудий. Спешащая на выручку бронегруппа была ещё далеко, и первыми, кто смог оказать поддержку, стали штурмовики 378 ошап.
Пара капитана Сергея Горохова дежурила по Кандагарскому аэродрому. Ночь прошла спокойно, а в районе 9 часов утра поступила команда на вылет. Спецназ попал в засаду и ведёт тяжёлый бой. Нужна помощь!

Штурмовики быстро вышли к кишлаку и ведущий связался с землёй:
- Земля, я 864-й - обозначьте место боя.
- 864-й, я “Герцог”, даю местоположение красным дымом.
У душманов воевали далеко не пастухи. Постоянно слушающие эфир, они тут же зажгли свои сигнальные дымы вокруг кишлака и в зелёнке.
- “Герцог“, дымов много, который ваш?
- Серёга, обозначаю трассерами!
Базирующиеся в Кандагаре спецназовцы постоянно работали с вертолётчиками, а Сушки стояли рядом. Почти все были знакомы лично, да и работать со спецназом было не впервой.
- Работайте 50 метров южнее, западнее, восточнее меня. Триста - четыреста метров южнее и восточнее – ДШК.
- Я 864-й, близко не сможем, у меня тяжёлые апельсины (ФАБ-500), можем зацепить. - Серёга, мы уже на ножах!

Лётчикам всё стало понятно. Духи плотно обложили разведчиков и дело доходит до рукопашной. А значит, они ничем не смогут им помочь, если не нарушат инструкцию и не спустятся на малые высоты, зайдя в зону досягаемости ПВО. И сейчас, как и много раз до этого, командир принял решение:
- 867-й, заходим на цель, работаем с 1200, - Голубцов услышал в наушниках голос ведущего. И вслед за ним начал заход на цель.
Два Су-25 выполнили восемь заходов, отстрелявшись до железки, и ушли в Кандагар.
На аэродроме лётчики просто пересели в подготовленные машины и сразу взлетели, снова взяв курс на Кобай. В этот раз должно было быть труднее, душманы наверняка готовы, но другого выхода не было.


Сброс, ещё заход, ещё. На выходе их очередной атаки самолёт Голубцова получает попадание. Сразу отказала гидросистема и часть электрооборудования. Но пожара не было, двигатели работали, и Сушки тут же вышли из боя.

Самолёт уже на аэродроме
Самолёт уже на аэродроме


Горохов: “Когда я подошел к Голубцову, у меня волосы дыбом встали, фюзеляж разворочен, сразу за двигателями огромная дыра, хвост держится на честном слове. Запросил о состоянии. Двигатели работают, скорость показывает, высотомер работает, пожара на борту не было – решил, будем садиться. Набрали 3500 и пошли на Кандагар”. Долетел. Сел на повышенной скорости с неработающей механизацией и без тормозного парашюта. Выкатившийся за пределы ВПП, самолёт чутка не доехал до минного поля, окружающего аэродром, но и здесь удача оставалась с лётчиком.

Су-25 в Афганистане. Один из эпизодов...
Су-25 в Афганистане. Один из эпизодов...

За посадку подбитого “Стингером“ штурмовика Пётр Голубцов был награждён орденом Боевого Красного Знамени.

Нравится годный контент? Ставьте палец вверх. Буду продолжать!