Русская колонизация

131 full read
216 story viewsUnique page visitors
131 read the story to the endThat's 61% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Русская колонизация

Русское правительство не скрывало своих планов в отношении завоеванных земель. В первую очередь оно старалось ничего не менять, чтобы убедить инородцев, что является преемником Казанского царства. Но одновременно с этим русские власти предпринимали и активные действия. Клобуков, отправленный послом в Польшу в 1583 г., должен был так отвечать на каверзные вопросы. Эти документы излагают план проникновения русских в эти земли и их последующую колонизацию — программу, которая будет проводиться в жизнь активно и последовательно.

Завоевав эти территории, русские сразу же начали их заселение, причем особую роль в этом сыграл видный государственный деятель того времени Петр Шуйский.

Таким образом, первая здешняя русская колония (которая оказалась не единственной) возникла в результате изъятий больших территорий, ранее принадлежавших казанскому царю и его правящему классу, практически уничтоженному в ходе завоевания. Отныне местными бенефициарами являлись московский царь, православное духовенство Казани и дети боярские (московские служилые люди). Рассмотрим вклад каждой из этих категорий в русскую колонизацию как горной стороны, так и городов.

Дворцовые села — земельные владения казны — возникли в бывшем царстве сразу после его захвата. В межевых книгах 1565-1567 гг. упоминаются четыре дворцовых села и сельцо «съ деревнями и пустошами»; в книгах 1599 г. встречаются семь сел с деревнями и рыбные слободы. В межевой книге Свияжского уезда 1665-1666 гг. наличествуют село и пустошь «государя царя и великого князя».Дворцовые села имелись на всей казанской территории, даже в самых отдаленных местах. Так, пятинщики, посланные в 1615 г. в Казань для сбора чрезвычайного налога, объясняют в своей «Отписке» в Москву, что они не смогут лично побывать в дворцовых селах и слободах Осы и Сарапула, ни в других селениях, удаленных на 500 и более верст от Казани. Одним из таких поселений являлась принадлежавшая казне Красная Слобода (будущий город Красно-слободск) на юго-западе края.

Государевы владения были столь обширны, что управляли ими специальные «приказные люди»: в 1627 г. в Казанском уезде их было восемь, а в Свияжском — один.

Кроме дворцовых сел царь в Среднем Поволжье владел еще и земельными угодьями, некоторые из которых (например, рыбные) составляли тогда большую ценность и даже в духовной Ивана Грозного упоминались отдельно. Составлявшие одно из главных богатств края «дворцовые рыбные угодья» на Волге и Каме встречаются в источниках с XVI в. Государю также принадлежали мельницы и пасеки — важные отрасли тогдашней экономики.

Государевы владения играли важную роль в колонизации края: дворцовые села или рыбные угодья притягивали русское население. Дворцовые села могли состоять и из инородцев (так, в межевой книге Казани 1623-1624 гг. упоминаются, например, татары из государева села), но обычно в них поселяли русских крестьян, что вело к резкому увеличению численности населения: в 1678 г. на дворцовых землях насчитывалось 15 690 дворов, то есть примерно 80 000 человек (для сравнения: в 1710 г. церкви принадлежало 14 784 двора, а помещикам 62 535). Усиленной колонизации региона способствовали и другие меры: когда Петр Шуйский построил в 1557 г. на Нижней Каме крепость Лаишев, то, судя по писцовой книге 1646 г., благодаря ее казенным рыбным угодьям поблизости возникла слобода из 65 домов с 242 рыбаками, работавшими на казну. Результаты правительственной колонизации тем более поразительны, что государевы владения частично использовались для раздачи русским и местным служилым людям. Размеры нового уезда были огромными, но он представлял тогда еще, по словам Н. А. Рожкова, «лесистую страну», в которой пашня занимала относительно скромное место.

Для пожалований могли использоваться лишь возделанные земли, ибо служилые люди, часто отлучавшиеся на войну, не могли, конечно, посвящать время выкорчевыванию дремучих лесов, да и рабочих рук для этого у них не хватало. Поэтому государство выделяло своим подданным уже распаханные и заселенные дворцовые земли. Очевидно, оно шло на это с большой неохотой. В данном случае правительству пришлось пожертвовать дворцовыми владениями, чтобы обеспечить служилых людей землей.

Государство играло большую роль и в возникновении городов. Во-первых, некоторые «дворцовые села» были преобразованы в «дворцовые города», то есть в центры торговли и ремесла городского типа. С конца XVII в. вместо «дворцовых сел» в документах начинают упоминаться «дворцовые города и села». Примером такого превращения является Елабуга.

Во-вторых, дворец принимал активное участие и в заселении городов. Он приобретал там земельные участки, строил дома, а затем жаловал их людям. Эта система хорошо отражена в писцовой книге Казани 1565-1568 гг..

Вторым по значимости проводником русской колонизации в новом уезде было православное духовенство. В 1678 г. число дворов в казанских землях, принадлежавших церкви, составляло 14 784 — весьма значительная цифра, учитывая тогдашнюю низкую плотность местного населения. Они принадлежали в основном архиепископу и монастырям или приходским церквам.

Первые православные монастыри появились здесь почти сразу же после завоевания и продолжали множиться вплоть до начала XVIII в. В 1764 г. Екатерина II провела секуляризацию церковного имущества: часть монастырей закрыли, а оставшиеся лишили владений. До этого на протяжении двухсот лет монастыри играли важную роль в колонизации страны. Обычно возникавшие в городах, они вскоре распространяли свою деятельность на весь край, приобретая селения и производства, тем самым создавая небольшие колонии русских крестьян и ремесленников. Иногда монастыри строились в глухих деревнях или в дремучих лесах (пустынь), но в этом случае они были не столь зажиточными, как крупные городские обители.