Одна против всех: столичная пенсионерка несколько лет безуспешно пытается вернуть свой дом

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Одинокая пенсионерка Ирина Гордеева уже третий год пытается вернуть свой дом, который был незаконно продан, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

Дом, расположенный по улице Алмазар в Шайхантохурском районе, был завещан ей матерью, которая умерла 12 декабря 2010 года. К этому времени Ирина Николаевна уже вышла на пенсию и тяжело болела. В апреле 2011 года не стало ее мужа, и так как детей у них не было, женщина осталась совсем одна. В силу своего возраста и болезни она не могла сама оформить наследство целых три года.

Поэтому она прибегла к помощи некоего Шавката Т. С ним женщина познакомилась через его жену Санию, которая работала в регистратуре поликлиники №33 и знала, что пострадавшая – одинокая пенсионерка. Шавкат представился опытным юристом – все у него везде схвачено, умеет договариваться со всеми. Сложно было не проникнуться к нему доверием.

Он помог оформить документы на наследство 14 января 2014 года за 500 тысяч сумов и предложил для расчета пустить квартирантов. Убедил, что нужна генеральная доверенность, а он сам найдет людей, будет брать деньги и платить налоги. О том, чтобы продать дом, не было и речи, поскольку он находится в зоне сноса, где прописка и купля-продажа уже с 2006 года невозможна. В хокимияте женщине объяснили, что после слома она получит квартиру.

Узнав от соседей, что штаб по сносу уже начал работу, Ирина Николаевна позвонила Шавкату и попросила его прийти в махаллю с документами. На что он ответил, что еще лет десять не будут ничего сносить, а затем пропал.

Так и не найдя его, Ирина Николаевна сама пошла собирать документы в Госкомгеодезкадастра, где узнала, что ее дом продан дочери Шавката Т. Договор купли-продажи был заключен 25 декабря 2014 года.

Без ведома и согласия пенсионерки мужчина в сговоре с нотариусом, которая, по словам пенсионерки, работает в нотариальной конторе №5 Шайхантохурского района, оформили незаконный договор, нарушив все нормы и правила законодательства Узбекистана. При этом гражданка Гордеева не получала от «помощника» и его дочери никаких денег и расписок, подтверждающих какую-либо сделку.

Районный суд, принимая во внимание, что заключенный договор не соответствует требованиям законодательства, пришел к обоснованному выводу о признании его недействительным. Дом вернули пострадавшей.

Затем состоялись городские суды: 10 июля 2015 года и 4 апреля 2017 года, которые также признали, что при оформлении договора норма закона была нарушена, и договор купли-продажи недействителен.

Но Верховный суд 14 февраля 2018 года вынес решение, которое полностью игнорирует законодательные акты и решения предыдущих районных и городских судов – признал акт купли-продажи действительным, апеллировав статьей 354 Гражданского кодекса, где говорится, что "Граждане и юридические лица свободны в заключении договора".

"Три года суды всех инстанций занимались моим делом, огромный аппарат юридически грамотных специалистов единодушно принимали мою сторону, действуя по закону. А теперь получается, что все они неграмотные, некомпетентны, дилетанты?! Их труд был напрасным? Получается деятельность всех остальных сотрудников правоохранительной системы не стоит и гроша?", – вопрошает пенсионерка.

По ее словам, в постановлении №97 Кабмина от 29 мая 2006 года говорится о запрещении отчуждения домов, находящихся в зоне сноса. Также согласно решению хокима Ташкента №276 от 5 июня 2006 года прописывать людей, а также продавать или покупать недвижимость на территории сноса, отмеченной красной линией, запрещено.

"Верховный суд не может оспаривать Конституцию и другие законодательные акты Узбекистана, а должен обязательно следовать ей, и не вести собственную политику против политики государства. Фактически последнее решение Верховного суда не просто покрывает преступника, но и придает статус законности его мошенническим действиям", – считает пострадавшая. 

Открытое письмо пенсионерки президенту Узбекистана