Байки опера. ч.11. Розыскная. Интерпол.

03.08.2018

Байки не опохмелившегося опера. Розыскная. Интерпол.

19 ...- 20... гг. Время обеденное. Внаглую курю, прямо за столом начальника отделения. "Аквариум" пустой. Еще не начались бесконечные усиления и на выходных народу в управе практически нет. Второй опер резерва от ОББ, выставившись мне вискарем (брат работает в Шереметьево  и изредка  балует его посылками с дьюти фри), пошел с семьей в парк. Дочке 6 лет, он ее практически не видит, поэтому "спасая" семью, остаюсь один. Мои уехали на неделю на дачу, поэтому домой я не тороплюсь, если сегодня все будет нормально (тьфу, тьфу, тьфу), вечерком сьезжу их навестить, да и в баньке попарюсь. Накаркал. Прямой с дежуркой. Задумчиво смотрю на дребезжащую трубку, понимая, что если не сниму, начальник смены лично припрется, а он подполковник и ему ходить уже лениво, поэтому будет ворчать. Поднимаю трубу: срочно к начальнику КМ. Странно, развод резерва проводил зам, что "деду" то надо? 

В кабинете начальника человек 6, явные айзера. Опять что ли войны кланов начались? Вроде только только приземлили всех их боевиков. О, начальник отделения розыска. Из дома подняли. По кивку шефа присаживаемся поближе к нему. Разыскник изучает, поданные айзерами, бумаги (розыскное задание с двумя красными полосами, постановление суда еще какая то хрень, все на азербайджанском и английском, отдельно пачка переводов). Старший группы вещает, на русском почти без акцента шпрехает. Ничего нового я услышать не надеюсь, итак понятно, что за жуликом по международному розыску приперлись, поэтому откровенно скучаю. Выслушав спич, ахреневаю. Разыскник тоже.

Процедура выдачи преступников в другую страну крайне сложна. Задержав чоловика, сразу сообщаем в краевое отделение Интерпола, в любой время дня и ночи. Девочка, которая там дежурит, связывается с инициатором и ждет подтверждения по факсу. Время на все про все - 3 часа. Срок нереально короткий, поэтому опера извращаются кто во что горазд.  После получения бумаг, жулик помещается в ИВС и ждем уже оригиналов бумаг, отправленных через головной офис (центральное бюро Интерпола) в Москве. Потом всяческие согласования. Все бумаги получены - в СИЗО. Потом этапирование. Короче головняки появляются у всех сразу и одновременно. Если у преступника есть "свой" адвокат, еще и прокуратура с судом подключаются к этим игрищам, раздавая плюшки и подарки всем причастным к теме. 

Итак, айзера просят найти и передать им, без бумажной тягомотины, гражданина Азербайджана, нелегально находящегося на Руси, который натворил на Родине делов выше крыши. 6 убийств, сопряженных с изнасилованиями. 2 девушки и  4 детей. Ну и по мелочи - разбои, похищения людей. Хороший мальчик - педофил, убийца и полный отморозок, еще и садист до кучи, судя по фото с места происшествия. Все равно не повод нарушать Процедуру, узнают надзорные органы - разорвут на запчасти и собирать никому не позволят, будешь лежать в коробочке, как конструктор Лего.  Сначала исполнителей, потом руководство (за отсутствие надлежащего контроля). И вообще я тут каким боком. Вон розыск сидит, пусть пашут бездельники, а не дрючат землю, как привыкли.  

Дед обратил свой взор на меня, стараюсь включить дурака на полную и спрятаться за разыскника. Учитывая, что тот при росте 187 весит 69 кг, то получается плохо. Неси Дело. Продолжаю тупить: какой такой дел?? Не знай ничего, пусти домой насяльника, детишка молочка надо поить (ага сорокаградусное, полученное за то, что сдуру остался в одиночестве). Дед прищурился. Пулей вылетаю из кабинета, привычки злопамятного руководства я изучил хорошо. Спускаюсь в подвал, достаю из форменной одежды запасные ключи от сейфа напарника, достаю Дело по айзерам, которое уже реализовано и дожидается только приговора суда, после чего будет сдано в архив. Пролистываю тома, нет ли косяков. По идее не должно быть, т.к. напарник человек ответственный, в отличие от меня разгильдяя. Разбирает хохот, так вот куда он заначку прячет. Деньги леплю магнитом на внутреннюю стенку сейфа, написав карандашом на каждой купюре: жене от группы товарищей. Юмор у меня дурацкий, и поэтому он будет на меня дуться аж три дня, потом засунет мне в тревожный чемоданчик 2 лифчика, и замполит будет долго рассматривать их перед строем, недоуменно вопрошая, зачем мне данная деталь туалета. 1:1 

Шеф берет Дело, автоматически покачивает на руке, взвешивая. По его словам, каждое Дело должно быть толщиной больше кирпича. Наше, даже поставленного "на попа", переплюнет. 16 томов, в каждом 400 страниц. О том, что там особо  важные бумаги отсутствуют, дед догадывается, т.к. сам учил источники не светить, мало ли кто Дело смотреть будет. В конторе можно верить только напарнику, и то не всегда. Смотрит вопросительно, открываю один из томов. Список руководителей диаспоры, лидеры ОПГ, боевики, адреса, телефоны, списки крышуемых объектов. Напротив многих боевиков пометки красным карандашом: СИЗО, Родина, крестики (отправлен в ад греться на сковородках). Кивает на ксерокс, откатываю в нескольких экземплярах, справка-меморандум не секретная. Два себе, остальные деду, делюсь одним с начальником разыскников. Тот с интересом изучает, т.к. мы к своим бумагам подпускаем кого либо крайне редко и неохотно.

Дед просит командировочных подождать в предбаннике. Удаляются. Разглагольствует о необходимости помощи братскому народу, взывает к оперской солидарности, ля ля три рубля. Убаюканный его монотонной речью, расслабляюсь, поэтому его неожиданный вопрос, "сможешь найти?" застает врасплох. На автомате киваю, потом понимаю, что он меня "поймал". Фигли 34 года оперского стажа, сам виноват - знал ведь, что дед жук еще тот, палец положишь в рот, отгрызет до плеча и примется вторую глодать. Смотрю на него, тот довольно ухмыляется. Машет рукой, давай работай. Спрашиваю, что делать то, коли найдем? Тот просит разыскника забрать "гостей" к себе. Остаемся тет а тет. Дает четкие указания. Понимаю, что деваться некуда - дед на прошлой неделе вытащил меня из под пресса гестапо, поэтому надо отрабатывать. Вспоминаю, что у него 2 маленьких внучки и педофилов он ненавидит всей душой. Ладно, прорвемся как нибудь, первый раз что ли с Законом в прятки играть. 

Иду к себе, надо подумать и позвонить кое куда. Делаю звонки, вставив в телефон симку жулика, который уже полгода как в СИЗО "отдыхает". Дурная привычка путать следы. Свои симки меняю чуть реже чем трусы. Телефоны аналогично. Радиорынок регулярно "штормит" от наших рейдов. Пока лидеры диаспоры думают над моим предложением, звоню своему шефу (начальнику отдела), тот услышав краткую информацию и мои предложения, одобряет в целом, дает еще один телефон. Звоню, собеседник по русски с трудом изьясняется, поэтому переговоры затягиваются. Обещает подьехать. Ну, давай. Накидываю вкратце план действий, черчу схемы связей, так проще сосредоточиться и кусочки мыслей в кучку собрать, после чего бумажку через шредер.  

Звоню разыскнику и перехожу в аквариум. Вот и "группа братских товарищей". Рассаживаются за столы, которых в "стекляшке" куча, знать бы кто из оперов вложил в голову шефу идиотскую идею сделать кабинет по типу американского полицейского участка - убив бы. Сам со старшим перехожу в закуток начальника отделения. Он его запирает, не зная что уже давно по слепку сделали "запаску" и пользуемся им вовсю. Он все удивляется, почему кофе и сахар так быстро заканчиваются. Обьясняю план действий, без конкретики и щекотливых моментов. Кивает, что понял и предлагает покушать. Одобрямс. Это мы всегда с радостью, какой же русский, а тем более опер откажется на халяву пожрать. Гортанно что то говорит, судя по всему самый молодой, подрывается на выход. Иду вслед, машу вахтенному чтобы пропустил и запустил назад.

Переходим в комнату отдыха, ставлю сразу два чайника, народу много. Появляется гонец с двумя пакетами. Что у нас в меню? Слюна капает на пол, прожигая на фиг бетон и стекая в столовую, над которой и расположены наши апартаменты. Жареная баранина в лаваше, теплая еще, запах такой, что голова кружится. Кебаб. Бастурма. Что то незнакомое, но тоже вкусное:), куча свежей зелени, 5 или 6 сортов пахлавы  Пакет с зеленым чаем, судя по тому как свернута листья - китайский, очень дорогой и качественный. 3- х литровая банка без этикетки,  домашний коньяк, доводилось уже пробовать - вкуснотень. Чисто символически разливаем - впереди работа, к тому же я со стволом, разыскнику побольше, пусть порадуется, он поднял своих, поэтому пьет спокойно, на задержание ему не нужно ехать будет, гости поднимают одноразовые стаканчики, чокаются, ставят на место, старший, из уважения к хозяина стола, пригубливает. Чавкая, набиваю довольно урчащий желудок, мяса ему на этой неделе не перепадало, зато доширака в избытке. Кто то из гостей возится в углу, заваривая чай.

Звонок. Неохотно оторвавшись от кебаба, иду на выход. Светить источники в конторе не принято. Верчу головой. Возле входа в банк мерс, приветливо мигающий мне дальним светом. Разумно, машин там помойка. Сажусь в прохладу кондиционированного салона. Понтовые сиденья, обтянутые белоснежной кожей. Любят айзера форс. На переднем пассажирском молодой парнишка - переводчик, водилка-охранник курит на улице. Переговариваем по делу, моя просьба не вызывает восторга, своих диаспора сдает редко, поэтому сразу протягиваю фото детишек, которых растерзал маньяк. Закуривает, пальцы мелко дрожат. Забираю у него симку, на которую и будет сделан дозвон. Мерс медленно отьезжает, за ним стартуют еще 2 машины, грамотно беря его под охрану (научились после недавней бойни), смотрю вслед -  остается только ждать. В одну каску найти человека, который находится в международном  розыске уже 4 года и активно прячется - нереально. Использовать возможности Системы нельзя - протечет и начнутся ненужные вопросы от разных любопытных дядек в пиджаках. 

Забираю из сейфа резервный телефон, вставляю симку, оживляю, батареи хватит надолго, неубиваемый НОКИА 3310. Поднимаюсь в аквариум. Присоединяюсь к чаепитию. Старший смотрит вопросительно, показываю на часы - ждем. Тот протягивает чай, запах и вкус восхитительные. Беру кусок пахлавы, мдя, не скоро я еще такую попробую. Звонит дед. Выхожу в коридор, без конкретики рассказываю. Держи меня в курсе, отключается. Ага, сам бы хрен догадался, тебе попробуй не доложи. Звонок из диаспоры, по ходу наша затея удалась. Исчут всей толпой, носом землю роют. Нашли квартиру, где он живет, но придет ли сегодня неизвестно, т.к. работает где то на строительстве коттеджа за городом. Думаю поднимать ли наших, понимаю что рано, результат непредсказуем, выходной, мяса мало, пусть отдыхают. 

Темнеет, сидим на набережной, айзера, восхищенно вытаращив глаза, пялятся на женские попки в мини юбках, при мне сдерживаются, но ерзают, аж скамейки дрожат. Отделения розыска подтянулось, только старшие и опытные. Тема уж больно деликатная, броники и каски навалом в кабинете, стволы по сейфам - жарко, без крайней необходимости, таскать килограмм железа и париться в ветровке никому неохота. У меня ствол в кенгуру (поясная сумка, специально приспособленная для скрытого ношения табельного оружия), т.к. могут в любую секунду подьехать или позвонить. Розыск поглощает шашлыки, чуть поодаль, т.к. лишний раз дразнить свининой гостей не стоит. Платят правда за все они, поэтому блюдо с мясом огромное. Изучаю пока расписание рейсов, прямого с Баку у нас нет, поэтому если что получится с розыском, через Москву или Питер повезут. Рано загадывать.      

Долгожданный звонок. Называют адрес. Кроме обьекта на стройке еще четверо, просят не прессовать их. Больно надо. Спрашиваю старшего, что с транспортом, тот куда то звонит. Розыскники, покидав мясо в пакет вместе с картонными тарелками, уносятся в контору облачаться. Задумываюсь, на хрена мне надо рисковать всем, ради помощи каким то левым операм. Вспоминаю фото детишек и сантименты исчезают. Поднимаемся с набережной, у шлагбаума розыск и 4 автомобиля. Старший розыскного и старший гостей со мной. Врубаем рации, проверяем связь, одна пищит, кто то уносится в дежурку менять аккумулятор.   

Стартуем. Выходим за город, Караван набирает скорость. Вот и поворот к поселку. Так, начались коттеджы, первый, второй, третий, четвертый, вот и наш. Приметы описаны точно.Еще раз смотрю на фото обьекта. Понимаю, что в темноте, да еще и среди лиц "той же национальности", опознать практически нереально. Придется ломать всех встречных и попереченых. Розыскники и я натягиваем собровские шапочки. Пошли. Ворота нараспашку. В коттедже света нет, в баньке и времянке окна светятся. Делимся на 2 группы. Из времянки кто то семенит к сортиру. Превосходно. Дожидаемся, пока выйдет. Получает лоб в ствол и крепко зажатый рот сзади. Хорошо, что уже облегчился, никому не пожелаю счастья увидеть рожу в маске и ощутить холод боевого оружия одновременно.  Старший гостей спрашивает по алабаевски что то. Открываем рот "языку". Короткий ответ. Показывает на времянку. Гости заходят туда. Вытаскивают кого то, волокут к себе в машину.

Все понятно. Скрываемся в тиши ночи, оставив айзеров, недоуменно чесать в затылке. Я, прежде чем уйти, набираю номер, обьясняю что почем, даю трубу строителю, тот мелко и часто кивает, односложно отвечая испуганным голоском, передает сотовый. Благодарю за помощь. Прощаемся. По дороге к машине, вытаскиваю и уничтожаю симку. Старший гостей у машины. Смотрим друг другу в глаза. Там дикая боль и что то еще жуткое, кто то из детишек или молодых девчонок тебе дорог? Этого я никогда не узнаю. Понимает, что денег я не возьму. Говорит, что то водилке, тот кивает. Пожимаем руки друг другу. Дает мне черную с золотом визитку. Удачи тебе, опер. Он невесело усмехается: и тебе, брат. Спустя неделю узнаю, что в одном из районов Баку сотрудниками ОУР был задержан, находящийся в международном розыске преступник, смотрю на фамилию задержанного. Успешно добрались.

Розыск вываливается с машины и идет сдавать свое барахло в дежурку. Водилка открывает багажник, подает баул. Машина газует и, мигнув стопами, куда то уезжает. Блин. Что ж я розыск то не озадачил????? Еле еле втаскиваю на вахту. Розыскники вдвоем затаскивают баул в кабинет и предчувствуя фкусняшку, радостно топочут в комнату отдыха. Набираю деда. Услышав в трубке маты, смотрю на часы, че орать то? Просил держать в курсе - на, получай. Не фиг давать расплывчатые ЦУ. Докладаю. Услышав просьбу не свинячить сильно, вырубаю сотовый и тихо ржу. Прошлый залет был грандиозный. Уходили через окно, пока замполит и кадровики, ломали дверь кабинета. Запасные ключи в колбах дежурки от наших кабинетов - фикция. Думаю звонить ли шефу? 3.30- пусть спит.

Захожу к розыскникам. Поляна накрыта, на столе торжественно выставлена, чуть начатая банка с коньячком,вторая в холодильнике. Поехали.

Очередной рейд, идем частым бреднем по рынку. Кто то, увидев маски шоу и наши группы, шмонающие все контейнеры и проверяющие документы, бросается бежать. Ну, давай спортсмен. С интересом смотрю за забегом, из за контейнера высовывается берц. Бздымс. Финиш. Медаль не получишь, а вот разбитую морду легко, хорошо снег, иначе встреча с асфальтом была бы более болезненной. Тащат в автобус. Группа разбора в актовом ждет не дождется Вас, нелегальные гости нашего городка. Пакуем очередную группу. Пора на базу. Сдаю своих подопечных, старший группы документирования передает мне документы и рапорт. Интерпол. Розыск. Подфартило блин, я уже домой настроился.

Забираю таджика, Застегиваю браслеты. Убивца, 6 лет в розыске, что там у него в голове неизвестно. Привычно произношу: дернешься или попытаешься бежать получишь пулю в лоб. Вижу, что понял, повторять казенное: трали вали, имеешь право, никому из вменяемых оперов в голову не придет. Предупредил? А что там я произнес, у трупа никто не узнает.      

Звоню в дежурку, узнать свежий номер начальника разыскников, записываю заодно и телефон важняка. Набираю первый, недоступен. Важняк, увидев незнакомый номер, сдуру снимает. Звони бы я со служебного, сразу бы выпилился с сети. Кому охота в выходной ехать в контору? Сверхурочных не будет, премий тем  более. В Идею уже никто не верит. Давай, родной, подтягивайся. Не, не, благодарностей не надо. Сам туда иди. Поговорили 2 интеллигента

Таджик, пристегнутый к гире на 32 кг, смотрит на меня тоскливым взглядом. Не жалоби меня, людей убивать нехорошо. Вот и разысник, забирает бумаги, просит подержать пока у себя задержанного, опешив от его наглости, матерюсь в закрытую дверь. Не бежать же за ним, крича: вернись я все прощу.. Иду в КС резаться. 

Вот и разыскник. Чую аплодисментов не будет, лицо кислое. Ответ из Москвы: поскольку в Таджикистане не отменена смертная казнь за данный вид преступлений, выдачи не будет. Ошалело смотрю на важняка, тот пожимает плечами. Зло кидаю ключи от браслетов. Иди сам расковывай. Тот выводит таджика из кабинета, который испуганно семенит за ним: попытка к бегству - пуля, насяльник я не бегу никуда, не догадываясь что сейчас получит пенделя по сраке и будет свободен, аки птица в небесах.

Разыскник возвращается, достает из пакета литр и немудреную закусь, пьем не чокаясь, думая, что сейчас только что из конторы вышел человек, который уже убивал. Волк, попробовавший крови. Все по Закону. На душе тоскливо.