Чем живет страна 1973 год.

«Ленин всегда живой!» — С этим лозунгом никто никогда не спорил, тем более в этом году. В Советском Союзе, начался обмен партийных документов, и красная книжечка члена ЦК КПСС под № 1 была выписана на имя основателя и вождя Коммунистической партии.

Но поскольку Ленин по уважительной причине расписаться в документе не мог, это сделал за него Генеральный секретарь ЦК КПСС, Л. И. Брежнев.

Ну а самому Леониду Ильичу достается соответственно партбилет под № 2. И как всегда в те года, — бурные, продолжительные аплодисменты…

Вообще, овации гремят в СССР не смолкая, все семидесятые годы. И по случаю трудовых достижений, и в честь творческих успехов советского народа. А вот с евреями в СССР вновь возникли трудности. Ну никак евреи, проживающие в СССР не хотели оставаться жить и трудиться на благо нашей стране.

20 марта 1973 года Политбюро ЦК КПСС собралось, чтобы обсудить ситуацию с массовым выездом советских евреев за границу. Обсуждение вертелось вокруг так называемого образовательного таможенного налога — еврей без высшего образования мог уехать бесплатно, а вот если он успел окончить ВУЗ, то обязан был заплатить налог, около 5 тысяч рублей. По тем временам это стоимость машины «Москвич»! Только в 1972 году из 30 тысяч евреев, выехавших из СССР, 912 человек, имеющих высшее образование, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР, возместили затраты на свое обучение, в сумме 4 миллиона 427 тысяч рублей. Так, в СССР на свой лад, пытались приостановить утечку мозгов за рубеж, впрочем, безрезультатно.

Л.И. Брежнев был в гневе. Вопрос об образовательном налоге благодаря зарубежным СМИ получил широкий резонанс на Западе, особенно в США. Сенат США пришел, мягко говоря, в волнение и визит Брежнева в Америку стал невозможен.

Брежнев в тот год говорил на совещаниях: «Требуется приостановить взимание налогов, то есть, не отменяя самого закона, отпустить партию человек в 500 евреев, которые никакого отношения ни к секретным работам, ни к партийным учреждениям не имеют. Даже если попадутся и лица среднего возраста, например, из Биробиджана, отпустить их. Они расскажут об этом на Западе, и все узнают, что мы не препятствуем выезду евреев...».

Однако, указание Генсека не выполнялось. Андропов и Щелоков, ответственные за это, объясняли задержку неповоротливостью аппарата, отговаривались тем, что евреев начнут выпускать без налога с ближайшего понедельника, но Брежнев не успокаивался.

«То ли мы будем зарабатывать деньги на этом деле, то ли проводить намеченную политику в отношении США», — говорил он и махал в воздухе справками с данными о взимании налога. Андропов, в свою очередь рисовал ему мрачную картину: «Вот сидит товарищ Громыко, он знает: англичане в своё время внесли в ЮНЕСКО предложение о предотвращении утечки мозгов. Мы сейчас выпускаем и стариков и детей, и взрослых. Едут врачи, инженеры и т. д. Начинают и от академиков поступать заявления. Я Вам представил список...».

Одновременно госаппарат задумался о том, как решать еврейский вопрос для оставшихся в СССР.

«А почему бы не дать им маленький театрик на 500 мест, — говорил Брежнев, — эстрадный еврейский, который работает под нашей цензурой, и репертуар под нашим надзором. Пусть тётя Соня поёт там еврейские свадебные песни. Я не предлагаю этого, я просто говорю. А что если открыть еврейскую школу? Наши дети даже в Англии учатся. Вон сын Мжаванадзе воспитывается в Англии. Моя внучка окончила так называемую английскую школу. Язык как язык, а остальное всё по общей программе. Я так рассуждаю: открыли в Москве одну школу, называется еврейская. Программа вся та же, как и в других школах. Но в ней национальный язык, еврейский, преподаётся. Что от этого изменится?»

К сожалению дерзкие мысли Брежнева так и не нашли своего воплощения: еврейская школа не была организована, а еврейский театр «Шалом» открылся только в 1988 году.

Но, не будем о грустном. Поговорим лучше о кино. В семьдесят третьем году, телезрители славят культовый (именно так!) патриотический сериал Татьяны Лиозновой, снятый по одноименному роману Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны».

Исполнитель главной роли Вячеслав Тихонов в одном из интервью говорил: «Я хочу, чтобы моего героя приняли сердцем, полюбили зрители разных возрастов, чтобы его мужество, честность, высокая гражданственность стали примером для молодежи СССР». Это была действительно удача, доселе неведомая советским кинематографистам.

«… популярность эта была для нас совершенно неожиданной, — вспоминают кинематографисты, — ведь когда картина вышла, она совершенно не рекламировалась! И с первого же дня началось то, что началось.

Многие еще помнят, что улицы пустели, а в магазинах можно было купить все что угодно, потому что почти не было покупателей. Все смотрели «Семнадцать мгновений весны».

Популярность фильма действительно была невероятная. Замечательный литературный материал, прекрасный режиссер «Семнадцати мгновений» и, конечно же, актеры. Вячеслав Тихонов настолько идеально вписался в образ разведчика, что и сам стал частью анекдотов. Леонид Куравлев в фильме, предстал в совершенно неожиданном образе. Причем Куравлев (и Леонид Броневой) сначала пробовались на роль Гитлера. А Олег Табаков, сыгравший Вальтера Шелленберга, оказался настолько похож на реальный прототип, что получил письмо от племянницы Шелленберга с благодарностью за возможность увидеть незабвенного «дядю Вальтера».

Музыку к фильму «17 мгновений весны» написал Микаэл Таривердиев, а тексты песен — Роберт Рождественский.

Фильм в СССР можно было считать культовым в том случае, если его экранная жизнь продолжается в других жанрах. Фильм «Семнадцать мгновений весны» продолжился в народном творчестве, анекдотах:

Штирлиц получил шифровку. Прочитав, он ее сжег, после чего плюнул на пол и высморкался в занавеску. В шифровке было написано: «Задание выполнено, можно немного расслабиться».

Плейшнер выбрасывался из окна пятый раз. Яд не действовал.

Фразы из сериала мгновенно стали крылатыми и разлетелись по всему Союзу. Помните цитаты из «17 мгновений весны»:

— Он отлично понимал, что был на грани провала.

— Штирлиц, а Вас я попрошу остаться. (Мюллер)

— Маленькая ложь рождает большое недоверие. (Шелленберг)

— Контрразведчик должен знать всегда, как никто другой, что верить в наше время нельзя никому, порой даже самому себе. Мне можно. (Мюллер)

— Истинный ариец. Характер нордический, выдержанный. Беспощаден к врагам рейха. Отличный семьянин; связей, порочивших его, не имел. (из характеристики)

— Как там? «Ай да Пушкин, ай да сукин сын»? Ай да Штирлиц. (Штирлиц).

До сих пор фильм пародируют и жарко спорят, идет ли фильму, что его из черно-белого, с помощью компьютерных технологий сделали цветным.

Сериал «Семнадцать мгновений весны» был удостоен Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых.

В этот год ушел из жизни самый старый житель СССР — Ширали Мислимов, которому по паспорту было 168 лет!

Однако воспрянули духом его сограждане, готовые не только повторить, но и превзойти рекорд жизнелюбивого азербайджанского чабана!

На кухонном столе большинства хозяек, лежит самая популярная толстенная книга тех лет: «Книга о вкусной и здоровой пище».

Она дает полное представление, что вмещала потребительская корзина советского человека. В 1973 году, когда, по словам красивых дикторов советского телевидения все что намечалось выполнить — перевыполнялось — закрома родины ломились — у советского человека было все необходимое для прекрасной жизни в родной стране...

И в принципе, в холодильнике советского человека (во всяком случае, живущего недалеко от крупных городов), всегда были свежие продукты. Идя в магазин с авоськой, он всегда мог выбрать между четырьмя-пятью сортами белого хлеба. А также сколько угодно всяких рогаликов, булочек, бубликов, вкус которых, кстати, нигде и никогда уже не ощутить. Ну нет сейчас того вкусного хлеба на прилавках, как бы пекари не старались.

И черный свежий хлеб из ржаной муки, только что привезенный с хлебозавода — заполонял своим запахом всю булочную. Всегда была и колбаса по 2.20 — 2.80 — вареная — с жирком или без. Было всегда в продаже и масло, сосиски, сардельки, курица — все это заворачивалось в крафт-бумагу. Всегда была в овощных магазинах картошка, которую вываливали из устройства, похожего на мусоропровод, правда гнилой картошки и грязи в ней тоже всегда хватало. Была всегда и капуста, и свекла с морковкой. Так что не верьте людям, утверждающим, что в «эпоху застоя» в магазинах ничего не было! Хотя, утверждая это, я имею в виду крупные города и их пригороды. Годы спустя я узнал, что из дальних поселений Ленинградской области, в Питер, отправлялись целые «колбасные» поезда. Люди ехали в центр за колбасой и другими дефицитными на селе товарами…

Продукты питания в СССР в 1970-е годы не были, конечно, очень уж разнообразны, как в наши дни (2014 год), но были хорошего качества. На них, самых простых — капусте, свекле, огурцах, борщах на действительно мясной, а не соевой тушенке выросло несколько поколений здоровых русских людей. Ни о каком трансгенном гастрономическом беспределе никто и не помышлял.

В основном, все магазины в СССР были тогда с прилавкам, за которыми стояли продавцы и отпускали товар.

Магазины самообслуживания появились несколько позже. Нехватку ассортимента продукции маскировали горками, пирамидками из банок с различными консервами. Пирамиды кильки в томате, тушенки, сгущенки… Масло подсолнечное, помимо продажи в бутылках, наливали еще и в разлив, в тару покупателей, из устройств, напоминающих «воды лагидзе», такие стеклянные конусообразные сосуды с кранчиком внизу.

Только в середине 70-х, в городах СССР появились универсамы — по принципу супермаркетов, где все товары лежали на витринах, а покупатели уже сами выбирали, что им нужно.

Многие продукты в СССР были, наверно, в дефиците, но живя рядом с Ленинградом, мы не страдали от их нехватки. Мы, к примеру жили в те годы в поселке "Петро-Славянка"(20 минут на электричке до Питера), и жили, надо сказать, довольно неплохо, добросовестно ведя еще и натуральное хозяйство, так что нам всего всегда хватало.

Немного хочется вспомнить и об уличных автоматах с газированной водой. Воспоминания детства: я доедаю мороженное, бабушка достает из сумки эмалированную кружку, — стаканами в автоматах она не пользовалась принципиально. Монета в 3 копейки проскальзывает в отверстие блестящего, разогретого на солнце автомата и прямо в кружку зафырчит пузырчатая, бесподобно ароматная, вкуснейшая вода. Лимонад «Ситро». Сочетание цитруса и ванили — незабываемый вкус детства в СССР.

«Из серебряного крана

С шумом

Брызнуло ситро.

Мне досталось

Полстакана,

А хотелось бы —

Ведро!»

С. Я. Маршак «Хороший день»

В автоматах были специальные углубления для мытья тары — откуда при нажатии бил фонтанчик воды, ополаскивающий стакан. Моя бабушка — химик по профессии, рассказывала страшные истории про тех, кто пользуется общими гранеными стаканами из этих автоматов, по ее мнению промывка посуды на скорую руку бессмысленна, — даже ополоснув его, все микробы остаются на стенках.

Жара. Лето. Всем хотелось пить. Иногда сироп заканчивался, и вместо «Ситро» в стакан попадала лишь газированная несладкая вода. Впрочем, и простой воды можно было попить, опустив в автомат копеечку. Но ленинградцы и все, кто приезжал летом в город на Неве, все-таки, предпочитали газировке все больше пиво или квас.

Все советские дети непременно пили Лимонад «Ситро», на своих днях рождениях, на праздниках товарищей — это был своеобразный детский алкоголь. Им чокались в Новый год со взрослыми, до того, как появилось детское шампанское.

Теперь, можно лишь вспоминать, если дана вкусовая память, простой, но лакомый букет «Лимонада Ситро», каким он был в 1973 году.

Мои попытки распробовать что-то подобное в наши дни, не увенчались успехом. Может потому, что мне всегда больше нравилась «Крем-сода». Но советское «ситро» — понятие нарицательное. И каждый мог, не только проассоциировать с ним свой любимый напиток, но и выпить его, истратив всего несколько копеек.

К концу 1973 года на смену «Ситро» пришел лимонад «Буратино». Он становится одним из любимейших напитков в Советском Союзе. На этикетке изображен герой одноименной сказки. По вкусу он кисло-сладко-горький, а по цвету золотистый. «Буратино» продается в магазинах в полулитровых бутылках, а так же в буфетах на разлив. В советское время этот золотистый шипучий напиток выпускают на натуральном сырье, поэтому срок хранения напитка ограничивается семью сутками.

«Буратино» имеет прекрасную рецептуру и отлично утоляет жажду. Составить конкуренцию в Советском Союзе ему может только похожая газировка «Лимонад». Стоит «Буратино» довольно дешево — всего десять копеек за стакан. В бутылках же его продают по двадцать две копейки. Бутылки из под «Буратино» после использования можно сдать, и получить обратно часть потраченных денег. Принимают только чистые бутылки без этикеток и сколов. В СССР бутылками из под «Буратино» часто захламляют балконы, а потом раз в год сдают и получают деньги, на которые можно купить что-то нужное в хозяйстве. Вообще, в те годы было много напитков в стеклянных бутылках. Пустые бутылки из под Лимонада «Ситро», наряду с «Буратино», «Дюшесом», «Крюшоном», «Колокольчиком», «Саянами», а позже с «Байкалом», и «Тархуном», — проходили производственный круговорот. Стеклянная тара сдавалась всеми исправно, как пьющими пиво, так и лимонад и бутылки вновь поступали на производство.

Впрочем, в пунктах приёма стеклотары, помимо бутылок, можно было сдать и любые стеклянные банки.

По телевидению тех лет очень часто транслируют спектакли. Удивительно, сколь высокие образцы театральных спектаклей зафиксировало для нас советское телевидение. Записывались, а значит сохранялись для истории, работы самых талантливых режиссеров: Георгия Товстоногова, Анатолия Эфроса, Марка Захарова, Валентина Плучека. Приятно осознавать, что тот материал, который ты впитал в детстве, совершенно неосознанно, оказался на самом деле — высоким искусством. При том, что мне, ребенку, запоминалось именно легкое, изящное, «не тяжелое».

В этом году был показан телеспектакль Театра Сатиры «Проснись и пой». Пьеса — незатейливая комедия, учит быть радостным и счастливым, внимательно относиться к простым мгновениям жизни. Игра Татьяны Пельтцер была неподражаема, но и ее молодая партнерша Нина Корниенко была в спектакле очень органична, ее героиня казалась «девушкой с соседней улицы». Запомнились песенки из этой комедии.

Пельтцер и Корниенко пели: «Проснись и пой, проснись и пой. Попробуй, в жизни хоть раз не выпускать улыбку из раскрытых глаз!». А герои Нины Архиповой и Георгия Менглета дуэтом исполняли: «Грусть напрасна, потому что жизнь прекрасна, если ты живешь и любишь как в последний раз! Если любишь как в последний раз». Спектакль был поставлен Марком Захаровым в сотрудничестве с Александром Ширвиндтом, и это был режиссерский дебют Ширвиндта.

Так же в этом году был поставлен телеспектакль Театра Сатиры «Безумный день или женитьбы Фигаро».

Это была очень гармоничная постановка. Играли Андрей Миронов, Александр Ширвиндт, Вера Васильева, Нина Корниенко, Татьяна Пельтцер. В этом спектакле нравилось все: изящество легкомысленных эпизодов, и то, что Миронов в контрапункте сюжета вытягивал действо до настоящей драмы. Казалось в детстве, что настоящий аристократ именно такой, каким его играет Ширвиндт, а Вера Васильева — подлинная графиня. Поставили спектакль режиссеры Плучек и Храмов.

Помню, была на телевидение в те годы и такая спортивная передача из братской республики ГДР, как «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас!» По-немецки это звучало так: «Mach mit, Mach’s nach, Mach’s besser!» Лаконично, призывно, бодро и дружно, собственно, как все, что выходило когда— либо из уст немецкого народа. В 1970-х годах программа демонстрировалась Центральным телевидением СССР.

Трансляция велась на немецком языке с закадровым синхронным переводом.

На роль ведущего выбрали очень симпатичного немецкого легкоатлета Герхарда Адольфа, сценическое имя — Ади. Программу помогали вести школьники. В состав жюри входили известные спортсмены и члены Национальной Объединенной Команды ГДР, в конце игры победителям вручался кубок. Идеологически передача была направлена на воспитание здорового спортивного духа у подрастающего поколения. Тематика программы «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас!» — спортивные состязания между тремя командами школьников из различных городов ГДР. Кроме спортивных эстафет программа включала соревнования — викторины. Выбирался правильный ответ из нескольких предложенных. Проводился конкурс на знание правил дорожного движения. Детям демонстрировался видеоролик похождений ведущего на улице: «Что Ади сделал неверно?». Затем — капитаны команд должны были назвать наибольшее количество замеченных ими нарушений, которые Ади совершил. И, завершающий конкурс — традиционная финальная эстафета. Передача производства «социалистических собратьев» из восточной Германии «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас» была невероятно зажигательна, ведущий — Герхард Адольф, обладавший яркой харизмой — очень нравился детям. В программе «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас» звучала хорошая музыка, было много юмора и таких ведущих, как Ади, на нашем телевидении тогда еще не было. Семейные конкурсы отличались яркостью и неординарностью. Мы выросли в эру довольно скучного телевидения — и все немногочисленные похожие по тематике наши программы для детей «Мама, папа и я — вместе дружная семья», «Веселые старты» — были менее удачными проектами, чем «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас».

А вот что рассказывали о трудовых пионерских лагерях тех лет. Помимо обычных пионерских лагерей отдыха, были и трудовые, где можно было детишкам что-то заработать.

… При царе все были неграмотные, угнетенные дворянами, которые запугивали бедных людей с помощью попов, а дети, кашляя кровью, работали на фабриках и заводах, принося прибыль своим хозяевам, а не мировому пролетариату. При Генеральном секретаре ЦК КПСС, все стали грамотные, на попов чихать хотели, а детей уже не эксплуатировали на колхозных полях, а давали им честное трудовое воспитание. Поэтому они организовали для подрастающего поколения ЛТО — летние трудовые лагеря. Что же это было такое?

В 1973-м несколько сотен тысяч детей отправились на сбор урожая в южные края Советского Союза. Как правило, им обещали четырехчасовой рабочий день на сборе, например, черешни, или клубники, море, свежие фрукты, хорошее питание и собственно трудовое воспитание. Возможно, у кого-то это и сбывалось. Но чаще же, на деле, пионеров приехавших подзаработать, ждали взрослые трудовые смены, не очень хорошее питание, ржавые души и старое, рваное постельное белье.

Мечта о море тоже оставалась лишь призраком, хоть оно было порой в двух шагах.

В результате труд быстро становился разочарованием, глаза переставали гореть, а руки — чесаться. Пионеры вяло ели клубнику прямо с грядки, потому что выносить ее с поля и мыть за его пределами строго запрещалось, а вот есть так, немытой, на поле, никто не возбранял.

Единственное утешение и гордость — зарплата в конце лагерной смены. 20-30 рублей для подростков, — все-таки неплохие деньги по тем временам. И государству экономия, и детям одна польза. И вроде-бы никакая это и не эксплуатация!

В Конституции СССР прямо было сказано, черным по белому, серпом по молоту: «Детский труд в СССР запрещен!». А сколько весит ящик черешни и как его детишкам перетаскивать — это знают не те, кто конституции пишут...

В «Москве» вышел роман «Мастер и Маргарита» с двумя предисловиями: Вулиса и Константина Симонова — первооткрывателя романа и человека, благодаря которому в 1973 году роман напечатали отдельным изданием и без купюр. Наконец-то читатель смог прочитать «Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина. Первый из них, одетый в летнюю серенькую пару...» До этого, в журнальной публикации, начало романа выглядело довольно убого: «В час жаркого весеннего заката на Патриарших прудах появилось двое граждан. Первый из них — приблизительно сорокалетний...»

В 1973 году в Ленинграде была создана первая в СССР профессиональная платная консультация «Брак и семья». Известный социолог и сексолог Игорь Кон в своей книге «Клубничка на березке» описывает это новшество так: «При регистрации брака, молодоженам предлагали прослушать цикл из двух лекций. Первая лекция была посвящена вопросам семейной экономики и этики, а вторая, — непосредственно сексу. Но когда на первом методическом совете основатель консультации, профессор Свядощ сказал, что собирается рассказывать молодоженам об основных сексуальных позициях, тут же, последовали возмущенные реплики:

— Как можно говорить «такие вещи» невинным девушкам?

— Позвольте, сказал профессор, — где вы видели сейчас таких девушек? И потом, даже если наша невеста пришла во Дворец бракосочетаний прямо из монастыря и ни о чем таком никогда не слыхала, на брачном ложе ей все равно придется принять какую-то позу. Так почему не научить ее этому заранее?

— Но ведь если мы это сделаем, возразил другой оппонент, нас могут обвинить в пропаганде разврата и порнографии»...

Позиция советских властей, относительно сексуального просвещения, напоминала поведение ребенка, спрятавшегося за короткой занавеской. Никто, ни в школе, ни в семье, ни где-то ещё, не смел называть «эти» вещи своими именами, надеялись, что удастся призвать советский народ к сознательности и отвлечь от секса раз и навсегда.

В предисловии к переводной немецкой книге «Об этом» — «Новой книге о супружестве» (автор Р.Нойберт), профессор психологии В. Колбановский, четко сформулировал главную задачу советского полового воспитания — «Внушить гражданам, что приличнее вообще не заниматься сексом ради удовольствия, используя эту энергию в общественно полезных целях. Что касается супружеских отношений, то большая производственная и общественная загруженность молодых мужчин и женщин, наряду с их заботой о воспитании детей и удовлетворением непрестанно растущих культурных потребностей, в значительной мере отвлечет их внимание от интенсивных половых переживаний, и половое сближение перестанет быть привычкой». Вот так!

Несмотря на ожидания этого профессора, привычка к сексу у советских людей оказалась на удивление устойчивой!

А вообще, советская идеология выше любви и личной дружбы, ставила дружбу более масштабную — дружбу между народами. Поэтому лучшего знака отличия к 50-летию образования СССР, чем орден Дружбы Народов, придумать было невозможно.

17 декабря 1972 года Президиум Верховного Совета СССР подписывает указ об учреждении этого ордена.

В дальнейшем, орденом «Дружбы народов» награждались «граждане СССР и иностранные граждане. А также предприятия, учреждения, организации, воинские части и соединения, республики, края, области, национальные округа и города «за большой вклад в укрепление дружбы и братского сотрудничества социалистических наций и народностей».

Уже к концу 1973 года, орденом «Дружбы народов» были награждены все крупные советские территориальные единицы: союзные и автономные республики, автономные области и округа. Первыми гражданами, получившими орден, стали 199 работников гражданской авиации, совершавшие рейсы заграницу.

Переходим к следующему 1974 году.