Повышение НДС: на те же грабли

В 2011 году был повышен с 26 до 32% соцналог. Люди, разбирающиеся в устройстве экономики, предупреждали загодя, что толку не выйдет. Однако в правительстве "юристы" - те, кто полагает, что принятый закон исполняется точно так, как того желал законодатель - возобладали на "экономистами" (которые знают, что неудачные законы никогда так не исполняются, и всегда выходят неумному законодателю боком). Повышение вошло в силу.

Что же в итоге? В итоге вышло, как предсказывали разбирающиеся, и даже хуже. Налоговые сборы не только не возросли, но даже понизились, на круг. Правительство неловко стало отступать, и понизило ставку с 32 до 30% - но ущерб и экономике, и казне уже был нанесён, а поправить такой ничтожной уступкой ничего было нельзя.

Теперь правительство решило, что экономика всё позабыла, и имеет смысл наступить на те же самые грабли ещё раз: вдруг в этот раз получится? Поэтому опыт 2011 года заслуживает повторного разбора (когда-то писал о нём на сайте журнала "Эксперт", любопытствующий легко обнаружит поиском).

Итак, что происходит, когда повышаются налоги на предприятия (как НДС) или на выпускаемые ими товары? Некоторые продавцы могут перенести тяжесть дополнительного налога на покупателя, повысив цену товара. Это возможно в тех случаях, когда повышение цены товара не ведёт к снижению спроса на него. Таких товаров немало, но далеко не большинство: соль, спички, бензин, табак, алкоголь - самые яркие примеры. Именно на такие товары государство накладывает обычно акцизы (это разновидность налогов). Экономисты говорят, что у таких товаров низкая эластичность спроса по цене. Для таких продавцов ничего не меняется: издержки нового налога на предприятия/товары несут покупатели, которым просто некуда деваться. Не солить пищу? Не курить? Не ездить на авто на работу?

Существуют и товары, для которых даже небольшое повышение цены ведёт к сильному падению спроса. Таковы предметы роскоши, например, катера и яхты (речь не идёт спросе миллиардеров, там совсем другая история, на их спрос цены обычно не влияют). Продавцы таких товаров не могут повышать цены, и дополнительные налоги становятся вычетом из их прибыли.

Подавляющее число товаров по находится где-то между солью и яхтами, поэтому налоговое бремя от повышения ставки делится покупателями и продавцами. Но в любом случае (кроме того, когда спрос строго неэластичен по цене) происходит падение продаж, большее или меньшее в зависимости от той самой эластичности.

Иными словами, любое повышение налогов (кроме малого числа очень особых случаев) приводит 1. к снижению продаж (оно же производство, оно же ВВП, оно же экономической рост) и 2. к снижению налоговой базы.

Если до повышения налога продавалось сто товаров по сто долларов, и в них было 10% налогов, налоговый сбор составлял 1000 долларов. После повышения налога число продаваемых товаров снизилось, скажем, на 10%, до 90 единиц. И хотя теперь доля налога в цене выше - скажем, 15% - сбор налога составит не 1500 долларов, а только 1350 долларов. Сбор вырос меньше, чем ставка: не в 1,5 раза, а только в 1,35.

В этом пока нет ничего особо трагического: ожидавшийся "юристом" сбор налогов оказался меньше на 10%, велика ли беда?

Беда велика. Потому что очень многие предприятия - не скажу точно, большинство или значительное меньшинство, эта доля меняется по ходу экономического цикла - работают с очень малой прибылью, если вообще её имеют: 5% от оборота считаются за счастье. А обычные от нуля до двух-трёх процентов прибыли в продажах - слишком малый запас прочности. Для них дополнительные 2% НДС от объёма продаж равносильны катастрофе: не потому, что владельцу не достанется прибыли (хотя зачем бы ему даром уродоваться?), но потому, что станет недоставать денег на выплату зарплаты, налогов и банковских процентов. Ведь всё это, помимо прочего - риск уголовного преследования, да и "оборотни в погонах" только и ждут, к чему бы прицепиться, чтобы начать вымогать.

Не забываем, что дело не сводится к повышению налога как таковому - оно влечёт за собой, в общем случае, уменьшение продаж. Итого, после повышения ставки налога, часть предприятий, выживавшая при нулевой прибыли, становится постоянно убыточной, а другая часть из относительно безопасного положения с небольшой прибылью переходит в положение без прибыли, так что любое колебание вгоняет и их в убытки.

У первых предприятий выбор невелик: или перейти в тень, или закрываться. В первом случае казна потеряет весь сбор налогов от данного предприятия, а не только на величину повышения. Иными словами, по НДС потеря составит все 20%, а не только 2% прибавки. Но там ведь не только НДС, но и НДФЛ, и соцналог на ФОТ 30%, из которых 22% - в пенсионный фонд, и прочие налоги. Конечно, полностью уйти в тень непросто, но на всю уведённую в тень часть оборота казна налоги потеряет - и это в любом случае много больше, чем ожидавшийся приварок от повышения. Для простоты, это 43% от теневого ФОТ, плюс 20% от теневого оборота по НДС.

Между тем, налоговая служба всё лучше собирает налоги, и всё более ловко находит и наказывает теневиков (впрочем, те готовы делиться с оборотнями из налоговой - так что полностью последние вряд ли победят: они и не желают полной победы, им приятно иметь приварок к зарплате). Так что у предприятий первой группы всё меньше шансов выжить уходом в тень, и всё больше пойти по пути закрытия. Каковы итоги закрытия предприятия для казны? Потеря всех налогов от данного предприятия, плюс выплаты пособий по безработице уволенным. На владельце повиснет выплата долгов - так что велики шансы потерять квартиру и вообще всё ценное имущество, оставшись в нищете. Социально оптимальный итог?

Что станет со второй частью? Риск свалиться в убытки при малейшем изменении настроения рынка побудит часть из них "подготовиться", уведя часть оборота в тень, как сделали первые предприятия, с теми же последствиями. Другие начнут экономить - и в первую голову, на зарплате: увольнять сотрудников. С тем же последствием, что и закрытие предприятия, только в меньшем размере.

Такого рода последствия наступают всегда, когда повышаются налоги на предприятия или товары: снижается ВВП, сокращаются поступления в казну, увольняются люди, закрываются предприятия.

Да, в некоторых случаях общие сборы налогов возрастают. Но какой ценой? Ценой подавления предпринимательства, уходы в тень, снижения занятости и уменьшения ВВП.

Решение сиюминутное - и крайне недальновидное. Что называется, наступают на те же самые грабли.