Бэк Warhammer Age of Sigmar: основные проблемы

Жанр фэнтези, если не самый популярный, то по крайней мере один из самых востребованных охочими до литературы людей. Да и не только литературы: кинематограф, анимация, видео-игры, настольные игры... Добрался этот жанр и до настольных варгеймов, в частности и до систем от Games Workshop (Fantasy Battle, Age of Sigmar, Lord of the Rings). Любой варгейм подкрепляется бэком или, по-русски говоря, историей, кому как приятнее. Конкретно к Age of Sigmar с выходом новой редакции правил возрос интерес, благодаря небольшим рассказикам. Казалось бы, хорошая тенденция оживлять игровой мир какими-то интересными историями, но истории должны быть действительно интересными, а по факту мы имеем посредственное повествование. Чтобы не быть голословным, сделаю анализ на базе рассказа "Нарушители в землях тумана".

Колонна живых мертвецов пробиралась сквозь протяженный обсидиановый каньон. Костяные гиганты несли горящие факелы, шагая в ногу с линиями копейщиков Предсмертного Хрипа. Аметистовые огоньки в пустых глазницах виднелись даже сквозь густой туман, обвивший марширующее войско подобно змее. В центре жуткой процессии находилось чудовищное творение из костей и сухожилий - пятиугольная платформа, удерживаемая множеством гниющих трупов.

Рассказ только начался, а уже совершил стандартную ошибки всей фэнтези-литературы: закидывание читателя сказочными образами и необычными описаниями местности, причём не акцентируя на этом внимания, представляя всё как нечто само собой разумеющееся. Необходимо понимать, что читатель, скорее всего из нормального мира, где обсидиановые карьеры - редкость, а живых мертвецов он и в жизни не мог видеть. Читателю интересно было бы узнать ответ на вопрос: "Что в этом такого особенного?", а если ничего особенного нет, то с какой стати читателю это может быть интересно?

Теперь разберём костяных гигантов и копейщиков Предсмертного Хрипа. Слух режет, вы не находите? Как будто автор перечисляет юниты своего ростера в грядущей игре, а не нормальную армию с её вооружением. Костяные гиганты - это просто некая гигантская машина, собранная из костей, или это кости некоего гигантского существа? Копейщики Предсмертного Хрипа, звучат как Адвентисты седьмого дня, это религиозная организация или что? Опять же, непонятно.

Чудовищное творение - это, как я понял, попытка соблюсти образ, вот только никакого образа-то и нет.

Идём дальше:

Паланкин был сшит из мертвой плоти и завешан шторами из шкур. В центре конструкции стояли два трона, сделанных из изогнутых ребер огора. На каждом троне восседала черная фигура. Оба носили маски из серебра, а в руках сжимали посохи, увенчанные черепами.

Снова соблюдение образа без самого образа.

Мы уже близко, брат,” – прошептал тот, что сидел справа. Он был таким маленьким и чахлым по сравнению со вторым, что казался ребенком. – “Ты чувствуешь это, Лусим?

Тот что сидел справа - кто это? То что он был маленьким и чахлым, - это замечательно, но если он только этим и знаменит, то персонаж крайне неинтересный, а если его хотели раскрыть, сохранив некоторую интригу, то данный отрывок показывает как этого делать не нужно. И посему Лусим должен именно почувствовать приближение к цели?

Чувствую, Редгар,” – ответил другой. Его костлявое тело тонуло в длинной робе. – “От этих гор разит иллюзиями и обманчивым колдовством. Мортарх Таинства был прав. То, что мы ищем, совсем близко.

Какой-то костлявый, какие-то горы, от которых разит иллюзиями и обманчивым колдовством, Мортарх Таинства какой-то, герои что-то ищут... Слишком много всего нового и непонятного и ни малейшей попытки хотя бы что-нибудь пояснить, линия сюжета не выстраивается.

Некромант искал утешения в этой мысли. Их авантюра сквозь туманы Улгу растянулась слишком надолго, без видимых признаков прогресса. Он давно начал презирать эту землю, ее предательски прячущиеся в тенях трясины, её ненавистных хищников и бескрайную завесу тьмы. Однако Лусим надеялся вскоре вернуться к комфорту Санктус Мортем, где он снова сможет углубиться в эксперименты и исследования.

Новые термины, новые вопросы. Презрение к земле, надежда на скорое возвращение... Почему Лусим презирает землю, почему он надеется скоро вернуться раз нет видимых признаков прогресса?

Лорд Архан покроет нас славой, когда задание будет выполнено,” – произнес Редгар. – “Какие сокровенные тайны он сможет раскрыть! Ты и я, Лусим, первые среди его Черных Адептов, самые верные и достойные.

Достойная награда за то, неизвестно что, которое может открыть сокровенные тайны, нечего и говорить. Опять же, банальный вопрос: зачем? И вообще, что это за манера такая, рассказывать про то незнамо что, а потом перескакивать на то, что Лусим и Редгар - самые достойные Чёрные Адепты, причём тут это? Да и кто это такие Чёрные Адепты? Мёртвые негры что ли?

Маленький человек захихикал. Его смех вскоре перерос в трескучий кашель.

Туберкулёз - штука серьёзная.

Лусим резко поднял руку, и его брат тут же замолк.

Человечеству срочно нужна рука Лусима, лечить туберкулёз.

Авангард остановился, образуя стену щитов по ширине горного перевала. Некромант уставился во мрак, пытаясь выяснить причину задержки.

Хорошая идея: тыриться во мрак в надежде что-либо выяснить. Нигде не сказано, что Некромант видит в темноте.

Туман начал медленно рассеиваться, обнажая уходящий в высь выступ обсидианового камня, скользкий от дождевой воды. В породе были выдолблены ступени, поднимающиеся по спирали, на последней из которых стояла одинокая фигура. Величавая альвийская женщина с развивающимися на ветру черным волосами. Сверкающие металлические крылья торчали из её плеч, а на голове красовалась раскидистая золотая корона.

Всё бы ничего, но вот альвийская женщина... Как читателю её себе представить? Уверен, на Земле альвийских женщин не так много.

В руках она сжимала угрожающего вида копье, источающее непроглядную тень. Даже стоя в одиночку перед армией мертвецов, в позе женщины читалось поистине царское безразличие.

Копьё источающее непроглядную тень - это трудно представить, да и каким образом тень можно источать?

Только лишь последователи Каина могут пересекать Кромешную Вуаль,” – произнесла она. Женщина не повышала голос, но её слова разнеслись по долине громовыми раскатами. – “Я дам вам один шанс рассказать, почему вы нарушаете границы. Потом правда будет вырвана из ваших жалких тел.

Какого Каина? Последователи убийства братьев? Неплохое такое течение.

Братья обменялись скептическим взглядом. Лусим поднялся, опираясь на свой посох.

Что вызвало их скепсис? Или они сами знают в каком рассказе принимают участие?

Нагаш, повелитель смерти, предъявляет свои права на эти земли,” – крикнул он. – “Нам известно, что так называемая Королева Теней обитает здесь. Тот Кто Видит Всё называет её воровкой душ. Предательницей и лгуньей. Скажи же нам, где прячется Морати, и мы пощадим тебя.

Всё логично. Одно вытекает из другого. (Нет)

Ты уже говоришь с ней, глупец,” – ответила женщина. Она вскинула копье над головой. – “Я – Верховный Оракул Каина и верная служанка его железной воли. Вы избрали путь агонии. Не скажу, что я этим разочарована.

Такой пафос! Бессмысленный и беспощадный.

Она позволила копью опуститься.

Так и вижу эту сцену:

Копьё: - Можно опуститься?

Женщина: - Можно.

Копьё: - Спасибо!

Пронзительные крики наполнили воздух. Тьма, окружающая колонну нежити, пришла в движение. Там, где секунду назад возвышались непреодолимые утесы, окружающие процессию некромантов, теперь стояли лабиринты из зубчатого камня – множество ходов, погруженных во мрак. Внезапно оттуда повалили бледные фигуры, издавая леденящие кровь вопли.

Чья кровь леденится? Все умерли же.

Размахивая клинками, они врезались в шеренги скелетов и закружились в смертоносном танце. Воздух наполнился пылью и обломками костей. Авангард Предсмертного Хрипа сомкнул ряды, выставив стену щитов.

Вовремя они.

Сверху опустились копья, разящие с убийственной точностью, и множество альвов полегло под ударами ржавых наконечников. Несмотря на это, прислужники Морати прорвали линию нежити, разобщив строй воинов-скелетов.

Почему оружие ржавое? Почистить забыли что ли? Я уверен, что у нежети всё в порядке с дисциплиной (нет). И сразу вопрос: почему прорвали? Нет времени объяснять, просто прорвали.

«Нет!» - вскричал Редгар, потрясенный уничтожением его любимых марионеток.

Ничего, в следующий раз умнее будет.

Он выставил вперед свой посох, выстрелив пригоршней аметистового огня. Пламя окутало трех альвов, и те закорчились в агонии, пока не сгорели дотла.

Всего трёх? Видимо, Чёрные Адепты - полные ничтожества.

Странные силуэты заскользили на вершине хребта – лучники со змеиными телами. Град их стрел обрушился на войско нежити внизу со сверхъестественной точностью. Каждый выстрел разбивал скелетов на части или пробивал головы зомби.

Стреляли не иначе как из баллисты.

В небе замелькали неясные тени. Крылатые альвийки-копейщицы с головокружительной скоростью сверзились на слуг некромантов, а затем взмыли вверх, жутко хохоча при этом.

Теперь мы знаем, что в ростере у этой женщины. И что это за слово такое "срезвились"? Как это?

Лузим обернулся, подумав о том, чтобы отправить в бой еще больше своих созданий, но вдруг увидел подрагивающую стену, сотканную из магической тени. Она быстро окружила паланкин. Полупрозрачные фигуры виднелись по ту сторону сверхъестественного занавеса, но преодолеть его было невозможно.

Когда творится такой беспредел на поле боя, он, видите ли, только подумал послать подкрепления. Лусим - лучший военачальник!

Морати спустилась по спиральным ступеням. Повсюду полыхала ожесточенная битва, но скучающее выражение не покинуло её лица. Верховный Оракул протянула изящную руку и щупальца черного дыма набросились на костяных воинов перед ней, разорвав их на тысячу осколков.

Она то говорит пафосные фразочки и опять скучает. К Морати явно биполярное расстройство.

Она встретилась взглядом с Лузимом, и её рот растянулся в улыбке, обнажив ряд красивых белых зубов.

Стоматологическое фэнтези.

Я учился у самого Мортарха, ведьма,” – прошипел Черный Адепт. – “Твоя жалкая магия – ничто по сравнению с могуществом Шаиша!

Кто же не знает Мортаха с Шаишем?

Он выкрикнул отвратительное заклинание, слова которого прокляли бы его черную душу, если бы он не пожертвовал ею много лет назад. Коса спектрального света ударила матриарха Каина. Морати вскинула руку в перчатке в попытке защититься, но было уже слишком поздно. Призрачное лезвие поразило цель, и Верховный Оракул пошатнулась. Тело женщины затряслось, источая облака тени, которые полностью окутали её. Последовал пронзительный крик ярости и боли, и Редгар удовлетворенно хмыкнул.

То есть сразу так сделать было нельзя. Бездушный кто-то (Лусим или Редгар) спектральным (больше научных терминов богу научных терминов) светом мог закончить битву ещё давно и не потерять любимых марионеток.

О, мы просто обязаны её воскресить, брат. Ей самое место в рядах нашего войска.” – крикнул он в восторге.
Но тут кровь Лузима застыла в жилах. Что-то огромное двигалось во мраке. Воздух завибрировал, и в самом сердце зловещего тумана зажглась пара глаз, пылающих ненавистью. Крылья, как у летучей мыши, но в разы громаднее, раскрылись с ужасающим звуком.

Нормально, чувак всю жизнь тусуется среди мертвецов, а что-то огромное приводит его в ужас.

Морати Королева Тени взмыла в небо во всех своей чудовищной красе.
Её наполовину змеиный силуэт завис над паланкином некромантов. Доселе безупречная прическа обернулась клубком шипящих змей. Массивный хвост метнулся вниз и схватил Редгара, вздернув его в воздух. Черный Адепт закричал, когда кольца блестящей чешуи обвились вокруг его тела.
Брат!!!” – завопил Лузим, но было поздно. Змеиная хватка безжалостно сомкнулась, и голова Редгара взорвалась багряным фонтаном. Морати выбросила искореженные останки и устремилась вниз к паланкину, издавая гремучий треск.
Она ударила с ужасающей силой. Конструкцию отбросило к дальней стене каньона, размолотив носильщиков в пыль. Лусима закрутило в воздухе, словно волчок, а затем он врезался в твердый камень и наступила тьма…

Почему только к концу рассказа, читателю говорят, что по крайней мере Редгар был ещё живёхонек?

Когда некромант наконец очнулся, то волна агонии накрыла его. Каждый дюйм его тела полыхал болью. Он лежал у подножья каньонной стены среди поломанных костей и искорёженных туш. Двигаться он не мог. С каждым вздохом тысячи игл вонзались в его плоть.
Тени нависли над ним. Гибкие фигуры, одетые в юбки из металла и боевые маски. Глаза некроманта скользнули по их клинкам, испачканным в загустевшей крови.

Волна агонии - это сильно. Агония - это предсмертные муки умирающего, а не просто неприятные ощущения.

Ряды расступились. Другая фигура презрительно посмотрела на него, ее бордовые губы скривились в усмешке.
Как жаль,” – произнесла Морати. Её чудовищный облик рассеялся, уступив место величественной красоте. Только вот глаза остались прежними – подумал Лусим. Глаза, в которых ясно читалась древняя хитрость. И бесконечная злоба.

Опять биполярка! Ей то жаль, то не жаль!

Королева Тени кивнула и один из её воинов шагнул вперед, содрав с Луисма его серебряную маску. Некромант ощутил, как пара сильных рук поставила его на ноги.
Морати наклонилась к нему. От неё исходил запах горьких пряностей и свежей пролитой крови.
Ты разозлил меня, человек,” – прошептала она. – “Так неразумно. Взамен я сделаю твою смерть восхитительным зрелищем. Но сначала я хочу узнать больше о твоих хозяевах и о причинах твоего нахождения здесь.
Некромант издал едкий смешок.
Думаешь Великий Нагаш не чувствует каждую похищенную из его владений душу?” – рявкнул он. – “Думаешь твои преступления останутся безнаказанными? Нет, нет, нет. Он в курсе твоей маленькой игры, королева лжи, и он идет за тобой.

Видимо Нагаш не очень умный или недальновидный, раз посылает простых людей на верную смерть.

Многие хотели завладеть землями Каина.” – сказала Морати. – “Все они потерпели неудачу. Мы заполнили озера и океаны их кровью.
Ты увидишь,” – прорычал некромант. Каждое слово было агонией, но он выплевывал их с удовольствием. – “О, ты увидишь. Курганы опустели и неупокоенные духи поднимаются по всему подземному миру. Небо над Черной Цитаделью полыхает аметистовым огнем, и великая работа близится к завершению. Конец уже рядом, ведьмовское отродье. Смерть заберет своё.
Морати уперла наконечник своего копья в грудь Лузима.
Заштопайте его и приведите в мои покои,” – произнесла она. – “Нам нужное многое обсудить, прежде чем я вырежу его сердце…

И под конец получите и распишитесь в порции пафоса!

Заключение

Я конечно понимаю, что на вкус и цвет все фломастеры разные, но с точки зрения литературы это всё никуда не годится, однако мои слова не являются истиной в последней инстанции, и если есть их опровержение, то я готов с ним ознакомиться.

Всем любви и счастья. Чао!

Примечание

Полностью рассказ: https://vk.com/@heresy_beard-narushiteli-v-zemlyah-tumana

Текст перевода рассказа взят из этой группы, посвящённой настольным варгеймам и АоСу в частности: https://vk.com/heresy_beard

Там также есть и другие рассказы по этой вселенной и не только. ;)

Заглядывайте, если интересно.