Засада у Ярышмарды: самый кровопролитный бой Первой чеченской кампании

16 апреля 1996 года части российской армии понесли одни из самых тяжёлых потерь за Первую чеченскую кампанию. К северу от села Ярышмарды в засаду наёмников Хаттаба попала колонна 245-го мотострелкового полка. В результате затяжного боя военные потеряли убитыми до 95 солдат и офицеров, а также 21 единицу боевой техники.

Полк прибыл в Чечню ещё зимой 1995 и расположился в Ханкале, но вскоре основные силы передислоцировались в Шатой. Для снабжения передовых частей на основной базе регулярно формировались автоколонны, которые, под прикрытием танков и БМП, отправлялись на юг. 14 апреля 1996 года на свой роковой выезд отправилась одна из таких колонн. Грузовики должны были доставить продукты питания, боеприпасы и молодое пополнение, а забрать из Шатоя демобилизованных солдат.

Первая половина операции прошла без сучка и задоринки – вечером 14 апреля техника прибыла в Шатой и пробыла там два дня. Утром 16 апреля колонна двинулась в обратный путь. Вместе с ней выехали как демобилизованные солдаты, так и несколько местных жителей, которые намеревались попасть в Грозный. Всего порядка двухсот человек.

В районе 14 часов машины прошли Ярышмарды, а через двадцать минут прогремел первый взрыв – на фугасе подорвался головной танк, следом взорвалась командно-штабная машина шедшая второй. Одновременно завязался бой и в хвосте колонны, где боевики попытались подбить два замыкающих танка из РПГ, но броня выдержала по несколько попаданий и танки остались в строю. Под прикрытием огня из пушек мотострелки покинули броню, грузовики и заняли позиции у дороги.

Как позже выясниться, колонна попала в тщательно спланированную засаду боевиков Хаттаба, арабского наёмника из Саудовской Аравии. Накануне, под покровом ночи около 120 боевиков организовали огневые точки, укрепления и заложили сразу семь фугасов. Силы Хаттаба состояли из 43 отлично подготовленных и вооружённых наёмников, прибывших в Чечню из Пакистана, ОАЭ, Саудовской Аравии и Афганистана, остальные боевики были местными.

Военные оказались зажаты на так называемом «тёщином языке» - извилистом участке серпантина. Так, когда подорвался первый танк, то бойцы из середины колонны даже не видели, что произошло впереди из-за выступающих скал. Справа от колонны оказались горы, на которых укрепились боевики, а слева – обрыв и река Аргун. В такой ситуации вся колонна могла быть уничтожена за считанные минуты, но промашка с танками дала солдатам шанс.

Ситуация осложнялась тем, что боевики, обладая дорогой иностранной техникой, заглушили все радиопереговоры в районе боя. Но это не помогло, командир полка подполковник Романихин, находившийся в Шатое, услышал раскаты взрывов. Для выяснения ситуации на север отправилась разведрота, а в это время началось формирование ударной бронегруппы из состава 2-го батальона. Параллельно с севера к Ярышмарды выдвинулся 1-й батальон полка, стоявший в Гойском.

В районе 15:30 едва не нарвались на ещё одну засаду боевиков разведчики. Хаттаб ожидал, что с Шатоя на помощь колонне сразу двинутся танки, которые также намеревался подорвать. Но разведрота спутала эти планы. Ещё через час к месту боя подошли 1-й и 2-й батальоны, зажимая наёмников в тиски. Но Хаттаб не рискнул принимать бой и отвёл свои силы в горы.

На месте боя осталось догорать один танк, БРДМ, 6 БМП и 13 автомобилей. В засаде погибло 73 солдата и офицера, а также 22 местных жителя и демобилизованных бойца.

Позже Генерал Лев Рохлинпроведёт тщательное расследование и назовёт причины, которые привели к столь трагическим событиям. По его мнению, подготовка личного состава была минимальной.

Так, перед отправкой в Чечню полк насчитывал только 170 военнослужащих, а за месяц его численность довели до 1700 и всё это были молодые выпускники военных училищ и новоприбывшие призывники. Уже по прибытию на Северный Кавказ 245-й находился исключительно в так называемых договорных зонах, где не велись боевые действия. В связи с этим ни у солдат, ни у офицеров не было реального боевого опыта.

Из-за этого было совершён целый ряд грубых нарушений, например, перед колонной даже разведчики не шли. Не было организовано прикрытие с воздуха, и отсутствовал прямой контакт с командованием ближайшего 345-го полка. Информация о передвижении колонны не скрывалась, о ней знали все местные жители. Не были проведены и многие другие обязательные мероприятия.

Тем не менее, даже в таких условиях более сотни солдат-срочников, не имевших реального боевого опыта и лишившихся единого командования в первую же минуту сражения, сумели организовать оборону и отбиваться от врага в течении четырёх часов.