Ракетостроители часть 3 - Екатерина

14.08.2018

читать по порядку - список здесь

— Ну! — угрожающей выкрикнул в аудиторию профессор, — Кто следующий?!

С заднего ряда поднялась «черная» девушка. Нет, нет, она не была авфро-россиянкой, просто цвет одежды, прически и ногтей совершенно затмевали бледность лица.

«Свинорезова Екатерина, — вспомнил профессор, — обладает неуемной жизненной энергией и активной общественной позицией, опасна».

Екатерина, уверенно взошла на кафедру. Стоить отметить, что она и в самом деле обладала всеми перечисленными качествами и родись лет на двадцать-тридцать раньше, непременно стала б комсомолкой-активисткой. Но, ввиду отсутствия у современной молодежи каких-либо установленных векторов полезного применения данных энергий и позиций, Екатерина являлась заводилой сразу в трех студенческих неформальных группировках: готы, уфологи и спелеологи.

— Начинайте, — процедил сквозь зубы профессор.

— Варфоломей Винидиктович, — обратилась к профессору самоуверенная Екатерина, — не переживайте, не буду я вас мучить ракетами…

— Да ладно! От чего же так? — удивился профессор и прикусил язык.

— Хотите об этом поговорить? — хищно прищурилась Екатерина, в упор глядя на сжавшегося профессора.

— Хуже-то уже не будет, — развел руками профессор, — удивите меня.

— Вы учили нас, что студент не должен говорить фразу «Я считаю», но раз уж я говорю не по билету, то я считаю, ракеты — как путь к звездам бесперспективны, нам следовало бы обратить внимание на электромагнитный и динамические потенциалы нашей планеты как вариант выхода на расстояние прыжка, а именно…

— Я понял вас, — перебил студентку профессор, — то есть не понял совершенно, но согласен, что ракеты это зло. Вернее я хотел сказать — бесперспективный вид транспорта для сельского и промышленного хозяйства… В смысле, — профессор умолк, совершенно запутавшись в чем именно он согласен и что хотел этим сказать. — Давайте все же вернемся к экзамену. Номер билета?

— Первый! — гордо выдала Екатерина и умолкла.

— Ну, и?

— Вы спросили только номер, — пожала плечами отвечающая.

— Мы же на экзамене, — с легким сомнением сказал профессор, — а экзамен подразумевает ответ на вопросы в билете, прошу вас, продолжайте.

— Электромобили, проблемы и перспективы развития.

— Так, хорошо, — заулыбался профессор.

— Электромобили являются единственным перспективным видом транспорта при эксплуатации в безвоздушном или безкислородном пространстве…

— Гррым, — захрипел профессор, закатывая глаза. — Вы же обещали!

— О ракетах ни слова! — торжественно подтвердила свое обещание Екатерина.

— А откуда у нас взялись безвоздушные и безкислородные пространства?!

— Откуда? — задумалась Екатерина, глядя на профессора честными глазами, — да мало ли откуда. Может робота надо будет в барокамеру запустить, или по дну океана проехать…

— А, — профессор стушевался, — вы о таких пространствах…

— И по Луне только на таком устройстве перемещаться можно, — вбила свой гвоздь в самочувствие профессора Екатерина. — Но! Уверяю Вас, ракеты здесь ни при чем.

— Катя, а вы знаете, что в центре Лондона можно ездить только на электромобилях и велосипедах?

— Знаю, но велосипедом в скафандре пользоваться неудобно.

— Лондон! Катя, Лондон! И их электромобили!

— Хорошо, все равно принцип действия один. Итак, основным недостатком, тормозящим широкое применение электромобилей, является недостаточная автономность… Кстати, в условиях Луны — это очень серьезная проблема… Все! Все! Устройство…

— Что же, — профессор сделал глоток минералки, — я прямо представил себе как этот автомобиль работает, только, Катя, мне кажется, не стоило уделять столько времени герметичности кабины.

— Позвольте не согласиться, — возразила Екатерина, нагло не отводя взгляда от глаз профессора, — знаете, какой в Лондоне смог, герметичность цена здоровья, а возможно и жизни пассажиров.

— Смог? Смог — это проблема, — согласился профессор, — второй вопрос?

— Проблема трения и износа деталей в сложных механизмах и способы снижения негативных последствий.

— Слушаю вас.

Екатерина пустилась в длительные и пространные рассуждения о способах уменьшения трения и износа деталей. Даже вспомнила, как пример, картофель, который аборигены острова Пасхи подкладывали под бревна при транспортировке своих каменных истуканов, так же упомянула различные виды напыления на поверхности деталей и много чего подобного. Однако, никакой конкретики профессор не услышал. С одной стороны это успокаивало, с другой — профессиональной, профессор понимал, студент в этом вопросе плавает.

— Как-то уж больно поверхностно, сплошная теория, — замямлил он, боясь спровоцировать нежелательную конкретику, — такое ощущение, что вы учили, учили и не доучили.

Катя покраснела и потупила взор. «Точно плавает!» — обрадовался профессор.

— Екатерина, не расстраивайтесь, думаю члены комиссии со мной согласятся, в целом вы показали неплохое знание предмета, ответьте на один дополнительный вопрос и будем считать вопрос закрытым.

— Будем, — вздохнула студентка.

— Скажите, какое рабочее давление масла на прогретом двигателе… профессор задумался, нужно было спросить что-то очень легкое и поскорее выгнать нахалку, — да в любом двигателе семейства «ГАЗ».

Катя, непонимающе глядя на профессора, была готова разреветься, чего не позволяла себе с детского садика, профессор стушевался и решил помочь:

— Ладно, в самом распространенном сейчас двигателе ЗМЗ — 409?

— А мы этого не проходили, — брякнула пунцовая Екатерина, понимая, что выдать такое на государственном экзамене — равносильно выстрелу себе в висок.

— Вот тебе бабушка и Юрьев день! — всплеснул руками профессор, а члены комиссии, вдруг, разом пробудились и удивленно посмотрели на экзаменуемую. — А что же вы проходили?

— В основном, РД-180…

— Сдала! — крикнул Серафим Петрович и профессор поспешно с ним согласился, жестами прогоняя Екатерину вон.

читать по порядку - список здесь

окончание следует

Заинтересовала история? Понравилось повествование и вам интересно что будет дальше? Подписывайтесь на канал, ставьте лайк!