Нежный поцелуй короткого лета. глава 5

В пятницу мужики загуляли. У Захара пришел сын из армии, и он устроил настоящий пир. Я немного посидел за праздничным столом и удалился спать. Но в эту ночь мне так и не удалось выспаться. Пытаясь задремать, я слышал песни под гитару, мужской бас и неожиданно – женский хохот. Я привстал и посмотрел в окно. Кроме наших парней в беседке сидели две молодые размалеванные женщины.

« Привел все-таки баб…» – подумал я про Захара и опять лег на кровать.

Я долго ворочался, а когда, наконец, почти провалился в сон, вдруг почувствовал, что кто-то гладит меня по плечу. Я открыл глаза: на краю кровати сидела полненькая молодая женщина в коротком летнем платье. Ее темные волосы были немного растрепаны, а тушь на глазах слегка смазана.

– Не проводите меня? Через лес ночью страшно одной идти…

Я молча встал и оделся. В доме раздавалось тягучее сопение и суровый мужской храп. Мы вышли во двор. В беседке, за столом, устало положив голову на руки, спал студент, почти уткнувшись лицом в тарелку салата. Из будки машины торчали ноги Захара, он громко похрапывал, как будто, работал четырехтактный движок его автомобиля. Казалось, стрелы Бахуса настигли их в один миг.

Мы вышли за калитку, в освежающую ночь, и медленно пошли по дорожке. Вместо фонарей тропинку освещал бледный месяц. Навстречу нам шел, ухмыляясь, Селиван. Он подмигнул мне, и быстро, большими шагами, зашагал к дому.

– Ты чего такой худой? Замученный весь… – бойкая бабенка улыбнулась и взяла меня под руку, когда мы проходили через лесные заросли. – Меня, кстати, Оксана зовут.

– Очень приятно, Володя.

– А ты почему не гулял со всеми, Володя?

– Я сюда приехал не гулять, а работать…– хмуро пробурчал я.

– Ой ли, какие мы серьезные… в большие начальники, что ли метишь? Смотри, Володька, молодость пройдет – не заметишь. И нечего будет потом вспомнить…

Мы прошли лес и вышли к хуторку на пригорке. Здесь было всего два десятка маленьких покосившихся домиков, обнесенных деревянным частоколом, а кое-где и покосившимся плетнем.

Когда мы почти подошли к крайней маленькой хате, женщина отпустила мою руку.

– Ладно, Володя, спасибо что проводил, – она быстро чмокнула меня в щеку и быстро вошла во двор.

Я уже развернулся и хотел идти назад, как меня окликнул девичий голос:

– А я смотрю, Володя, ты времени даром не теряешь…

Я обернулся и увидел возле соседнего домика на скамейке Юлю.

Она встала и подошла ко мне, насмешливо улыбаясь:

– Ну что, гардемарин, прогуляемся до реки?

Мы шли по ромашковому лугу, ночь была тихая и звездная, только слышалось неугомонное треньканье цикад и маленькие шустрые светлячки стайками проносились над нами.

– Красиво здесь у вас,– я осторожно взял девушку за руку.

– А я всю жизнь тут живу, и наверное, не замечаю… А знаешь, я ведь нигде больше не была… А хотелось бы Байкал посмотреть, и Волгу…

– А я на Волге живу. Поехали, какие проблемы?

– Хорошо вам, мужикам рассуждать. Вы как ветер – сегодня здесь, а завтра там… вот и муж у меня такой…

– А он тебя не будет ночью искать?

Юля вздохнула.

– Ваня уже почти год живет на две семьи… То здесь, то в Абинске… кабель. Альфа-самец хренов.

– Так ты его ждала на скамейке?

– Здесь, на хуторе моя мама живет. А у нас большой дом в поселке. Но когда его нет дома, мы к маме уходим…

– А что не спишь по ночам?

– Да что-то не спится сегодня. Душно. Сижу-скучаю. Хорошо хоть ты, гардемарин мимо проходил...

Мы прошли поле и оказались на каменистом крутом берегу маленькой горной речушки. Все ветки на деревьях вокруг были заплетены в разноцветные ленточки.

– Юля, а что это за место?

– Это Берег Верности. Хочешь расскажу местную легенду?

Я кивнул и мы присели на плоский валун.

– Еще до революции в селе жила девушка Маришка, дочь барина. Полюбила она местного кузнеца Андрейку, и стали они тайно встречаться. А барин хотел дочь выгодно замуж отдать, за богача, чтобы поправить свои финансы. Прознал он про Андрейку, и нанял лиходеев извести его. Привели паренька на это место ночью, привязали наковальню к ногам и утопили. А Маришка узнала обо всем, прибежала на рассвете и бросилась в воду, вслед за любимым… Чтобы быть все равно вместе…

Я испуганно заглянул в бурлящую темную воду.

– Это место назвали Берег Верности, – продолжила Юля,– теперь сюда молодожены после свадьбы приезжают, заплетают ленточки узелками на ветках. Говорят, пары, что здесь были – никогда не изменяли друг другу и не разводились… вот так… Только мы с Иваном сюда почему-то не приехали, вот и пошло все наперекосяк…

Я осторожно обнял ее. Она положила голову мне на плечи и я почувствовал аромат ее красивых, мягких волос.

– Не торопись жениться Володька… – прошептала Юля,– подумай сто раз… Слушай, пойдем дальше, здесь ночью как-то жутковато.

Мы прошли по берегу, и вскоре поднялись на небольшую возвышенность, укрытую густыми кустами можжевельника. Отсюда была хорошо видна внизу нитка автострады, густой лес, прилегающий к высокой горе и крайние домики поселка за небольшим зеленым холмом.

– Юля, а почему ты не разведешься с ним?

– Это не так просто, Володя…

Мы присели на траву и я нежно обнял девушку за плечи.

– А знаешь… не нужен он тебе, Юля… Поедем лучше со мной… Нечего тебе здесь делать…

Даже в сумраке я увидел, как девушка замерла и у нее порозовели щеки.

– Володя, давай просто посидим и ни о чем не будем говорить… я так устала за последнее время…

Мы молча сидели. Она мне казалась такой маленькой, хрупкой и беззащитной в этом чужом краю, мне хотелось защитить ее от всего мира…

Я прижал Юлю к себе, впился губами в ее теплые сочные губы и осторожно положил девушку спиной на траву. Юля томно закатила глаза, гладив меня по вихрам на затылке. Мы долго целовались, а когда я осмелел и запустил руку под футболку, к ее упругой груди, она мягко остановила ее. Затем привстала и улыбнулась.

– Ну хватит, Володя… Ты всегда такой быстрый с девушками? А как же ухаживания, цветы, подарки..?

Я замялся, не зная что ответить.

– Ладно. Я пойду. Провожать меня не надо, так будет лучше…

Прежде чем я успел что-то сказать девушка развернулась и быстро пошла в сторону хутора. А я еще долго сидел на холме и всматривался на блуждающие огоньки машин вдали, на ночной автостраде…