Танцующая по волнам

31.07.2018

В Викторианскую эпоху (XIX в.) в Англии родилась традиция чаепития, начинавшееся обязательно в 17-00 по гринвичскому времени – знаменитый Five o’clock Tea. Вначале чай для этой церемонии доставлялся из Китая на обычных торговых парусных кораблях, которые неспешно огибали Африку. Торговые суда шли этим маршрутом долгие месяцы: сначала на юг вдоль западного африканского побережья, огибали мыс Доброй надежды и, минуя Мадагаскар, попадали в Индийский океан. За время плаванья корабли дважды пересекали экватор и делали крюк вокруг Африки длиною в 5000 миль.

Англичане на своих обычных кораблях не могли доставить чай свежим, — на доставку требовалось 10, а то и 12 месяцев. Как ни старались перевозчики уберечь чай от сырости, за это время он всё равно успевал набрать влаги. К тому же воздух в трюме изменял вкус чая. Такие обстоятельства привели к появлению специальных парусников – чайных клиперов, способных пройти этот же маршрут в несколько раз быстрее – 3 месяца вместо целого года! Имея мощное парусное вооружение и узкий длинный корпус, они оказались настолько совершенными, что даже в штиль были способны продолжать движение, а необычайная лёгкость в управлении создавало впечатление танца по волнам!

Самый знаменитый чайный клипер и единственный из сохранившихся до наших дней, носит странное имя КАТТИ САРК – для русского уха оно похоже на красивое женское имя. Но на родном шотландском это имя всего лишь означает «Короткая рубашка» – действительно странно. Что это? Чайный клипер называется «Короткая рубашка» — как так вышло?

Перед окончанием строительства клипера в 1869 году заказчику Джону Виллису было предложено выбрать имя нового судна. Джон не долго колебался – он давно находился под впечатлением от картины, изображающей летящую на шабаш ведьму Нэн из поэмы Роберта Бёрнса «Тэм О’Шентер». Молодая девушка по прозвищу Короткая Рубашка держит в руках клок волос из конского хвоста. Она ухватила лошадь за хвост, когда та вместе с хозяином удирала в ужасе. Поймать их не получилось, но в поднятой над головой руке остался пучок конских волос… Таким образом, Виллис решил назвать новый клипер «Ведьма Нэн».

Однако, поразмыслив, решил: т.к. все моряки суеверны, то на корабль, носящий имя ведьмы, невозможно было бы набрать экипаж, поэтому клипер нужно называть КАТТИ САРК (Короткая Рубашка). Оно, это название, и не раздражало суеверных, и вполне соответствовало его желанию. Более того, будет вполне допустимо носовую фигуру корабля исполнить именно в виде ведьмы Нэн. Построенный новый клипер, наряду с другими, использовался для скоростной доставки чая вокруг земного шара из Китая в Лондон. Их совместная работа представляла беспощадную многомесячную скоростную конкурентную гонку. Призом в этой гонке была существенная разница в прибыли, получаемая тем, кто привозил первый чай нового урожая. В этих гонках «Катти Сарк» не выделялась ничем особенным, но известность ей принесло состязание на скорость с клипером «Фермопилы» в 1872 году. Оба судна одновременно вышли из Шанхая 18 июня, однако через две недели «Катти Сарк» в шторм потеряла руль и в результате прибыла в Лондон на неделю позже «Фермопил». Тем не менее, клипер вошел в историю благодаря тому, что после аварии не сошел с дистанции для ремонта в порту, а капитан принял решение продолжать гонку, соорудив импровизированный руль в открытом море.

После открытия Суэцкого канала и резкого уменьшения пути из Китая в Англию значимость чайных клиперов резко уменьшилась, тем более паровые машины обеспечивали более стабильные условия поставки чая. Поэтому «Катти Сарк» стали использовать для перевозки шерсти из Австралии. При этом она установила своеобразный рекорд скорости 360 морских миль в сутки (667 км – расстояние от Петербурга до Москвы). После этого на клипере перевозили уголь, хлопок, джутовое волокно, касторовое масло, сахар, керосин и т.п., и даже использовали в качестве учебного судна для морских кадетов…

Со временем, когда другие клипера уже ушли в небытие, «Катти Сарк» оставалась в строю, но поизносилась – хотя в трюмах пока не было течи, однако степсы расшатались, да и швы палубы начали расходиться, поэтому клипер несколько раз перепродавался, менял не только хозяев, но и имя. Однако время всё равно берёт своё – уникальный корабль стал непригоден для безопасного плавания, но нужно было его сохранить для будущих поколений.

В 1951 году образовалось Общество сохранения Катти Сарк, которое сумело собрать нужную сумму денег на реставрацию клипера и превращение его в памятник. Её отремонтировали и поставили в Гринвиче в сухом доке, который переоборудовали в музей Катти Сарк. На борту клипера воссоздана обстановка времён чайных гонок в Викторианскую эпоху.

Казалось бы, судьба знаменитого клипера определилась окончательно, но ночью 21мая 2007 года по неизвестным причинам (?) на борту возник пожар, уничтоживший 80% деревянной обшивки и палубных перекрытий. Однако, более половины таких экзотических его элементов, как такелаж, мачты, паруса, рулевое колесо, фигура Нэн и др, были заблаговременно сняты, поэтому корабль подлежал восстановлению.

Восстановительные работы длились 5 лет и обошлись в 50 миллионов фунтов. В церемонии повторного открытия музея приняла участие сама королева.

КАТТИ-САРК

ЧАСТЬ 1. НЭН – КОРОТКАЯ РУБАШКА

Как мало женщин необычных…

Сожгли в Руане Жанну д’Арк,

Но лондонцы патриотичны

И почитают «Катти Сарк» –

Торговый клипер тот, что ждали

Часами, глядя на Big Ben.

Но раньше «Кати Сарк» прозвали

Все ведьмы озорную Нэн.

Нэн – ведьма, но не чужестранка,

И помнит каждый джентльмен

Картину – юная шотландка:

Изгиб широких бёдер Нэн,

Лукавый взгляд…Она – желанна

В рубашке той, что вышел срок –

Нэн подросла и видеть странно

Заманчивость девичьих ног.

В них красота и жизни прочность,

Ступня поместится в ладонь…

А детскость Нэн, как и порочность,

В мужчинах разожжёт огонь.

Быть вольной Нэн в любви и неге,

Где страсть пришпоривает плоть…

Ну, а пока в полёте-беге

Летит над кочками болот

Младая ведьма, чувств не пряча,

Как будто бы схватив рукой

За хвост незримую удачу,

Подняв вверх руку над собой…

Рубашки ворот с окантовкой

Поддался страстности: плечо

Он обнажил и грудь чертовки,

Что взгляд упругостью влечёт…

Ликует в небе рыжевласка, –

Летит на «бал», забыв о зле,

И свой азарт покажет в пляске

В час полнолунья на скале…

Как Нэн крепка и белогруда

И, словно парусник, легка.

Летит с надеждою на чудо,

Не дожидаясь ветерка…

И привораживала взоры

Юнцов, не знающих побед,

Картина эта…Очень скоро

О ведьме Нэн узнал весь Свет:

В честь ведьмы быстрый клипер флота

Назвали, мнений не страшась,

Чтоб страсть картинного полёта

В регатах парусных сбылась.

ЧАСТЬ 2. ДЖОН ВИЛЛИС

Свои мечты юнцы забыли,

Избрав обыденность взамен.

И лишь один богач Джон Виллис

Оставил в сердце образ Нэн.

Задумав строить клипер новый,

Чтоб удивить английский флот,

Джон, вспомнив Нэн, взял за основу

Её свободный бег-полёт.

И, ничего не замечая,

Джон думал: «Как всё воплотить?!

Чтоб к five o’clock с поставкой чая

Мой клипер первым смог прибыть;

Чтоб в чертежах учесть, на деле,

И страстность Нэн, и пышность форм?!»

О, как хотел судовладелец,

Чтоб клипер плавал даже в шторм,

Ведомый ведьмой и фортуной:

«Ветра для Нэн земли милей…

Мой клипер в беге ведьмы юной,

Пройдёт по волнам всех морей!

И, такелажа слыша пенье,

Учтёт все мили звонкий лаг,

Идя навстречу приключеньям,

Над «Катти Сарк» взовьётся флаг!

Фигура Нэн из древесины

Украсит клипера бушприт …».

На месте греческой богини?!

Но страстный Джон почти пиит.

Упрямство свойственно шотландцам,

Не исключеньем был и Джон.

И ведьму-клипер в страстном танце

Признал Туманный Альбион.

ЧАСТЬ 3. БЕГУЩАЯ ПО ВОЛНАМ

Глазел на море люд портовый,

Вкусив всю зыбкость виски «Лэнд»:

«Вон – белогрудый клипер новый,

Корма – как бёдра ведьмы Нэн! »

И начинались разговоры

О гонках лучших клиперов,

Но речи превращались в споры

О гротах, шуме парусов,

И о штормах в ночи безлунной,

Когда корабль взят морем в плен,

И соглашались: «Для Фортуны

Милее нет, чем ведьма Нэн.

Пусть чайный клипер «Фермопилы»

Подобен «Катти», только он

Морского буйства злые силы

Не мог постичь – не посвящён.

Лишь «Катти Сарк» шторма подвластны,

А, может, ведьмы всех морей

Не оставались безучастны

К судьбе любимицы своей,

Нэн бескорыстно помогая?!

Кто знает?!»…И народ гадал…

И, гонку века вспоминая,

Любой о ней бы рассказал:

«Барометр падал неуклонно

От удушающей жары,

А ветер, чуя напряжённость,

Взъерошил парусов вихры,

И лаг звенел, узлы считая,

И в бейдевинд дышал тайфун,

Нэн «Фермопилы» обгоняя,

Считали – их ведёт Нептун,

Но курс держа, бежала «Катти»

По гребням волн не впопыхах,

И сквозь тайфун команды ради,

Преодолев стихии страх,

Живою вышла из сраженья,

Как будто рыцарь на коне,

Имея тяжкое раненье –

Руль оторвало, он – на дне…

Тайфун не знает снисхожденья…

Удар нанёс огромный вал,

Он, клипер подчинив движенью

Гремящих волн, в воде пропал.

И наступило испытанье,

Людским возможностям предел,

Где мастерство, смекалка, знанья

Сплелись, чтоб клипер уцелел.

А он нырял (без управленья)

В громады вод и выходил,

Страшась не Смерти, а забвенья –

Он столько дел не совершил!

А жажду Жизни чем измерить?!

Что в дрейфе клипер сделать мог?!

А волны дрались, словно звери,

За этот лакомый кусок.

Не по зубам! Не тут-то было!

Не положили даже в крен…

Давно пришли в порт «Фермопилы»,

А слава вся досталась Нэн.

Команда справилась с тайфуном –

Руль смастерили моряки,

И Нэн, ведомая Фортуной, –

В порту, стихии вопреки».

Все разговоры – достоверны:

Нэн курс держала в дождь и в зной,

И через все морские тернии

Она летела в порт родной…

На море, много раз рискуя,

Но неподвластная штормам,

Нэн-ведьма, по волнам танцуя,

Неслась к заветным берегам

Свободно… Только ветер вольный

Свой гнев обрушивал как вал

На клипер, ведьмой недовольный,

И паруса срывал и рвал,

Как скверный стих поэта – в клочья,

И выл, немогущий кусать.

А моряки сшивали прочно

И подымали паруса.

В шторм: капитан, команда, «Катти» –

Живой, единый организм,

Где все трудились цели ради,

Забыв про собственную жизнь.

И над командой Дух работы

Летал, как птица альбатрос…

Все брасы, топенанты, шкоты –

Не в тягость, и любой матрос

Стремился к делу приобщиться,

Надеясь отдохнуть в порту.

А ведьма, словно ученица,

Хватала знанья на лету,

Легко командам подчиняясь,

Не только ради озорства.

Нэн-ведьма, гребней волн касаясь,

Прошла всю школу мастерства.

И в полный штиль (на загляденье

Другим судам), держа свой галс

По колдовскому дуновенью,

Нэн словно танцевала вальс…

Она – легенда, без сомненья!

На флоте – век почти! Вот – стаж!

В морских неистовых лишеньях

Она хранила экипаж:

Ни разу не отдав пучине

Ни одного из моряков.

И берегли её мужчины –

Вот чары колдовства без слов!

Прошла Нэн воду и фанфары…

Азарт движенья солью стёрт,

И, став скрипучей ведьмой старой,

Поставлена на отдых в порт….

ЧАСТЬ 4. КОСТЁР

Французский порт. Костёр и Жанна…

Её прощальный тихий вздох…

Она в мужском костюме – странно

Для тех времён и для эпох

Грядущих эта Дева – тайна:

Триумф в сраженьях и какой!

А все победы – неслучайны –

Ей голос слышался благой…

Осуждена…Несовместимы

Доспехи, девушка и меч…

И был вердикт неоспоримый:

«Её в огне как ведьму сжечь!»

Неординарность – вот причина

Злословий, что всегда вредны…

Она сражалась, как мужчина,

За независимость страны…

Через столетия забвенья

Она причислена к святым –

Ушли века на осмысленье

Всей связи высшего с земным.

Через огонь прошла и стала

Легендой – рыцарь Жанна д’Арк …

…«Вот – рыцарь», – Англия сказала,

Построив клипер «Катти Сарк».

Но слово «клипер» изначально

Мужского рода. Только он

Как ни звучит парадоксально:

В честь юной ведьмы наречён.

Пусть Жанне Катти Сарк не пара!

О них мир помнит до сих пор…

В порту английском ад пожара

(Как инквизиции костёр)

Схватил в ночи любимца флота,

Борта и трюмы не щадя…

С ним часть истории народа

Сожгли, как спящее дитя.

Сжечь ведьму? Так не раз бывало…

У Нэн удачу не отнять!

И ведьма Катти Сарк воспряла,

Как птица Феникс, из огня.

13 марта 2008 г.

НАТАЛИЯ БЕЛОСТОЦКАЯ