13 проблем, которые за меня почему-то не решили другие люди

13 причин почему.

Давно хотела посмотреть этот сериал, потому что в последнее время он часто появлялся на глаза. Заинтриговала задумка, понравился трейлер, видела интересные постеры, и даже у мастера маникюра в плейлисте на сеансе оказался саундтрек — в общем, вселенная настоятельно рекомендовала!

Если вы это слушаете, значит уже слишком поздно
Если вы это слушаете, значит уже слишком поздно

Итак, Ханна Бейкер оставила записи на кассетах, в которых она объяснила, почему покончила жизнь самоубийством. Обобщить их все можно одним действительно страшным словосочетанием — угнетение в школе.

Как часто можно услышать, что дети очень жестоки. Все они — и все мы — проверяют на прочность других: насколько крепок тот или иной человек, что может заставить его страдать, что сделает сильнее? Жестокость — это результат обыкновенного любопытства взрослеющих и безбашенных людей, попыток осознать мир и общество вокруг себя.

Но вернемся к Ханне. 13 кассет, на каждой — имя, обладатель которого заставил ее взять бритву и перерезать вены в ванной. Распускатели слухов, неверные и сомнительные друзья, хранение страшных тайн, преследование, насилие — ужасающие подробности жизни старшеклассницы. Но после титров в конце 13 серии я поняла — мне не жалко Ханну Бейкер.

Не сказать, что она как-то пыталась бороться со своими проблемами в школе. Она не хотела быть обычной ученицей, она очень сильно стремилась быть популярной и нравиться другим и потому снова и снова приходила к неправильным людям. Она не говорила ничего своим родителя. Она не делилась своей болью с кем-либо. Она просто сама сделала свой выбор. Но при этом обвинила в нем других людей, многие их которых, как я считаю, совсем не заслужили того, чтобы нести на себе груз этой ответственности.

Самое большое тому доказательство — главный герой, Клэй Дженсен (внимание, здесь начинаются спойлеры!). Тихий, скромный и милый парень, который никогда до этого не общался с девушками слишком близко, влюбляется в хорошенькую и клевую Ханну. Он стеснителен, не знает, как показать свои чувства, боится, что все не взаимно и что клевая Ханна на самом деле не отзывается на его симпатию. Но это не так, наконец-то Ханна понимает, что Клэй — это тот самый особенный парень, которому важна именно она, а не то, что у нее «самая лучшая задница в школе». Вечеринка, их особенные взгляды друг для друга… интимный момент их близости прерывается внезапными воспоминаниями о тех гнусных вещах, которые говорили и делали другие ребята. Ханна отталкивает Клэя, он выполняет ее требование — убирается прочь. И попадает на кассету. Потому что какая-то часть ее хотела, чтобы он остался. Но только вот Клэй не умел читать мысли. Что же, Ханна, разве сама ты не поступаешь жестоко, указывая человеку на «если бы»? Не жестоко ли оставлять за собой это последнее слово? Говорить, что он был особенным и лучшим, а между строк шептать: «Почему ты не сказал, что любишь меня? Ведь тогда я была бы жива».

"Почему ты не сказал мне это, когда я была жива?"
"Почему ты не сказал мне это, когда я была жива?"

Или, например, Зак Демпси. Он проявил к ней доброту после некрасивого поведения своего товарища, но после был отвергнут, потому что Ханна боялась — парень из компании, которая вечно ее задирала, вряд ли мог сделать что-то хорошее. Вполне себе оправданный страх, но все же, придумав что-то сама себе, Ханна разыграла еще одну драму. Он вцепилась в доброту человека, которого не знала сама, который не знал ее, которому, очевидно, было, что скрывать от дружков, чье мнение ему очень важно — он ведь популярный парень из старшей школы. Вместо постепенного налаживания контакта Ханна обрушила на него груз своих проблем. Чего же ты ожидала, Ханна? Ты кричала Заку: «Почему я?», но это ему было бы логичнее удивляться. За свою неготовность брать ответственность за суицидальные наклонности чужого человека, который пару недель назад сам послал тебя к черту, ты оказываешься в списке виновных, Зак Демпси.

Еще одна — Шери Холланд. Девушка сбила знак «Стоп» и не набрала сразу заветный номер 911, из-за чего создалась аварийная ситуация, в которой погиб одноклассник. Испугавшись последствий, она решила скрыть свое преступление. Ханна была с ней в момент аварии, повлекшей трагедию, и просила Шери во всем признаться. Получив отказ, она… ничего не сделала. Ханна Бейкер не нашла в себе силы рассказать правду кому бы то ни было, когда еще была жива. Она не позвонила в полицию, не рассказала родителям, не поделилась даже с Клэем, который вообще-то очень дружил с погибшим Джеффом. Уже на записях она обвинила Шери в преступлении, ужасалась тому, что села в машину, но, будучи свидетельницей (или, может быть, даже соучастницей?) происшествия, она не сделала совершенно ничего, что могло бы пролить свет на ситуацию. Так, может быть, это твоя кассета, Ханна?

Мне говорили, что я буду реветь, особенно на последних сериях, но я едва ли проронила слезинку по Ханне Бейкер. Я плакала только вместе с Клэем, который был раздавлен грузом осознания ошибки, которую он не совершал. Я плакала только вместе с убитыми горем отцом и матерью, чья дочь эгоистично оставила их разбираться в ее проблемах. Я плакала только вместе со школьным психологом, который слушал финал истории Ханны. Он, кстати, тоже не умел читать мысли и не мог помочь девушке, не желавшей делиться подробностями о страшном событии в ее жизни, но стал 13-ой причиной.

От сериала в целом остались довольно странные ощущения. Нельзя сказать, что он мне понравился, но тем не менее я полностью посмотрела первый сезон — мне было интересно. Интересно и ужасно. Осязаемая жестокость пронзила каждый эпизод: со стороны детей, не знавших границ; со стороны родителей, пытавшихся контролировать и притеснять или наоборот забивших на все; со стороны Ханны, выбравшей виновных и совершившей суд своими кассетами. И в какой-то момент даже стало страшно от того, какой вывод могут сделать некоторые зрители: покончи жизнь самоубийством, расскажи перед этим о своей нелегкой доле, и твои обидчики будут наказаны. Я знаю кучу людей, которых гнобили в школе, которых обзывали, о которых пускали грязные слухи, которые были не такими, как «все нормальные». Но не знаю никого, кто не смог бы решить эти проблемы, перетерпеть или оказаться выше подобного дерьма.

У Ханны Бейкер тоже был шанс все исправить. Нам даже показали кадры действительно счастливой и красивой истории, которая могла бы быть. Но, конечно, путь к нормальной жизни был тернист. Многого можно было бы избежать, пересилив себя, перестав думать, что люди вокруг знают, что у тебя в голове и как, по твоему мнению, они должны поступить.

Ханна Бейкер оказалась в ванной с перерезанными венами, так как посчитала, что этот путь слишком сложный.

И это единственная причина, почему.