Маськин дневник. Часть первая. Раннее детство.

31.07.2018

В свое время я написала "Маськин дневник". Про мою кошечку, посты о ней уже есть. Где-то тут правда, где-то немного фантазия.
Были мысли даже его издать, собрав деньги на это методом краудфандинга, но не получилось.
Теперь буду выкладывать здесь частями. По очереди с постами на другие темы.


Как пусто в квартире. Тишина такая. Не с кем поиграть, некому помяукать. А Оксана всё не приходит и не приходит.

Иногда я начинаю думать, что она меня бросила. А иногда — начинаю переживать, что с ней что-то случилось. Иначе почему от нее ни слуху ни духу?

Может, её кто-то обидел? Машиной сшибло? Или собаки набросились?

Ох, просто не знаю, что и думать.

Прям хоть обои рви на нервной почве. Да только не надолго это успокаивает. И даже не радует тот момент, что их можно рвать в своё удовольствие и никто слова не скажет. Не интересно. Да и не до глупостей уже, когда волнуешься за кого-то.

Извините, я от переживаний забыла представиться. Я — кошка Маська. Мне 1.5 года и я от рождения абсолютно слепая. Но сразу скажу - причитать «ой, бедняжечка» ,не надо, так как чувствую себя я прекрасно, главное — чтоб обо мне заботились. Но, по идее, это любой кошке нужно.

И вот с этим у меня сейчас небольшие проблемы, кстати.

Уже больше недели я сижу одна в пустой квартире, и какая-то посторонняя девушка, буду называть её – Она, приходит раз в три дня, чтоб создать мне дальнейшие условия для нормальной жизни. Она насыпает мне еды, наливает воду в несколько мисок(она правда думает, что я пью как верблюд?), и ночует со мной. Гладит, играет. Правда, периодически чихает, сморкается и говорит, что у нее на меня аллергия. Странно, а зачем тогда приходит? И вообще, куда делась Оксана? Я уже к ней привыкать начала.

Ну да ладно, начну по порядку.

Первое, что я помню, когда я родилась, это то, как мама-кошка меня вылизывала. Я понять не могла, нравится мне в этом мире или нет. С одной стороны, тут было намного холоднее, чем в теплом животике у мамы, и было как-то слишком много свободного места, это пугало. А с другой стороны, когда мама тебя вылизывает и поет песенку-мурчалку – это очень приятно. В животике-то она меня вылизывать не могла. Да и молоко было ну ооочень вкусное. Я, когда не спала, только и знала, что ела. По бокам от меня лежали мои братик и сестренки, как потом я насчитала, их было трое, я четвертая. Последняя, самая младшая. И самая слабенькая, как потом выяснилось.

Потихоньку нам становилось скучно у маминого животика, и мы рисковали отползать всё дальше и дальше от мамы. Она не волновалась – все равно мы не могли уползти дальше стен вокруг нашей кроватки. А вот сама мама порой убегала. Она просто перепрыгивала через эти стены. А мы оставались одни. Но это длилось недолго. Мама приходила довольная, облизывалась, и начинала кормить нас. Так что потом мы перестали пугаться её отсутствия.

А потом братики и сестренка начали мне рассказывать какие-то странные вещи. Они начинали потихоньку видеть солнце, которое заглядывало днем к нам в коробку, меня и друг друга. Они говорили, что мы все – беленькие, и мама тоже. А коробка у нас коричневая. А я ничего так и не могла разглядеть, как ни старалась. И иногда плакала от обиды. Мама тоже не могла понять, что со мной, но успокаивала меня, что я все равно любимая и красивая девочка и что все непременно меня полюбят, когда увидят, несмотря на то, что сама я их разглядеть почему то не могу.

Когда мы стали постарше, какая-то неведомая сила иногда вынимала нас ненадолго из коробки. Как я потом поняла, это были Человеки, у которых мы с мамой и жили. Или которые у нас жили, я так и не поняла. Хотя, наверное, всё же мы у них. Так как это они решали, кто и где будет жить.

Но изначально я этого не знала. Сначала, когда нас в первый раз вытащили из гнездышка, мы очень напугались и плакали. А мама взволнованно бегала внизу и мяукала, будто прося Человеков быть с нами поаккуратнее. Голоса этих невидимых мне людей были довольными и добрыми. Они осмотрели нас, почесали пузико братику и положили нас обратно в коробку.

Мама объяснила, что это наши хозяева. Они нас кормят, заботятся о нас. Но потом, наверное, нас отдадут другим Человекам, которые будут нашими постоянными хозяевами. А здесь мы будем жить недолго – пока не подрастем. Это нас очень напугало, мы не хотели ни к каким новым хозяевам. Мама сама расстроилась, когда нам это рассказывала. А потом сказала, что она очень-очень надеется, что в этот раз все будет по-другому, и мы останемся здесь все вместе.