Глубина

17 August 2018
Глубина, она всегда его манила. Своей красотой, загадочностью, тайной. Возможностью почувствовать себя в другом мире, с другими законами. Своей тишиной и непредсказуемостью. С тех пор, как он в юности впервые нырнул с аквалангом — он уже не мог остановиться. Каждое лето выбирался на море, старался поехать на новое место, и весь отпуск нырял, практически всё время проводя под водой. Да, часто он нарушал правила, нырял без страхующего, немного превышал предельную глубину. Но он был осторожен, помнил о безопасности, поэтому не опасался несчастных случаев. Иногда, в мечтах, он представлял себя русалом, вольно плывущим по самым глубоким местам океана, исследующим самые таинственные затонувшие корабли и гроты. Играющим с дельфинами в догонялки, складывающим стопками золотые дублоны из сундуков, составляющим мозаику из драгоценных камней. И возвращающимся домой, в Атлантиду.
Ласты — не совсем точная замена хвосту, да и акваланг за спиной порой мешает, хотя за столько лет уже привык к нему, как к родному. Но как же хочется отбросить все эти ограничения и пуститься в вольное плавание. Вот и в то утро он вышел в море до рассвета. Доплыл на лодке до приметной скалы, в которой ещё вчера заметил парочку интересных гротов, привычно повздыхав над несовершенством человеческой природы нацепил акваланг, привязал страховочный трос и ушёл под воду.
Он погружался всё глубже, рассматривая рыб, проплывающих мимо, осьминога, пытающегося от него удрать, краба, прячущегося под камнем, валуны, покрытые водорослями, и в голове его текли мысли. О чём вы думаете, что знаете, что скрываете от меня? Может краб под камнем, в своём убежище, хранит ключ от сундука. Или осьминог спешит к Посейдону доложить о чужаке на их территории. А может эти валуны — остатки стен некогда великой Атлантиды. Так он и уходил на глубину, погружённый в свои мысли и мечты.
Внезапно его внимание привлёк свет, исходящий из одной пещеры. Свет был ярким, золотистого оттенка. Такого не могло быть на глубине. Он решительно направился в ту сторону. Выплыв из-за очередного валуна он замер от неожиданности. Впереди возвышались огромные ворота, створки были металлическими, полностью покрытые чеканкой. По бокам стояли величественные каменные столбы, покрытые резьбой. На каждом столбе находился шар, от них и шёл этот яркий свет. Нетерпеливо загребая ластами, он, на всей возможной скорости, поплыл к воротам, предвкушая величайшую из находок, о которой только может мечтать дайвер, но ворота были далеко, хотя сначала пещера не казалась глубокой. Он плыл и плыл. А золотистый свет продолжал его манить к себе.
- Ну, что тут у нас?
- Береговая охрана обнаружила лодку в десяти милях от берега. В лодке никого не было, только страховочный трос уходил в воду. Затянув трос — вытащили его, судя по длине — он был на глубине почти 100 метров, опьянение закисью азота, потеря сознания. Мужчина, 27 лет, приехал на остров две недели назад, арендовал домик и лодку. По словам сторожа вышел в море ещё до рассвета.
- Понятно, ещё один Атлантиду нашёл.
Глубина, она всегда его манила. Своей красотой, загадочностью, тайной. Возможностью почувствовать себя в другом мире, с другими законами. Своей тишиной и непредсказуемостью. С тех пор, как он в юности впервые нырнул с аквалангом — он уже не мог остановиться. Каждое лето выбирался на море, старался поехать на новое место, и весь отпуск нырял, практически всё время проводя под водой. Да, часто он нарушал правила, нырял без страхующего, немного превышал предельную глубину. Но он был осторожен, помнил о безопасности, поэтому не опасался несчастных случаев. Иногда, в мечтах, он представлял себя русалом, вольно плывущим по самым глубоким местам океана, исследующим самые таинственные затонувшие корабли и гроты. Играющим с дельфинами в догонялки, складывающим стопками золотые дублоны из сундуков, составляющим мозаику из драгоценных камней. И возвращающимся домой, в Атлантиду.
Ласты — не совсем точная замена хвосту, да и акваланг за спиной порой мешает, хотя за столько лет уже привык к нему, как к родному. Но как же хочется отбросить все эти ограничения и пуститься в вольное плавание. Вот и в то утро он вышел в море до рассвета. Доплыл на лодке до приметной скалы, в которой ещё вчера заметил парочку интересных гротов, привычно повздыхав над несовершенством человеческой природы нацепил акваланг, привязал страховочный трос и ушёл под воду.
Он погружался всё глубже, рассматривая рыб, проплывающих мимо, осьминога, пытающегося от него удрать, краба, прячущегося под камнем, валуны, покрытые водорослями, и в голове его текли мысли. О чём вы думаете, что знаете, что скрываете от меня? Может краб под камнем, в своём убежище, хранит ключ от сундука. Или осьминог спешит к Посейдону доложить о чужаке на их территории. А может эти валуны — остатки стен некогда великой Атлантиды. Так он и уходил на глубину, погружённый в свои мысли и мечты.
Внезапно его внимание привлёк свет, исходящий из одной пещеры. Свет был ярким, золотистого оттенка. Такого не могло быть на глубине. Он решительно направился в ту сторону. Выплыв из-за очередного валуна он замер от неожиданности. Впереди возвышались огромные ворота, створки были металлическими, полностью покрытые чеканкой. По бокам стояли величественные каменные столбы, покрытые резьбой. На каждом столбе находился шар, от них и шёл этот яркий свет. Нетерпеливо загребая ластами, он, на всей возможной скорости, поплыл к воротам, предвкушая величайшую из находок, о которой только может мечтать дайвер, но ворота были далеко, хотя сначала пещера не казалась глубокой. Он плыл и плыл. А золотистый свет продолжал его манить к себе.
- Ну, что тут у нас?
- Береговая охрана обнаружила лодку в десяти милях от берега. В лодке никого не было, только страховочный трос уходил в воду. Затянув трос — вытащили его, судя по длине — он был на глубине почти 100 метров, опьянение закисью азота, потеря сознания. Мужчина, 27 лет, приехал на остров две недели назад, арендовал домик и лодку. По словам сторожа вышел в море ещё до рассвета.
- Понятно, ещё один Атлантиду нашёл.