Подпаски

Деревенька наша примечательная, пять домов, три огорода, расположена в двух днях пути от столицы, а величается: Приграничный форт «Междулесье». Ага, именно так, королевским указом и величаемся. А всё потому, что стоит наша деревенька между двух лесов. Слева — обычный, хочешь грибы собирай, хочешь дрова руби, а хочешь совсем не ходи. Зато справа — лес чёрный, колдовской. Казалось бы, что такого, ну обойди деревеньку и зайди в лес, ан нет, только из нашей деревеньки в него попасть можно, по тропке, что мимо старостиного амбара идёт. В любом другом месте в лес войдёшь — и ничего, лес как лес, грибы-ягоды, да живность всякая бегает. А ежели из нашей деревушки — пиши пропало.

Вот и прут через нашу деревеньку рыцари всякие, герои великие и не очень, да охотники славные, что зверья всякого понабили, теперь диковину им подавай. Ну, мы чин по чину оформляем, как то королевским указом велено, кому сообщить, завещание оформить, ну и так, по мелочи. Потому как из того леса ещё никто не возвращался. Что там водится да кто живёт — никто не знает, потому как рассказать-то некому. Только изредка лошадка рыцарская возвернётся, на последнем издыхании до леса доползёт, да и падает. Таких сразу на колбасу отправляем, потому как не жильцы они.

Спросите почему жителей так мало? Да потому, что не приживаются. Наши-то пять семей с покон веку тут живут, невест со стороны берём, в каждой семье по одному ребёнку рождается, обязательно мальчику. Так и живём, друг на друга смотрим, да людей в лес провожаем. А они, бывает, отрядами наезжают, Оружные все, латы блестят, кони горделиво вышагивают, флаги развеваются, на нас покрикивать пытаются. Видали мы таких, крикунов. Мне уж четыре десятка лет, я таких отрядов сопроводил — ты столько и не видел.

Записываю в амбарную книгу сколько народу, кто, откуда, сколько лошадей и прочее, потому как учёт всему должон быть. Как король повелел — всё и записываю, после у старшого поинтересовался будет ли кто завещание писать. Он смеётся, дескать я ещё тебя переживу. Ну, смейся, на опушке-то можно. Посмотрим кто из нас после смеяться будет.

На рассвете, оставив излишки вещей на сохранение, ага, будто будет кому возвращать, отряд двинулся в лес, по одному прошли мимо амбара, ведя коней в поводу, а дальше вскочили на них, и понеслись, проводил я их взглядом, да пошёл завтракать. Мне-то что, моё дело маленькое, учёт вести.

Подождав пару дней, для приличия, приехал ко мне королевский учётчик, справился об отряде, проверил книги, сгрузил вещи, что в амбаре лежали, выдал нам жалование да и был таков. А мы, впятером, сели за стол, пообедать, да пивка попить. Тема для разговора у нас не меняется, всё мы в толк взять не можем, чем им там намазано, что они в лес толпами прут. Вроде и о сокровищах никто не рассказывает, и иных каких прелестей не ожидается, а подиж ты. Не иссякает ручеёк героев-рыцарей, что в чёрный лес стремятся. Мы уж и учётчика спрашивали — не знает, самих находников опрашивали — не говорят. А самим нам в лес дорога заказана, не можем мы в него войти. Проводить — запросто, а сами никак. Многие из наших отцов-дедов пытались, да всё одно в деревню возвращаемся. Да и в другие места — только на три дня можем уехать. Замешкаешься — на следующем повороте — в деревню выйдешь, а телега, случись она с тобой, там и осталась, где до этого был, ищи её потом.

Вот так и сидели мы, попивая пиво когда раздался стук. Да не в ворота, как обычно, а в калиточку за амбаром. От неожиданности у нас аж пиво носом пошло. Что за невидаль, кто вернулся? Осторожно, вдоль стеночки, похватав поленья мы пошли глянуть на это чудо несусветное. За калиточкой стоял молодой парень. Обычный парень, в штанах и рубахе, светлые вихры торчали в разные стороны. Стоял и спокойно нас разглядывал, будто не из чёрного леса пришёл, а так, мимо, по дороге проходил. Подождал, пока мы ближе подойдём, поздоровался вежливо и начал речь вести чудную. Благодарности нам говорить за что-то, труд наш тяжёлый хвалить. А мы стоим, как поленом, тем самым, что в руках зажали, по голове стукнутые, и понять ничего не можем.

- Постой, - говорю я, староста же, положено говорить, - кто ты такой, и чего от нас хочешь?

- Я-то, драконий смотритель.

- Чей смотритель?

- Драконий.

- Это каких-таких драконов ты смотришь?

- Да вон, глянь, взлетают, - и рукой в сторону леса махнул.

Глянули мы, да обомлели, над лесом кружило десятка полтора драконов, разноцветные все, здоровенные, каждый с нашу деревушку, летают кругами, пламя выдыхают друг на дружку, будто детишки в салки играют. А паренёк тем временем продолжает.

- Ну вот, этих-то мы на рыцарей натаскали, теперь замену везти надо, только это не скоро будет, лет через 10 не раньше. Мир-то у вас замечательный, рыцарей много, есть где драконам разгуляться. А вы, пока суть да дело, можете попутешествовать, мир посмотреть. Потом-то опять сюда вернётесь, не зря же вас драконьими подпасками поставили.

Подмигнул нам, развернулся к лесу и пошёл, посвистывая. А мы, разявив рты смотрели, то ему вслед, то на драконов.